Закон о криптовалюте в РФ: основные положения. Криптовалюты в россии закон


Закон о криптовалюте в РФ: основные положения

Содержание

bitcoin_moscowДепутаты Госдумы РФ уделили много внимания криптовалютам и блокчейну. Финансовое регулирование Биткоина и альткоинов опубликовано в законопроекте «О цифровых финансовых активах», сообщает ТАСС. В документе описываются чёткие грани между правами граждан в отношении криптоактивов.

Никакой пиццы – покупки через Биткоин нелегальны

На первой странице документа выведено финансовое определение криптовалюты. Биткоин, как и любой другой токен, называют финансовым активом. Поэтому криптовалюта является имуществом, а не универсальным товаром (деньгами). На запрете покупки товаров и услуг через Биткоин также настаивал Центробанк РФ.

На наш взгляд, это имеет в качестве риска подрыв денежного обращения. И, конечно, мы использование криптовалют как денежных суррогатов допускать не будем.

Примечательно, что признание Биткоина как валюты еще не стало всемирным трендом. Даже в технологически продвинутых странах вроде Японии не все компании готовы продавать свои товары за криптовалюту. Главные опасения бизнесменов связаны с высокой волатильностью крипты и возможными последствиями со стороны государственных структур.

Конечно, некоторые рестораны и магазины принимают Биткоин в качестве оплаты за ужин. Однако найти такие места можно разве что в крупных городах, и то не везде. К тому же сеть криптоматов также по-прежнему далека от покрытия всей планеты.

Напомним, что большинство стран мира ещё не ввело четких законодательных норм в отношении криптовалюты. Тем не менее, это не помешало большим компаниям пиариться на хайпе роста цены Биткоина. В конце 2017 года всё больше представителей крупного бизнеса стали принимать крипту. Однако коррекция рынка поставила всё на свои места – сейчас мало кто проявляет инициативу к криптоэкономике.

Российские правоохранительные органы довольно жёстко относятся к попыткам бизнесменов перейти на Биткоин. Яркий пример ритейлер LavkaLavka. После объявления о приеме криптовалюты в офис компании нагрянули представители прокуратуры. Основатель LavkaLavka заверил людей в погонах, что предприятие регулярно отвечает по своим налоговым обязательствам.

Проверяли, платим ли мы налоги с продажи товаров за криптовалюту. Мы показали документы: все налоги платим. А делали так: наш сотрудник принимал на личный кошелек биткоины. И оплачивал товары из своих рублей.

Незарегистрированное хранение криптовалюты незаконно

После получения официального статуса цифрового актива Биткоин уже нельзя прятать от судебных приставов. Криптовалюта теперь может выступить официальным средством, которое суд изымает у должника.

На практике реализация этого закона выглядит трудновыполнимой. Перевести свои сбережения в крипту довольно просто, при этом приставы не смогут её изъять из-за отсутствия необходимых технических средств. Эту лазейку до недавнего времени использовало множество нерадивых должников, чье имущество хотели отнять в суде.

Однако один такой нарушитель уже будет наказан. В Москве по решению девятого арбитражного апелляционного суда конфискуют криптоактивы обанкротившегося должника. Впервые решение о признании крипты легальным активом было вынесено самим судом в мае этого года.

Майнинг в России – новый вид бизнеса

Если у вас есть небольшая ферма на несколько видеокарт, поздравляем, теперь вы должны денег государству. Отныне все майнеры обязаны оформить свидетельство индивидуального предпринимателя (ИП) или юрлица. Базовая ставка налога – 20 процентов от прибыли. При этом минимальный порог вычислительной мощности, подпадающий под этот закон, не установлен.

Майнеры должны платить налоги. На первых порах, может быть, на два-три года, освободить их от налогообложения, а потом вводить налоги, как для иных видов бизнеса.

И всё же теоретическая часть законодательного акта не до конца понятна самим депутатам. Будет ли это борьба с домашними майнерами? Представители государственных структур в этом не уверены. Скорее всего, прокуратура потребует от промышленных майнеров уплату налогов. Где проходит четкая грань между теми или другими – неясно.

