Саша Иванов, Waves: российский законопроект о криптовалютах нуждается в значительной доработке. Саша иванов криптовалюта


Саша Иванов, Waves: российский законопроект о криптовалютах нуждается в значительной доработке

В рамках выполнения поручения президента Россия как никогда близка к регулированию криптовалют. В настоящее время существуют три документа, направленные на законодательное регулирование оборота криптовалют и токенов, — собственно проект федерального закона «О регулировании цифровых активов», проект закона «О краудфандинге» и «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации». Специально для ForkLog председатель группы по оказанию юридических услуг технологическим проектам в Deloitte Артем Толкачев и основатель Waves Александр Иванов попытались разобраться в сути предлагаемого подхода и возможных последствиях принятия законопроектов в нынешнем виде.

Сразу следует отметить, что законопроекты достаточно сырые, и многие моменты, например, юридическая валидность записей в распределенном реестре, природа документов, определяющих работу блокчейн-систем, соотношение ICO с традиционными механизмами привлечения финансирования, никак не детализируются.

Очевидно, авторы документов преследуют цель прописать хоть какое-то регулирование, оставив детализацию на будущее. Явно подразумевается, что финансовый регулятор будет определять конкретные правила работы в виде неких дополнительных нормативных актов.

Стоит отметить, что эти законопроекты довольно сильно отличаются от имеющейся международной практики в области регулирования криптовалют. Попытаемся проанализировать, насколько хорошо это или плохо.

  • Оборот цифровых токенов производится только через лицензированных профессиональных участников рынка ценных бумаг. Отдельное регулирование криптобирж не предусматривается. Фактически подразумевается, что токены и криптовалюты должны обращаться на ММВБ.
  • «Признанные» законом криптовалюты должны иметь опубликованный регламент и список нод. Регламент публикации этой информации законом никак не определен.
  • Закон о краудфандинге помимо того, что пересекается с законом о криптовалютах, накладывается на все традиционное законодательство о ценных бумагах, фактически создавая параллельный механизм привлечения финансирования.

Есть и другие технические моменты (определение токена, рассмотрение токенов только в контексте ICO и прочее), но давайте остановимся на вышеперечисленном.

Оборот криптовалют на традиционных биржевых площадках в мировой практике отсутствует как таковой. Криптовалюты открыли мир трейдинга для десятков тысяч людей, но это произошло на платформах, возникших из потребностей зарождающегося мира криптовалют, который был просто неинтересен существующим площадкам в силу своего малого объема и непонятного регулирования.

Интерес традиционных бирж понятен и приятен, но все же стоит подчеркнуть, что вся структура их деятельности во многом ортогональна идеологии, которую несет блокчейн. Имплементация торговли криптоактивами на традиционных биржевых площадках бесспорно возможна, но сопряжена с серьезными инфраструктурными трудностями. Значительно проще будет реализовать это в рамках специальных платформ, сфокусированных на криптовалютах.

Разделение криптовалютных и традиционных бирж на данном этапе развития неизбежно. Однако в прекрасном новом мире, в котором мы рано или поздно окажемся, они будут представлять собой одно целое, но дорога в это будущее лежит через конвергенцию традиционных и криптобирж, а не через попытки обойтись без криптобирж как таковых.

Кроме того, документы, которые мы обсуждаем, пытаются не отставать от жизни, упоминая такие инструменты как смарт-контракты, но при этом не упоминая такие сущности как децентрализованные биржи, которые уже вполне себе работают и роль которых будет только расти.

Значительно более важным по сравнению с тем, где торгуются криптоактивы, представляется, кто контролирует точки входа и выхода из фиатного мира в мир токенов. Это бесспорно могут быть биржи, но также могут быть и банки, платежные системы, НКО, либо эта деятельность может регулироваться отдельно.

К сожалению, картина которая возникнет, если закон будет принят в существующем виде, примерно следующая — чтобы торговать криптовалютами, необходимо открыть счет на ММВБ, торговля будет происходить очень ограниченным кругом инструментов и, вероятно, будет доступна только квалифицированным инвесторам. Кроме того, этот процесс будет осуществляться через технические инструменты, чуждые сложившейся практике торговли криптовалютами.

Рискну предположить, что даже если торговля начнется в вышеописанном виде, долго это не продлится, и возникнут специально аккредитованные площадки, которые будут работать наряду с децентрализованными биржами и лицензированными обменниками криптовалют, не предоставляющими возможности трейдинга, а осуществляющими лишь конвертацию валют.

Другой важный вопрос, который возникает здесь, это, собственно говоря, какие криптовалюты будут доступны для покупки и торговли, а также на каких платформах предполагается эмиссия токенов краудфандинговыми кампаниями. Текущая версия законодательства не детализирует регулирование конкретных допущенных к торгам криптовалют, ссылка на обязанность опубликования инвестиционного меморандума наводит на мысли о whitepaper, но нет уверенности в том, что имеется в виду именно это.

Наверное, не имеет смысла пытаться регулировать вообще все доступные криптоактивы, например, то, что обычно называется криптовалютами следует воспринимать как децентрализованную сущность, не обладающую одним эмитентом или ответственным юридическим лицом, и регулировать майнинг этих криптовалют, допуская их существование по умолчанию.

Другое дело платформенные блокчейны — платформы, на которых возможно выпустить свой токен. Вес таких решений и их значение будет только увеличиваться (особенно, если мы пойдем по пути обозначенном в законе о краудфандинге). Лицензирование таких систем вполне возможно, так как они в большинстве случаев имеют понятную команду разработчиков, поддерживающих систему юридических лиц, и зачастую понятные бизнес-практики токенизации.

При этом эмиссия конкретных токенов на блокчейне платформенных систем может регулироваться правилами самой системы, тем самым снимая с регулятора необходимость мониторить выпуск каждого конкретного токена. Вместо этого происходит аккредитация платформ, на которых в дальнейшем идет активность по эмиссии токенов (в духе подхода, предложенного Минкомсвязи). Лицензироваться может как техническая составляющая (криптография, безопасность), так и процедуры KYC/AML. При всей децентрализации блокчейн-экономики, если государство рассматривает возможность выпускать лицензированные финансовые инструменты на блокчейне, то сами блокчейны должны обладать некими стандартами качества, более того, на данном этапе это должны быть, скорее, закрытые блокчейны, так как открытые блокчейны пока не могут предоставить всех необходимых гарантий безопасности.

Если мы почитаем законопроект о краудфандинге, то поймем, что фактически создается экосистема, полностью меняющая механизмы привлечения средств для бизнеса, и по сути являющаяся альтернативной сложившейся. При наличии одного мегарегулятора, которым является в России центробанк, такой сценарий, при всей его фантастичности и несоответствии международному опыту, возможен.

Поскольку историю с IPO в России нельзя назвать success story, это может быть очень интересно, но хотелось бы знать, что регулятор точно отдает себе отчет в том, что это идет вразрез со всеми существующими практиками регулирования за рубежом, с их четким разделением equity и utility tokens и регулированием выпуска equity tokens соответствующими ведомствами. Это бесспорно будет революция, но до настоящего момента наш мегарегулятор старался всячески избегать революций.

Хочу еще немного привлечь внимание к частой проблеме, которая возникает при первом взаимодействии с блокчейн-технологиями. По сути в них нет ничего сложного, и при достаточном погружении все становится понятно и прозрачно. Но, поскольку мы имеем дело с качественно новой парадигмой, не имеющей непосредственных аналогов, зачастую авторы предложений по регулированию ориентируются на некие ключевые слова, такие как майнинг, смарт-контракты, плохо понимая их смысловую составляющую.

Вместо регулирования базовых сущностей (токены, записи в децентрализованный реестр, криптовалюты…) идет оперирование понятиями не до конца понятными авторам, и кроме того, сами понятия меняются настолько быстро, что, к примеру, любые попытки регулирования майнинга могут крайне быстро устаревать, так как сам proof-of-work майнинг является промежуточной технологией, а не каким-то Граалем, который останется с нами навсегда.

Хочется отметить, что текущая версия регулирования далеко не безнадежна и содержит здравое зерно. При определенной доработке она может стать базисом новой экономики, так нужной России и странам СНГ. Главное — не задавить тот взрывной потенциал, который содержат блокчейн-технологии, и ставить целью систематизацию и адаптацию, а не запрет.

chaining.ru

Саша Иванов, Waves: российский законопроект о криптовалютах нуждается в значительной доработке

В рамках выполнения поручения президента Россия как никогда близка к регулированию криптовалют. В настоящее время существуют три документа, направленные на законодательное регулирование оборота криптовалют и токенов, — собственно проект федерального закона «О регулировании цифровых активов», проект закона «О краудфандинге» и «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации». Специально для ForkLog председатель группы по оказанию юридических услуг технологическим проектам в Deloitte Артем Толкачев и основатель Waves Александр Иванов попытались разобраться в сути предлагаемого подхода и возможных последствиях принятия законопроектов в нынешнем виде.

Сразу следует отметить, что законопроекты достаточно сырые, и многие моменты, например, юридическая валидность записей в распределенном реестре, природа документов, определяющих работу блокчейн-систем, соотношение ICO с традиционными механизмами привлечения финансирования, никак не детализируются.

Очевидно, авторы документов преследуют цель прописать хоть какое-то регулирование, оставив детализацию на будущее. Явно подразумевается, что финансовый регулятор будет определять конкретные правила работы в виде неких дополнительных нормативных актов.

Стоит отметить, что эти законопроекты довольно сильно отличаются от имеющейся международной практики в области регулирования криптовалют. Попытаемся проанализировать, насколько хорошо это или плохо.

  • Оборот цифровых токенов производится только через лицензированных профессиональных участников рынка ценных бумаг. Отдельное регулирование криптобирж не предусматривается. Фактически подразумевается, что токены и криптовалюты должны обращаться на ММВБ.
  • «Признанные» законом криптовалюты должны иметь опубликованный регламент и список нод. Регламент публикации этой информации законом никак не определен.
  • Закон о краудфандинге помимо того, что пересекается с законом о криптовалютах, накладывается на все традиционное законодательство о ценных бумагах, фактически создавая параллельный механизм привлечения финансирования.

Есть и другие технические моменты (определение токена, рассмотрение токенов только в контексте ICO и прочее), но давайте остановимся на вышеперечисленном.