Налоговой не будет интересен Иванов с одной-двумя майнинговыми фермами у себя в квартире. Налоговая придет к крупным игрокам на рынке, которые имеют целые ангары под ферму. Во-первых, потребляют большой объем электроэнергии, а значит, их проще отследить. А во-вторых, очевидно, что зарабатывают большие деньги.

Как это не парадоксально, но любительский майнинг вот-вот раздавят большие игроки с ангарами асиков. Споры о прибыльности домашних ферм ведутся годами, а тем временем они не перестают приносить небольшой, но всё же профит.

Регулирование ICO – новые стартапы будут регистрироваться в Центробанке

Запрещать продажу токенов в России не планируют, а вот увеличить прозрачность схем ICO хотят. Отныне каждую новую монету нужно будет вносить в специальный реестр ЦБ России.

Криптовалютный стартап обязан раскрыть всю информацию о своей команде, должен быть включен в реестр операторов инвестиционных платформ и обладать средствами в размере минимум 5 миллионов рублей. Работа ICO также будет контролироваться на каждом этапе в соответствии с законами «О рынке ценных бумаг» и «Об организованных торгах».

При этом депутаты рассмотрели вопрос смарт-контрактов. В юридическом смысле они теперь приравниваются к полноценным электронным договорам. Таким образом смарт-контрактами можно скреплять соглашения между физическими и юридическими лицами.

Ужесточение мер должно защитить неопытных российских инвесторов от скамеров. Инвестиции в ICO всегда сопряжены с очень высоким риском, так как пока у государств нет должного юридического аппарата для поиска и наказания мошенников.

Российские ICO занимают не лучшее место в мировой практике привлечения средств. По данным исследования Ernst & Young, в 2017 году через криптовалюту удалось собрать около 3,7 миллиарда долларов. В общем числе операций российские стартапы привлекли только 310 миллионов долларов.

Источник: 2bitcoins.ru

ecrypto.ru

Ряд российских законов о криптовалюте подверглись критике со стороны экспертов

россия биткоин

22 мая депутаты Государственной Думы РФ в первом чтении одобрили законопроекты «О цифровых финансовых активах», «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса (ГК) РФ», «Об альтернативных способах привлечения инвестиций (краудфандинге)».

Эксперты проанализировали эти законопроекты и указали на их сильные и слабые стороны. Вторых, впрочем, оказалось больше.

Артем Толкачев, директор ООО «Делойт Консалтинг»

Несмотря на несогласованность терминов, а также подходов к регулированию, ни один из рассматриваемых проектов нельзя назвать запретительным: каждый из них признает наличие новой формы экономического блага — будь то цифровой финансовый актив, цифровое право или токен, — фиксация которого и распоряжение которым осуществляется в специальном реестре.

При этом в законопроекте о «О цифровых финансовых активах» и законопроекте «О поправках к ГК» существует деление на криптовалюту и токены, а законопроект «О краудфандинге» и вовсе не оперирует понятием криптовалюты.

Прямое указание в законе на наличие нового объекта — криптовалюты — должно благотворно сказаться на бизнесе, который в настоящий момент испытывает большие трудности: операции с криптовалютой периодически связывают с выпуском и оборотом денежных суррогатов и совершением операций, запрещенных законодательством о противодействии отмыванию денежных средств, полученных преступным путем.

В целом, этот подход уравновешен более прагматичным взглядом налоговой службы, которая уже сейчас дает, хотя и в самом общем виде, разъяснения по налогообложению операций с криптовалютой как для физических, так и для юридических лиц.

Между тем уже сейчас понятно, что предлагаемое регулирование по многим вопросам не соответствует деловой практике, а потому его применение будет либо невозможным, либо неэффективным.

Например, порядок обращения криптовалют, установленный в законопроекте «О цифровых финансовых активах», достаточно жестко регламентирован и затрудняет практическую возможность участия инвесторов и эмитентов в обороте цифровых активов. Судя по тексту законопроекта, предлагается не просто ввести специальных субъектов — операторов обмена цифровых финансовых активов, но и установить существенные ограничения на совершаемые с их помощью операции.

Одним из них является требование о прохождении полной идентификации лиц, совершающих сделки с криптовалютой, с отсылкой на текущее законодательство по противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма. При этом остаются открытыми вопросы, связанные с применением данных требований на практике. К ним относится, например, необходимость использования совершенно новых методов выявления источника происхождения криптоактивов и мониторинга операций с ними, а также возможность проведения упрощенной идентификации дистанционным способом.