Оборот криптовалют на традиционных биржевых площадках в мировой практике отсутствует как таковой. Криптовалюты открыли мир трейдинга для десятков тысяч людей, но это произошло на платформах, возникших из потребностей зарождающегося мира криптовалют, который был просто неинтересен существующим площадкам в силу своего малого объема и непонятного регулирования.

Интерес традиционных бирж понятен и приятен, но все же стоит подчеркнуть, что вся структура их деятельности во многом ортогональна идеологии, которую несет блокчейн. Имплементация торговли криптоактивами на традиционных биржевых площадках бесспорно возможна, но сопряжена с серьезными инфраструктурными трудностями. Значительно проще будет реализовать это в рамках специальных платформ, сфокусированных на криптовалютах.

Разделение криптовалютных и традиционных бирж на данном этапе развития неизбежно. Однако в прекрасном новом мире, в котором мы рано или поздно окажемся, они будут представлять собой одно целое, но дорога в это будущее лежит через конвергенцию традиционных и криптобирж, а не через попытки обойтись без криптобирж как таковых.

Кроме того, документы, которые мы обсуждаем, пытаются не отставать от жизни, упоминая такие инструменты как смарт-контракты, но при этом не упоминая такие сущности как децентрализованные биржи, которые уже вполне себе работают и роль которых будет только расти.

Значительно более важным по сравнению с тем, где торгуются криптоактивы, представляется, кто контролирует точки входа и выхода из фиатного мира в мир токенов. Это бесспорно могут быть биржи, но также могут быть и банки, платежные системы, НКО, либо эта деятельность может регулироваться отдельно.

К сожалению, картина которая возникнет, если закон будет принят в существующем виде, примерно следующая — чтобы торговать криптовалютами, необходимо открыть счет на ММВБ, торговля будет происходить очень ограниченным кругом инструментов и, вероятно, будет доступна только квалифицированным инвесторам. Кроме того, этот процесс будет осуществляться через технические инструменты, чуждые сложившейся практике торговли криптовалютами.

Рискну предположить, что даже если торговля начнется в вышеописанном виде, долго это не продлится, и возникнут специально аккредитованные площадки, которые будут работать наряду с децентрализованными биржами и лицензированными обменниками криптовалют, не предоставляющими возможности трейдинга, а осуществляющими лишь конвертацию валют.

Другой важный вопрос, который возникает здесь, это, собственно говоря, какие криптовалюты будут доступны для покупки и торговли, а также на каких платформах предполагается эмиссия токенов краудфандинговыми кампаниями. Текущая версия законодательства не детализирует регулирование конкретных допущенных к торгам криптовалют, ссылка на обязанность опубликования инвестиционного меморандума наводит на мысли о whitepaper, но нет уверенности в том, что имеется в виду именно это.

Наверное, не имеет смысла пытаться регулировать вообще все доступные криптоактивы, например, то, что обычно называется криптовалютами следует воспринимать как децентрализованную сущность, не обладающую одним эмитентом или ответственным юридическим лицом, и регулировать майнинг этих криптовалют, допуская их существование по умолчанию.

Другое дело платформенные блокчейны — платформы, на которых возможно выпустить свой токен. Вес таких решений и их значение будет только увеличиваться (особенно, если мы пойдем по пути обозначенном в законе о краудфандинге). Лицензирование таких систем вполне возможно, так как они в большинстве случаев имеют понятную команду разработчиков, поддерживающих систему юридических лиц, и зачастую понятные бизнес-практики токенизации.

При этом эмиссия конкретных токенов на блокчейне платформенных систем может регулироваться правилами самой системы, тем самым снимая с регулятора необходимость мониторить выпуск каждого конкретного токена. Вместо этого происходит аккредитация платформ, на которых в дальнейшем идет активность по эмиссии токенов (в духе подхода, предложенного Минкомсвязи). Лицензироваться может как техническая составляющая (криптография, безопасность), так и процедуры KYC/AML. При всей децентрализации блокчейн-экономики, если государство рассматривает возможность выпускать лицензированные финансовые инструменты на блокчейне, то сами блокчейны должны обладать некими стандартами качества, более того, на данном этапе это должны быть, скорее, закрытые блокчейны, так как открытые блокчейны пока не могут предоставить всех необходимых гарантий безопасности.

Если мы почитаем законопроект о краудфандинге, то поймем, что фактически создается экосистема, полностью меняющая механизмы привлечения средств для бизнеса, и по сути являющаяся альтернативной сложившейся. При наличии одного мегарегулятора, которым является в России центробанк, такой сценарий, при всей его фантастичности и несоответствии международному опыту, возможен.

Поскольку историю с IPO в России нельзя назвать success story, это может быть очень интересно, но хотелось бы знать, что регулятор точно отдает себе отчет в том, что это идет вразрез со всеми существующими практиками регулирования за рубежом, с их четким разделением equity и utility tokens и регулированием выпуска equity tokens соответствующими ведомствами. Это бесспорно будет революция, но до настоящего момента наш мегарегулятор старался всячески избегать революций.

Хочу еще немного привлечь внимание к частой проблеме, которая возникает при первом взаимодействии с блокчейн-технологиями. По сути в них нет ничего сложного, и при достаточном погружении все становится понятно и прозрачно. Но, поскольку мы имеем дело с качественно новой парадигмой, не имеющей непосредственных аналогов, зачастую авторы предложений по регулированию ориентируются на некие ключевые слова, такие как майнинг, смарт-контракты, плохо понимая их смысловую составляющую.

Вместо регулирования базовых сущностей (токены, записи в децентрализованный реестр, криптовалюты…) идет оперирование понятиями не до конца понятными авторам, и кроме того, сами понятия меняются настолько быстро, что, к примеру, любые попытки регулирования майнинга могут крайне быстро устаревать, так как сам proof-of-work майнинг является промежуточной технологией, а не каким-то Граалем, который останется с нами навсегда.

Хочется отметить, что текущая версия регулирования далеко не безнадежна и содержит здравое зерно. При определенной доработке она может стать базисом новой экономики, так нужной России и странам СНГ. Главное — не задавить тот взрывной потенциал, который содержат блокчейн-технологии, и ставить целью систематизацию и адаптацию, а не запрет.

Подписывайтесь на новости Forklog в Facebook!

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

forklog.com

российский законопроект о криптовалютах нуждается в значительной доработке

В рамках выполнения поручения президента Россия как никогда близка к регулированию криптовалют. В настоящее время существуют три документа, направленные на законодательное регулирование оборота криптовалют и токенов, — собственно проект федерального закона «О регулировании цифровых активов», проект закона «О краудфандинге» и «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации». Специально для ForkLog председатель группы по оказанию юридических услуг технологическим проектам в Deloitte Артем Толкачев и основатель Waves Александр Иванов попытались разобраться в сути предлагаемого подхода и возможных последствиях принятия законопроектов в нынешнем виде.

Сразу следует отметить, что законопроекты достаточно сырые, и многие моменты, например, юридическая валидность записей в распределенном реестре, природа документов, определяющих работу блокчейн-систем, соотношение ICO с традиционными механизмами привлечения финансирования, никак не детализируются.

Очевидно, авторы документов преследуют цель прописать хоть какое-то регулирование, оставив детализацию на будущее. Явно подразумевается, что финансовый регулятор будет определять конкретные правила работы в виде неких дополнительных нормативных актов.

Стоит отметить, что эти законопроекты довольно сильно отличаются от имеющейся международной практики в области регулирования криптовалют. Попытаемся проанализировать, насколько хорошо это или плохо.

  • Оборот цифровых токенов производится только через лицензированных профессиональных участников рынка ценных бумаг. Отдельное регулирование криптобирж не предусматривается. Фактически подразумевается, что токены и криптовалюты должны обращаться на ММВБ.
  • «Признанные» законом криптовалюты должны иметь опубликованный регламент и список нод. Регламент публикации этой информации законом никак не определен.
  • Закон о краудфандинге помимо того, что пересекается с законом о криптовалютах, накладывается на все традиционное законодательство о ценных бумагах, фактически создавая параллельный механизм привлечения финансирования.

Есть и другие технические моменты (определение токена, рассмотрение токенов только в контексте ICO и прочее), но давайте остановимся на вышеперечисленном.

Оборот криптовалют на традиционных биржевых площадках в мировой практике отсутствует как таковой. Криптовалюты открыли мир трейдинга для десятков тысяч людей, но это произошло на платформах, возникших из потребностей зарождающегося мира криптовалют, который был просто неинтересен существующим площадкам в силу своего малого объема и непонятного регулирования.

Интерес традиционных бирж понятен и приятен, но все же стоит подчеркнуть, что вся структура их деятельности во многом ортогональна идеологии, которую несет блокчейн. Имплементация торговли криптоактивами на традиционных биржевых площадках бесспорно возможна, но сопряжена с серьезными инфраструктурными трудностями. Значительно проще будет реализовать это в рамках специальных платформ, сфокусированных на криптовалютах.

Разделение криптовалютных и традиционных бирж на данном этапе развития неизбежно. Однако в прекрасном новом мире, в котором мы рано или поздно окажемся, они будут представлять собой одно целое, но дорога в это будущее лежит через конвергенцию традиционных и криптобирж, а не через попытки обойтись без криптобирж как таковых.

Кроме того, документы, которые мы обсуждаем, пытаются не отставать от жизни, упоминая такие инструменты как смарт-контракты, но при этом не упоминая такие сущности как децентрализованные биржи, которые уже вполне себе работают и роль которых будет только расти.

Значительно более важным по сравнению с тем, где торгуются криптоактивы, представляется, кто контролирует точки входа и выхода из фиатного мира в мир токенов. Это бесспорно могут быть биржи, но также могут быть и банки, платежные системы, НКО, либо эта деятельность может регулироваться отдельно.

К сожалению, картина которая возникнет, если закон будет принят в существующем виде, примерно следующая — чтобы торговать криптовалютами, необходимо открыть счет на ММВБ, торговля будет происходить очень ограниченным кругом инструментов и, вероятно, будет доступна только квалифицированным инвесторам. Кроме того, этот процесс будет осуществляться через технические инструменты, чуждые сложившейся практике торговли криптовалютами.