В целом концепция проведения операций с цифровыми активами также кардинально изменяется по сравнению с текущей установленной рыночной практикой: для операций становится необходим цифровой кошелек, который будет открываться исключительно российским оператором обмена цифровых финансовых активов.

С учетом ограничений, вводимых законопроектом «О цифровых финансовых активах», высокая привлекательность российских проектов для иностранных инвесторов является крайне маловероятной. Помимо этого, практическая возможность участия российских резидентов в иностранных ICO-проектах без нарушений российского законодательства также представляется затруднительным.

Предлагается также не допускать обмен одних цифровых активов на другие – обмен возможен только на рубли и иностранную валюту.

Законопроект «О внесении изменений в ГК РФ» прямо указывает на возможность использования цифровых денег (фактически — криптовалют) в качестве платежного средства. Правда, как и почти всякое положение этого законопроекта, оно отсылает к правилам, установленным специальным законом. Соответственно, использовать криптовалюту для осуществления расчетов по сделкам по приобретению токенов нельзя.

Одним из последствий такого запрета будет невозможность проведения ICO в привычном понимании: сегодня большинство проектов используют смарт-контракты, привлекая средства в криптовалютах, — с использованием смарт-контрактов. В концепцию традиционного ICO также не вписываются и положения законопроекта «О краудфандинге»: инвестиции в проект могут осуществляться только безналичными денежными средствами, которые перечисляются на номинальный счет, открытый оператору инвестиционной платформы.

Многочисленные разногласия с устоявшейся практикой порождают неразрешенный вопрос: как же предлагается решать задачу регулирования процесса привлечения финансирования, который показал столь активный рост в прошлом году?

Законопроект «О цифровых финансовых активах» отличают упрощенные правила по раскрытию информации для эмитентов токенов; кроме того, эмитент наделен правом определять конкретные условия сделки по продаже токенов.

Установление простых правил раскрытия информации для эмитентов, скорее всего, объясняется тем, что законодатель делает ставку на защиту инвестора путем установления ограничений на участие в финансировании: свободно участвовать в ICO по новым правилам смогут квалифицированные инвесторы; для неквалифицированных инвесторов будет устанавливаться предельная сумма инвестиций. При этом стоит отметить, что текущая рыночная практика сводится как раз к тому, что основное число инвесторов в ICO-проекты составляют неквалифицированные инвесторы, в то время как институциональные инвесторы только начинают с большой осторожностью осваивать этот рынок. В этой связи указанные ограничения могут существенно повлиять на успешность ICO-кампаний.

Законопроект «О краудфандинге» предлагает несколько вариантов прав, которые могут олицетворять токены, их перечень настолько широк, что фактически и эмитент может выбрать любую стратегию для обоснования продажи токенов. При этом, к сожалению, ни законопроект «О цифровых финансовых активах», ни законопроект «О краудфандинге» не предполагает закрепления инвестиционного договора, который мог бы стать одной из самый востребованных конструкций на рынке: такой договор предполагал бы получение дохода в зависимости от финансовых показателей эмитента токенов без права на управление в компании, которое мало интересует новое поколение инвесторов.

Для неквалифицированных инвесторов в законопроекте «О краудфандинге» также предусмотрено ежегодное ограничение на сумму инвестиций, совершенных с использованием инвестиционных платформ. Аналогичное пороговое значение по получаемым средствам в течение одного календарного года будет установлено для лиц, привлекающих инвестиции, включая эмитентов токенов. Соответствующие количественные ограничения будут устанавливаться Банком России. В первоначальной версии законопроекта, опубликованной на сайте ЦБ РФ, пороговые значения были установлены в объеме 500 тысяч и 200 млн рублей соответственно.

Установление количественных значений может поставить под вопрос целесообразность выбора краудфандинга в качестве альтернативы для привлечения инвестиций в целом и создает ряд противоречий: с учетом серьезных ограничений законодатель пытается перевести в разряд целевой аудитории квалифицированных инвесторов; при этом данный тип инвесторов, как правило, не заинтересован в участии в ICO-кампаниях на небольшие суммы, равно как организации, которые обычно привлекают средства от квалифицированных инвесторов.