Рискну предположить, что даже если торговля начнется в вышеописанном виде, долго это не продлится, и возникнут специально аккредитованные площадки, которые будут работать наряду с децентрализованными биржами и лицензированными обменниками криптовалют, не предоставляющими возможности трейдинга, а осуществляющими лишь конвертацию валют.

Другой важный вопрос, который возникает здесь, это, собственно говоря, какие криптовалюты будут доступны для покупки и торговли, а также на каких платформах предполагается эмиссия токенов краудфандинговыми кампаниями. Текущая версия законодательства не детализирует регулирование конкретных допущенных к торгам криптовалют, ссылка на обязанность опубликования инвестиционного меморандума наводит на мысли о whitepaper, но нет уверенности в том, что имеется в виду именно это.

Наверное, не имеет смысла пытаться регулировать вообще все доступные криптоактивы, например, то, что обычно называется криптовалютами следует воспринимать как децентрализованную сущность, не обладающую одним эмитентом или ответственным юридическим лицом, и регулировать майнинг этих криптовалют, допуская их существование по умолчанию.

Другое дело платформенные блокчейны — платформы, на которых возможно выпустить свой токен. Вес таких решений и их значение будет только увеличиваться (особенно, если мы пойдем по пути обозначенном в законе о краудфандинге). Лицензирование таких систем вполне возможно, так как они в большинстве случаев имеют понятную команду разработчиков, поддерживающих систему юридических лиц, и зачастую понятные бизнес-практики токенизации.

При этом эмиссия конкретных токенов на блокчейне платформенных систем может регулироваться правилами самой системы, тем самым снимая с регулятора необходимость мониторить выпуск каждого конкретного токена. Вместо этого происходит аккредитация платформ, на которых в дальнейшем идет активность по эмиссии токенов (в духе подхода, предложенного Минкомсвязи). Лицензироваться может как техническая составляющая (криптография, безопасность), так и процедуры KYC/AML. При всей децентрализации блокчейн-экономики, если государство рассматривает возможность выпускать лицензированные финансовые инструменты на блокчейне, то сами блокчейны должны обладать некими стандартами качества, более того, на данном этапе это должны быть, скорее, закрытые блокчейны, так как открытые блокчейны пока не могут предоставить всех необходимых гарантий безопасности.

Если мы почитаем законопроект о краудфандинге, то поймем, что фактически создается экосистема, полностью меняющая механизмы привлечения средств для бизнеса, и по сути являющаяся альтернативной сложившейся. При наличии одного мегарегулятора, которым является в России центробанк, такой сценарий, при всей его фантастичности и несоответствии международному опыту, возможен.

Поскольку историю с IPO в России нельзя назвать success story, это может быть очень интересно, но хотелось бы знать, что регулятор точно отдает себе отчет в том, что это идет вразрез со всеми существующими практиками регулирования за рубежом, с их четким разделением equity и utility tokens и регулированием выпуска equity tokens соответствующими ведомствами. Это бесспорно будет революция, но до настоящего момента наш мегарегулятор старался всячески избегать революций.

Хочу еще немного привлечь внимание к частой проблеме, которая возникает при первом взаимодействии с блокчейн-технологиями. По сути в них нет ничего сложного, и при достаточном погружении все становится понятно и прозрачно. Но, поскольку мы имеем дело с качественно новой парадигмой, не имеющей непосредственных аналогов, зачастую авторы предложений по регулированию ориентируются на некие ключевые слова, такие как майнинг, смарт-контракты, плохо понимая их смысловую составляющую.

Вместо регулирования базовых сущностей (токены, записи в децентрализованный реестр, криптовалюты…) идет оперирование понятиями не до конца понятными авторам, и кроме того, сами понятия меняются настолько быстро, что, к примеру, любые попытки регулирования майнинга могут крайне быстро устаревать, так как сам proof-of-work майнинг является промежуточной технологией, а не каким-то Граалем, который останется с нами навсегда.

Хочется отметить, что текущая версия регулирования далеко не безнадежна и содержит здравое зерно. При определенной доработке она может стать базисом новой экономики, так нужной России и странам СНГ. Главное — не задавить тот взрывной потенциал, который содержат блокчейн-технологии, и ставить целью систематизацию и адаптацию, а не запрет.

Источник

pro-blockchain.com

Саша Иванов, Waves: российский законопроект о криптовалютах нуждается в значительной доработке

В рамках выполнения поручения президента Россия как никогда близка к регулированию криптовалют. В настоящее время существуют три документа, направленные на законодательное регулирование оборота криптовалют и токенов, — собственно проект федерального закона «О регулировании цифровых активов», проект закона «О краудфандинге» и «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации». Специально для ForkLog председатель группы по оказанию юридических услуг технологическим проектам в Deloitte Артем Толкачев и основатель Waves Александр Иванов попытались разобраться в сути предлагаемого подхода и возможных последствиях принятия законопроектов в нынешнем виде.

Сразу следует отметить, что законопроекты достаточно сырые, и многие моменты, например, юридическая валидность записей в распределенном реестре, природа документов, определяющих работу блокчейн-систем, соотношение ICO с традиционными механизмами привлечения финансирования, никак не детализируются.

Очевидно, авторы документов преследуют цель прописать хоть какое-то регулирование, оставив детализацию на будущее. Явно подразумевается, что финансовый регулятор будет определять конкретные правила работы в виде неких дополнительных нормативных актов.

Стоит отметить, что эти законопроекты довольно сильно отличаются от имеющейся международной практики в области регулирования криптовалют. Попытаемся проанализировать, насколько хорошо это или плохо.

  • Оборот цифровых токенов производится только через лицензированных профессиональных участников рынка ценных бумаг. Отдельное регулирование криптобирж не предусматривается. Фактически подразумевается, что токены и криптовалюты должны обращаться на ММВБ.
  • «Признанные» законом криптовалюты должны иметь опубликованный регламент и список нод. Регламент публикации этой информации законом никак не определен.
  • Закон о краудфандинге помимо того, что пересекается с законом о криптовалютах, накладывается на все традиционное законодательство о ценных бумагах, фактически создавая параллельный механизм привлечения финансирования.

Есть и другие технические моменты (определение токена, рассмотрение токенов только в контексте ICO и прочее), но давайте остановимся на вышеперечисленном.

Оборот криптовалют на традиционных биржевых площадках в мировой практике отсутствует как таковой. Криптовалюты открыли мир трейдинга для десятков тысяч людей, но это произошло на платформах, возникших из потребностей зарождающегося мира криптовалют, который был просто неинтересен существующим площадкам в силу своего малого объема и непонятного регулирования.

Интерес традиционных бирж понятен и приятен, но все же стоит подчеркнуть, что вся структура их деятельности во многом ортогональна идеологии, которую несет блокчейн. Имплементация торговли криптоактивами на традиционных биржевых площадках бесспорно возможна, но сопряжена с серьезными инфраструктурными трудностями. Значительно проще будет реализовать это в рамках специальных платформ, сфокусированных на криптовалютах.

Разделение криптовалютных и традиционных бирж на данном этапе развития неизбежно. Однако в прекрасном новом мире, в котором мы рано или поздно окажемся, они будут представлять собой одно целое, но дорога в это будущее лежит через конвергенцию традиционных и криптобирж, а не через попытки обойтись без криптобирж как таковых.

Кроме того, документы, которые мы обсуждаем, пытаются не отставать от жизни, упоминая такие инструменты как смарт-контракты, но при этом не упоминая такие сущности как децентрализованные биржи, которые уже вполне себе работают и роль которых будет только расти.

Значительно более важным по сравнению с тем, где торгуются криптоактивы, представляется, кто контролирует точки входа и выхода из фиатного мира в мир токенов. Это бесспорно могут быть биржи, но также могут быть и банки, платежные системы, НКО, либо эта деятельность может регулироваться отдельно.

К сожалению, картина которая возникнет, если закон будет принят в существующем виде, примерно следующая — чтобы торговать криптовалютами, необходимо открыть счет на ММВБ, торговля будет происходить очень ограниченным кругом инструментов и, вероятно, будет доступна только квалифицированным инвесторам. Кроме того, этот процесс будет осуществляться через технические инструменты, чуждые сложившейся практике торговли криптовалютами.

Рискну предположить, что даже если торговля начнется в вышеописанном виде, долго это не продлится, и возникнут специально аккредитованные площадки, которые будут работать наряду с децентрализованными биржами и лицензированными обменниками криптовалют, не предоставляющими возможности трейдинга, а осуществляющими лишь конвертацию валют.

Другой важный вопрос, который возникает здесь, это, собственно говоря, какие криптовалюты будут доступны для покупки и торговли, а также на каких платформах предполагается эмиссия токенов краудфандинговыми кампаниями. Текущая версия законодательства не детализирует регулирование конкретных допущенных к торгам криптовалют, ссылка на обязанность опубликования инвестиционного меморандума наводит на мысли о whitepaper, но нет уверенности в том, что имеется в виду именно это.

Наверное, не имеет смысла пытаться регулировать вообще все доступные криптоактивы, например, то, что обычно называется криптовалютами следует воспринимать как децентрализованную сущность, не обладающую одним эмитентом или ответственным юридическим лицом, и регулировать майнинг этих криптовалют, допуская их существование по умолчанию.

Другое дело платформенные блокчейны — платформы, на которых возможно выпустить свой токен. Вес таких решений и их значение будет только увеличиваться (особенно, если мы пойдем по пути обозначенном в законе о краудфандинге). Лицензирование таких систем вполне возможно, так как они в большинстве случаев имеют понятную команду разработчиков, поддерживающих систему юридических лиц, и зачастую понятные бизнес-практики токенизации.

При этом эмиссия конкретных токенов на блокчейне платформенных систем может регулироваться правилами самой системы, тем самым снимая с регулятора необходимость мониторить выпуск каждого конкретного токена. Вместо этого происходит аккредитация платформ, на которых в дальнейшем идет активность по эмиссии токенов (в духе подхода, предложенного Минкомсвязи). Лицензироваться может как техническая составляющая (криптография, безопасность), так и процедуры KYC/AML. При всей децентрализации блокчейн-экономики, если государство рассматривает возможность выпускать лицензированные финансовые инструменты на блокчейне, то сами блокчейны должны обладать некими стандартами качества, более того, на данном этапе это должны быть, скорее, закрытые блокчейны, так как открытые блокчейны пока не могут предоставить всех необходимых гарантий безопасности.