Также законопроект «О краудфандинге» вводит нового субъекта — оператора инвестиционной платформы — и определяет требования к такому субъекту, а также отделяет его ответственность от ответственности эмитента токенов, что также положительно скажется на создании необходимой инфраструктуры и совершенствовании и повышении безопасности процесса привлечения инвестиций.

При этом для операторов инвестиционных платформ Банк России предлагает процедуру включения в реестр, а не лицензирования (деятельность операторов обмена цифровых финансовых активов, напротив, предполагает получение лицензии в рамках законодательства об организованных торгах и законодательства о рынке ценных бумаг). На данный момент неясно, как будут соотноситься эти субъекты, учитывая, что деятельность операторов инвестиционных платформ будет распространяться на посредничество не только при выпуске токенов, но и при реализации других способов привлечения финансирования, в том числе в рамках законодательства о рынке ценных бумаг.

В завершение стоит отметить, что ни один из законопроектов, которые до сих пор предлагались в качестве основы для регулирования криптовалют в России, не затрагивает вопросов бухгалтерского и налогового учета цифровых активов и не рассматривает деталей обращения взыскания на цифровое имущество в рамках исполнительного производства с учетом множества особенностей, связанных с их эмиссией и оборотом. Это еще одна из причин, помимо всех вышеперечисленных, которая дает основание предположить, что в краткосрочной перспективе предложенное регулирование в текущей редакции вряд ли сможет охватить базовые практические вопросы инвесторов и интернет-проектов, ставя тем самым под сомнение привлекательность российского рынка.

Игорь Судец, директор программы дополнительного образования Blockchain Lawyers

На голосование была вынесена первоначальная редакция законопроекта «О цифровых финансовых активах», однако и разработчики, и экспертное сообщество понимают, что в результате законопроект обретет совсем другие очертания. Этот законопроект глава Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков обещал существенно править еще в момент внесения, а сейчас, когда есть заключение правительства, стало понятно, что он будет переписан полностью.

В Сколково и на Петербургском международном юридическом форуме представлялась новая редакция законопроекта — и она ничего общего с блокчейном не имеет — в нем речь идет о создании цифровых платформ, которые на своих нераспределенных реестрах учитывают денежные обязательства, фактически облигации, и доли/акции компаний, являясь, в свою очередь, агентами, обеспечивающими регистрацию соответствующих прав в госорганах. Идея очень хорошая и правильная, но к блокчейну отношения не имеет.

Также достоверно известно, что из базового законопроекта, внесенного председателем Госдумы РФ Вячеславом Володиным и председателем профильного комитета по законодательству Павлом Крашенинниковым, исчезнет упоминание так называемых цифровых денег (криптовалют). Такой подход является резко негативным, поскольку отказавшись легализовывать криптовалюту из-за ее якобы теневого характера, ее статуса денежного суррогата и финансовой пирамиды, законодатель будет вынужден ограничить возможности и других блокчейн-инструментов, в частности ICO и майнинга. А если криптовалюта является ничем с точки зрения права, ее реклама не приветствуется, а собственники не имеют судебную защиту, в том числе от хищений — криптовалюта не сможет привлекать инвестиции в российскую юрисдикцию.

В то же время хочется отдать должное разработчикам законопроекта, которые очевидно пытались создать комфортные условия в ГК для дальнейшего внедрения новых технологий. При этом важно понимать, что поправки в Гражданский кодекс не будут работать без внедрения профильного законодательства и принятия соответствующих подзаконных актов.

Александр Журавлев, управляющий партнер юридической компании «Эффективные бизнес ресурсы» и сооснователь программы дополнительного образования Blockchain Lawyers:

Законопроект «О цифровых финансовых активах» определяет майнинг как коммерческую деятельность. Кроме того, согласно проекту, к майнерам предлагается относить граждан и юридических лиц, которые в течение трех месяцев превышают лимиты энергопотребления. Однако проблема состоит в том, что лимиты, которые в большей части субъектов РФ попросту не установлены, могут быть превышены и по другим причинам.