Если мы почитаем законопроект о краудфандинге, то поймем, что фактически создается экосистема, полностью меняющая механизмы привлечения средств для бизнеса, и по сути являющаяся альтернативной сложившейся. При наличии одного мегарегулятора, которым является в России центробанк, такой сценарий, при всей его фантастичности и несоответствии международному опыту, возможен.

Поскольку историю с IPO в России нельзя назвать success story, это может быть очень интересно, но хотелось бы знать, что регулятор точно отдает себе отчет в том, что это идет вразрез со всеми существующими практиками регулирования за рубежом, с их четким разделением equity и utility tokens и регулированием выпуска equity tokens соответствующими ведомствами. Это бесспорно будет революция, но до настоящего момента наш мегарегулятор старался всячески избегать революций.

Хочу еще немного привлечь внимание к частой проблеме, которая возникает при первом взаимодействии с блокчейн-технологиями. По сути в них нет ничего сложного, и при достаточном погружении все становится понятно и прозрачно. Но, поскольку мы имеем дело с качественно новой парадигмой, не имеющей непосредственных аналогов, зачастую авторы предложений по регулированию ориентируются на некие ключевые слова, такие как майнинг, смарт-контракты, плохо понимая их смысловую составляющую.

Вместо регулирования базовых сущностей (токены, записи в децентрализованный реестр, криптовалюты…) идет оперирование понятиями не до конца понятными авторам, и кроме того, сами понятия меняются настолько быстро, что, к примеру, любые попытки регулирования майнинга могут крайне быстро устаревать, так как сам proof-of-work майнинг является промежуточной технологией, а не каким-то Граалем, который останется с нами навсегда.

Хочется отметить, что текущая версия регулирования далеко не безнадежна и содержит здравое зерно. При определенной доработке она может стать базисом новой экономики, так нужной России и странам СНГ. Главное — не задавить тот взрывной потенциал, который содержат блокчейн-технологии, и ставить целью систематизацию и адаптацию, а не запрет.

Источник

bitfeed.ru

Саша Иванов, Waves: российский законопроект о криптовалютах нуждается в значительной доработке

В рамках выполнения поручения президента Россия как никогда близка к регулированию криптовалют. В настоящее время существуют три документа, направленные на законодательное регулирование оборота криптовалют и токенов, — собственно проект федерального закона «О регулировании цифровых активов», проект закона «О краудфандинге» и «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации». Специально для ForkLog председатель группы по оказанию юридических услуг технологическим проектам в Deloitte Артем Толкачев и основатель Waves Александр Иванов попытались разобраться в сути предлагаемого подхода и возможных последствиях принятия законопроектов в нынешнем виде.

Сразу следует отметить, что законопроекты достаточно сырые, и многие моменты, например, юридическая валидность записей в распределенном реестре, природа документов, определяющих работу блокчейн-систем, соотношение ICO с традиционными механизмами привлечения финансирования, никак не детализируются.

Очевидно, авторы документов преследуют цель прописать хоть какое-то регулирование, оставив детализацию на будущее. Явно подразумевается, что финансовый регулятор будет определять конкретные правила работы в виде неких дополнительных нормативных актов.

Стоит отметить, что эти законопроекты довольно сильно отличаются от имеющейся международной практики в области регулирования криптовалют. Попытаемся проанализировать, насколько хорошо это или плохо.

  • Оборот цифровых токенов производится только через лицензированных профессиональных участников рынка ценных бумаг. Отдельное регулирование криптобирж не предусматривается. Фактически подразумевается, что токены и криптовалюты должны обращаться на ММВБ.
  • «Признанные» законом криптовалюты должны иметь опубликованный регламент и список нод. Регламент публикации этой информации законом никак не определен.
  • Закон о краудфандинге помимо того, что пересекается с законом о криптовалютах, накладывается на все традиционное законодательство о ценных бумагах, фактически создавая параллельный механизм привлечения финансирования.

Есть и другие технические моменты (определение токена, рассмотрение токенов только в контексте ICO и прочее), но давайте остановимся на вышеперечисленном.

Оборот криптовалют на традиционных биржевых площадках в мировой практике отсутствует как таковой. Криптовалюты открыли мир трейдинга для десятков тысяч людей, но это произошло на платформах, возникших из потребностей зарождающегося мира криптовалют, который был просто неинтересен существующим площадкам в силу своего малого объема и непонятного регулирования.

Интерес традиционных бирж понятен и приятен, но все же стоит подчеркнуть, что вся структура их деятельности во многом ортогональна идеологии, которую несет блокчейн. Имплементация торговли криптоактивами на традиционных биржевых площадках бесспорно возможна, но сопряжена с серьезными инфраструктурными трудностями. Значительно проще будет реализовать это в рамках специальных платформ, сфокусированных на криптовалютах.

Разделение криптовалютных и традиционных бирж на данном этапе развития неизбежно. Однако в прекрасном новом мире, в котором мы рано или поздно окажемся, они будут представлять собой одно целое, но дорога в это будущее лежит через конвергенцию традиционных и криптобирж, а не через попытки обойтись без криптобирж как таковых.

Кроме того, документы, которые мы обсуждаем, пытаются не отставать от жизни, упоминая такие инструменты как смарт-контракты, но при этом не упоминая такие сущности как децентрализованные биржи, которые уже вполне себе работают и роль которых будет только расти.

Значительно более важным по сравнению с тем, где торгуются криптоактивы, представляется, кто контролирует точки входа и выхода из фиатного мира в мир токенов. Это бесспорно могут быть биржи, но также могут быть и банки, платежные системы, НКО, либо эта деятельность может регулироваться отдельно.

К сожалению, картина которая возникнет, если закон будет принят в существующем виде, примерно следующая — чтобы торговать криптовалютами, необходимо открыть счет на ММВБ, торговля будет происходить очень ограниченным кругом инструментов и, вероятно, будет доступна только квалифицированным инвесторам. Кроме того, этот процесс будет осуществляться через технические инструменты, чуждые сложившейся практике торговли криптовалютами.

Рискну предположить, что даже если торговля начнется в вышеописанном виде, долго это не продлится, и возникнут специально аккредитованные площадки, которые будут работать наряду с децентрализованными биржами и лицензированными обменниками криптовалют, не предоставляющими возможности трейдинга, а осуществляющими лишь конвертацию валют.

Другой важный вопрос, который возникает здесь, это, собственно говоря, какие криптовалюты будут доступны для покупки и торговли, а также на каких платформах предполагается эмиссия токенов краудфандинговыми кампаниями. Текущая версия законодательства не детализирует регулирование конкретных допущенных к торгам криптовалют, ссылка на обязанность опубликования инвестиционного меморандума наводит на мысли о whitepaper, но нет уверенности в том, что имеется в виду именно это.

Наверное, не имеет смысла пытаться регулировать вообще все доступные криптоактивы, например, то, что обычно называется криптовалютами следует воспринимать как децентрализованную сущность, не обладающую одним эмитентом или ответственным юридическим лицом, и регулировать майнинг этих криптовалют, допуская их существование по умолчанию.

Другое дело платформенные блокчейны — платформы, на которых возможно выпустить свой токен. Вес таких решений и их значение будет только увеличиваться (особенно, если мы пойдем по пути обозначенном в законе о краудфандинге). Лицензирование таких систем вполне возможно, так как они в большинстве случаев имеют понятную команду разработчиков, поддерживающих систему юридических лиц, и зачастую понятные бизнес-практики токенизации.

При этом эмиссия конкретных токенов на блокчейне платформенных систем может регулироваться правилами самой системы, тем самым снимая с регулятора необходимость мониторить выпуск каждого конкретного токена. Вместо этого происходит аккредитация платформ, на которых в дальнейшем идет активность по эмиссии токенов (в духе подхода, предложенного Минкомсвязи). Лицензироваться может как техническая составляющая (криптография, безопасность), так и процедуры KYC/AML. При всей децентрализации блокчейн-экономики, если государство рассматривает возможность выпускать лицензированные финансовые инструменты на блокчейне, то сами блокчейны должны обладать некими стандартами качества, более того, на данном этапе это должны быть, скорее, закрытые блокчейны, так как открытые блокчейны пока не могут предоставить всех необходимых гарантий безопасности.

Если мы почитаем законопроект о краудфандинге, то поймем, что фактически создается экосистема, полностью меняющая механизмы привлечения средств для бизнеса, и по сути являющаяся альтернативной сложившейся. При наличии одного мегарегулятора, которым является в России центробанк, такой сценарий, при всей его фантастичности и несоответствии международному опыту, возможен.

Поскольку историю с IPO в России нельзя назвать success story, это может быть очень интересно, но хотелось бы знать, что регулятор точно отдает себе отчет в том, что это идет вразрез со всеми существующими практиками регулирования за рубежом, с их четким разделением equity и utility tokens и регулированием выпуска equity tokens соответствующими ведомствами. Это бесспорно будет революция, но до настоящего момента наш мегарегулятор старался всячески избегать революций.

Хочу еще немного привлечь внимание к частой проблеме, которая возникает при первом взаимодействии с блокчейн-технологиями. По сути в них нет ничего сложного, и при достаточном погружении все становится понятно и прозрачно. Но, поскольку мы имеем дело с качественно новой парадигмой, не имеющей непосредственных аналогов, зачастую авторы предложений по регулированию ориентируются на некие ключевые слова, такие как майнинг, смарт-контракты, плохо понимая их смысловую составляющую.

Вместо регулирования базовых сущностей (токены, записи в децентрализованный реестр, криптовалюты…) идет оперирование понятиями не до конца понятными авторам, и кроме того, сами понятия меняются настолько быстро, что, к примеру, любые попытки регулирования майнинга могут крайне быстро устаревать, так как сам proof-of-work майнинг является промежуточной технологией, а не каким-то Граалем, который останется с нами навсегда.

Хочется отметить, что текущая версия регулирования далеко не безнадежна и содержит здравое зерно. При определенной доработке она может стать базисом новой экономики, так нужной России и странам СНГ. Главное — не задавить тот взрывной потенциал, который содержат блокчейн-технологии, и ставить целью систематизацию и адаптацию, а не запрет.

Источник: bitfeed.ru

cryptowiki.ru


Смотрите также