На мой взгляд, вместо этого стоит ввести официальную регистрацию майнеров и установить некий уровень прибыли и/или количество операций, а также иные критерии, при превышении которых их деятельность переходит в разряд коммерческой.

Важно разделять два вида майнинга: промышленный майнинг в больших масштабах, в интересах третьих лиц или собственных и непромышленный вид майнинга, когда человек посредством одного ASIC-майнера добывает криптовалюту для себя. Подводить все под предпринимательскую деятельность — неразумно.

Законопроект вводит понятие смарт-контракта как «договора в электронной форме». Однако существующие положения ГК РФ различают только устную, письменную и нотариальную форму. По сути смарт-контракт — это вид договора, поэтому мы предлагаем заменить термин «форма» на «вид», что позволит избежать путаницы в понятиях.

В целом определение смарт-контракта нельзя назвать полным. На наш взгляд, это компьютерный алгоритм и/или код, предназначенный для заключения и/или исполнения сделок в ГК. Также нужно прописать возможность использования смарт-контракта не только в распределенном реестре.

В законопроекте «О внесении изменений в ГК» содержится условие, которое разрешает третьим лицам и сторонам сделки оспаривать только исполнение смарт-контракта. Это условие нужно исключить, потому что оно противоречит статье 12 ГК РФ, а также специальным нормам закона «О банкротстве». Поскольку в этих статьях исчерпывающе указан полный перечень способов судебной защиты прав, то созданные в новом законопроекте ограничения могут породить противоречия при судебных разрешениях подобных споров.

С другой стороны, законодателю необходимо подтвердить, что стороны договора подтверждают, что понимают и согласны с условиями, прописанными исключительно в форме программного кода. На слушаниях в Общественной палате разработчики согласились с необходимостью доработки этого положения.

Понятие цифровых денег, исходя из заключения профильного комитета, который проектирует дальнейшие поправки, будет исключено из законопроекта о внесении изменений в ГК, при этом в проекте ФЗ «О цифровых финансовых активах» вводится понятие «криптовалюта». В законопроекте уточняется, что совершать обмен цифровых финансовых активом на рубли или иностранную валюту допустимо только через операторов подобных активов: брокеров, дилеров, юридических лиц и биржевые площадки. Перечень разрешенных в России сделок и порядок их проведения будет устанавливать Центробанк по согласованию с правительством. При этом предлагается также не допускать обмен одних цифровых активов на другие (обмен одной криптовалюты на другую или обмен токенов на криптовалюту).

Очень важно, чтобы возможность произведения оплаты в криптовалюте была сохранена, хотя бы для ICO-проектов, поскольку платить за токены криптовалютой — это общемировая практика. Если это сейчас ограничить, то многие ICO-проекты не придут в российскую юрисдикцию. По оценке аналитического агентства ICORating, общие вложения инвесторов в ICO только за первый квартал 2018 года составили более $3,3 млрд, и это нужно расценивать как потенциальные налоги, рабочие места и т.д.

Что касается ICO, то мы предлагаем ввести прогрессивную формулу, которая учитывала бы размер инвестиций в проект и потенциальный размер убытков. На основании этих данных для каждого проекта можно отдельно рассчитывать минимальный размер уставного капитала.

Кроме того, мы предложили осуществлять дополнительную защиту инвесторов через введение обязательного страхования рисков для организаторов ICO. По нашему представлению, это будет представлять собой аналогию фонда обманутых дольщиков, который будет использован в случае провала ICO-проекта.

Кроме того, нами предлагается в будущем не ограничивать модели проведения ICO: SAFT, ILP, DAICO, STO и традиционную модель классического ICO, поскольку непонятно, какие из них смогут прижиться в РФ.

Следует отметить, что поскольку Банком России будут устанавливаться ограничения для неквалифицированных участников рынка на инвестиции в краудфандинговые проекты, то сам смысл «народных инвестиций» теряет свое значение в привычном понимании. Именно поэтому, если в рассматриваемые законопроекты не будут внесены изменения, проведение ICO в РФ не сможет стать доступным инструментом для развития бизнеса в его общемировом понимании.

Отметим, что для проведения операций с цифровыми активами необходимо иметь цифровой кошелек. Его открытие будет возможно исключительно российским оператором обмена цифровых финансовых активов.

В проекте ФЗ «О краудфандинге» вводится понятие оператора инвестиционной платформы, а также устанавливаются требования к нему. Этим законопроектом вводится разграничение его ответственности от ответственности лиц, которые выпускают токены. Для операторов инвестиционных платформ Банк России предлагает процедуру включения в реестр, а не лицензирования в привычном понимании.

В проекте ФЗ «О цифровых финансовых активах» вводится понятие «Оператор обмена цифровых финансовых активов» — это юридическое лицо, совершающее сделки по обмену токенов на рубли или иностранную валюту. Операторами обмена цифровых финансовых активов могут быть только юридические лица, которые созданы в соответствии с законодательством РФ. Деятельность операторов обмена цифровых финансовых активов в отличии от инвестиционных платформ предполагает получение лицензии в рамках законодательства об организованных торгах и о рынке ценных бумаг.

Также остается открытым вопрос, как именно будет соотноситься деятельность операторов обмена цифровых финансовых активов с инвестиционными платформами.

Нам бы хотелось, чтобы законодатели легализовали работу иностранных обменников, криптовалютных бирж и кошельков без дополнительных заявок с их стороны (путем выдачи разрешений со стороны профильного органа исполнительной власти). Пока что там предполагается сложная процедура аккредитации.

Поправки, предложенные в статью 128 ГК РФ, относят цифровые права к объектам гражданских прав, и это очень хорошая норма, потому что в случае возникновения каких-либо споров, можно точно сказать, что токены — это имущественные права, которые подлежат защите. На мой взгляд, внесение таких изменений положительно скажется на правоприменительной практике.

Предлагается уточнить и расширить используемый в законопроектах термин «Цифровые права» (токены) до общемировой терминологии: «utility-» и «security-токенов». Мы предлагаем дополнить описание различий между ними, в том числе в вопросе их законодательного регулирования. Это следует также разграничить специальным законом «О цифровых финансовых активах», а не в поправках к ГК.

Вместе с тем, сам термин «цифровые права» подразумевает, что речь идет о неком субъективном праве, тогда как по терминологии статьи цифровое право — это цифровой код или обозначение права на объекты гражданских прав. Здесь нужно учесть, что сведения или запись о каком-то имущественном праве не могут являться правом как таковым, а лишь могут подтверждать наличие права.

В пояснительной записке к законопроекту указано, что цифровые права дают возможность у кого-то что-то требовать, но совершенно ясно, что возможность потребовать дает не сама запись, код или обозначение, которые есть в блокчейне, а то право, которое эту возможность предусматривает. Токен по сути дает право требовать от определенного лица либо исполнения обязательств по поставке товаров, оказанию услуг, выполнению работ, если это utility-токен, либо исполнения денежных обязательств (возврат займа с процентами, выплаты дивидендов и т.д.) или участия в управление компании, если это security-токен.

Кроме того, во избежание разночтений и противоречий в правоприменительной практике, следует упорядочить терминологию во всех трех законопроектах.

ФНС уже сейчас предоставляет общие разъяснения по налогообложению операций с криптовалютами для юридических и физических лиц. Однако до настоящего времени не разработан законопроект, который бы регламентировал налогообложение трейдинга, операций с криптовалютой, обменников, майнинга, а также вопросов, связанных с ICO. Пробел в этом вопросе может привести к негативным последствиям, поскольку налогообложение должно коррелировать с принимаемыми положениями этих законопроектов и правила игры для бизнеса в этой сфере должны быть понятны.

Мы считаем, что до рассмотрения законопроектов во втором и третьем (окончательном) чтении необходимо разработать положения законодательства, которые будут регулировать вопросы налогообложения этой отрасли. Это можно сделать, создав согласованный с экспертным сообществом специальный режим под эти виды деятельности или, по примеру Беларуси, объявить налоговые каникулы для всех игроков криптовалютного рынка сроком на один год, чтобы оценить, как будут работать принятые законопроекты в окончательном виде и подготовиться к нормальному налоговому администрированию отрасли.

Поскольку у цифровых активов существует особая система оборота, учета и операций, то законодателю следовало предложить соответствующие поправки о порядке обращения взыскания на цифровые активы/права в рамках принудительного исполнения судебных решений (исполнительного производства). Отдельно следует отметить, что законодатель не предложил таких поправок.

В целом на фоне международной практики Россия заняла сдержанную позицию в отношении криптовалют, не пойдя по пути Китая или Индии с полным запретом этого рынка, но и не заняв общепринятую лидерами рынка прогрессивную позицию, как это сделали Швейцария, Гибралтар и подобные юрисдикции. Но сам по себе важен тот факт, что работа в этом направлении ведется. Я надеюсь, что законодатели и другие профильные ведомства услышат экспертное сообщество и внесут поправки в законопроекты ко второму и третьему чтению, поскольку большинство экспертов сошлись во мнении, что документы нуждаются в доработке.

По поручению президента РФ работа по законодательному регулированию криптовалют должна быть завершена к июлю, но, на наш взгляд, важно не бежать за исполнением этого поручения, а основательно и обстоятельно доработать законопроект, поскольку отрасль очень важная и она может обеспечивать прорыв в экономике.

Добавим, что перечисленные выше поправки в ГК РФ были переданы экспертами в Общественную палату РФ. Прочие предложения по изменению законопроекта «О цифровых финансовых активах» должны быть представлены в срок до 4 июня.

Будь в курсе! Подписывайся на Криптовалюта.Tech в Telegram. Обсудить актуальные новости и события на Форуме

cryptocurrency.tech

Разбираемся в пакете законов о регуляции криптовалюты в России

До вступления в силу трех законов «О цифровых правах», «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ» и «О цифровых финансовых активах» остаются считанные дни. С 1 июля выполнение новых требований станет обязательным. Что же для криптосообщества подготовили правительство и ЦБ?

 

Все майнеры будут платить налоги с доходов

Ранее майнинг в России не регулировался никак. Любой мог заняться этим делом, не нужно было нигде регистрироваться, получать лицензии и т.д. Теперь же майнер должен будет зарегистрироваться в налоговой и платить налоги.

Что удивительно, в законе нет четкого определения майнинга. Сейчас он фактически определяется только потреблением электроэнергии. Но налог с этого вида деятельности платить все равно придется. Если мощности и, соответственно, доходы, небольшие, то можно платить по упрощенной схеме.

На первые два года будут применяться налоговые каникулы.

ЦБ расскажет, как обменивать криптовалюты на фиатные деньги

На сегодняшний день по данным приложения Bitmap в России 70 оффлайн пунктов обмена криптовалют. 15 пунктов в столице и 3 в Санкт-Петербурге. Для обмена онлайн доступно 400 обменников (данные российского агрегатора Askoin). Судя по всему, даже после 1 июля работать они будут по-старому. В пакете законов отсутствует описание механизма обмены фиатных денег на криптовалюту и наоборот.

Пока они работают по своим правилам, но скоро Центробанк разработает нормы, которые определят их работу. Если эти нормы окажутся излишне жесткими, это может серьезно повлиять на скорость распространения криптоматов в России.  

Токенсейлы только для профессионалов

Для участия в токенсейле нужно будет получать статус квалифицированного инвестора. А для запуска ICO обязательно регистрировать юридическое лицо или ИП. Для физических лиц без специального статуса действует ограничение на покупку токенов в размере 50 000 рублей.

Появятся операторы обмена цифровых финансовых активов

Купить криптовалюту можно на бирже, в обменнике или у частного лица. Везде есть свои плюсы и минусы. Например, если покупать в старейшем надежном обменнике Матби, не нужно даже проходить верификацию. Все быстро, удобно и просто.

Новые правила могут усложнить процесс, так как законопроект вводит третью сторону: «операторов обмена цифровых финансовых активов». Эта организация будет проводить все транзакции через свои счета, что неизбежно приведет к увеличению комиссии.

Закон доработают?

Скорее всего, да. В Российской ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ) законом остались недовольны. Член Экспертного совета ГД по цифровой экономике и блокчейн-технологиям Игорь Судец считает, что закон только затормозит развитие перспективной отрасли.

Даже депутат Анатолий Аксаков, один из авторов пакета законов, считает, что криптовалюты слишком сложны, а закон необходимо доработать. Так что есть шансы, что в силу новые нормы вступят не 1 июля, а только осенью.

 

www.coinfox.ru


Смотрите также