Константин Корищенко: «Блокчейн изменит знакомый нам мир». Константин корищенко биткоин криптовалюта


Константин Корищенко: Блокчейн и хайп по поводу

Ряд крупных компаний объявил о намерении создать собственную криптовалюту, причем в некоторых случаях после новости о появлении собственной криптовалюты акции компании начали быстро расти в цене. В частности, акции Kodak подорожали более чем вдвое.

О запуске собственного блокчейн-проекта Kodak объявил в пресс-релизе, размешенном на сайте компании. Напомним, эта компания, долгое время остававшаяся лидером в производстве фото- и кинопленки, в конце 1990-х начала терять прибыль, так как не стала переключаться на цифровую фотографию.

Как передает программа «Вести» телеканала «Россия 1», после этого цена акций Kodak на Нью-Йоркской фондовой бирже выросла более чем на 120%. .

Кроме того, стало известно о намерениях компании Telegram создать собственный блокчей-проект с собственной криптовалютой. Это следует из плана по развитию компании, с копией которого удалось ознакомиться газете «Ведомости». Позже журналисты издания получили от своего источникам подтверждение подлинности документа.

Поговорить с «Полит.ру» о причинах интереса компаний к созданию собственных криптовалют и даже блокчейн-платформ, а также о том, какую именно выгоду и кому может принести использование подобной криптовалюты, согласился Константин Корищенко, заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС.

 

Константин Корищенко

«В декабре 2017 года одна из компаний, которая занимается продажей кофе и сопутствующих продуктов, добавила в свое название слово «блокчейн», и ее акции на следующий день подскочили. Хотя ничего другого эта компания больше не сделала. То есть на популярности, на так называемом «хайпе» можно получить определенные выгоды даже от таких действий – которые, по большому счету, ни к криптовалютам, ни к технологиям блокчейн отношения не имеют.

Если же говорить о Kodak и объявлении этой компании о создании проекта KODAKOne, то чтобы оценить, почему акции компании так резко выросли в цене, надо посмотреть, в чем суть этого проекта, что именно им предлагается. А предлагается ни много ни мало сервис, который будет давать возможность распространять по Сети так называемые авторские фотографии.

Сейчас если вы опубликуете в Сети какую-то хорошую фотографию и ее скопирует другой сайт, то доказать, что это фотография ваша, а не другого сайта, будет достаточно сложно. По крайней мере, это потребует значительных усилий. А если вы будете использовать сервис, который предлагает Kodak, то в результате будет создаваться архив авторских фотографий, с помощью которого можно будет легко доказать авторство. Собственно, этот проект будет создавать стоимость цифровых фотографий.

Проект действительно хорош, востребован; он идет по тому же пути, по которому идут технологии блокчейна, и если Kodak этот проект реализует, для него это будет большим достижением в развитии бизнеса», – сказал Константин Корищенко.

Говоря в связи с этим о перспективах компании Telegram, которая, по данным источников газеты «Ведомости», также намеревается создать собственный блокчейн-проект с собственной криптовалютой, эксперт уточнил, что принципиально важно, будет ли проект вообще реализован и окажется ли востребован.

 

Оборудование для добычи криптовалюты / pixabay.com

«Вопрос не в том, чтобы сделать подобного рода объявление, а в том, чтобы тот проект, который стоит за подобным объявлением, был востребован рынком. Это во-первых; а во-вторых – вопрос в том, чтобы проект был реализован. Потому что все эти «объявления» делаются скорее по принципу «покупай слух – продавай факт». Ну, если Telegram все же реализует свой проект, тот будет востребован – если будет соответствовать интересам рынка», – сказал Константин Корищенко.

Он обратил внимание на то обстоятельство, что криптовалюты, на теме появления которых часто сосредотачивается пресса, не являются главным в истории с новыми проектами Kodak и Telegram , а только возникают в связи с ним. Кроме того, подчеркнул эксперт, что речь идет именно о проекте, а не блокчейн-платформе, как пишут некоторые СМИ.

«Криптовалюты к процессу, о котором мы говорим, имеют отношение непрямое, что называется – по касательной. Речь идет о так называемых блокчейн-проектах, то есть реализации определенных бизнес-идей с использованием технологии блокчейн. А внутри той или иной технологии блокчейн чаще всего присутствует тот или иной механизм, который или впрямую является криптовалютой, либо похож на нее. Криптовалюта на сегодняшний день – ни что иное, как определенная форма цифровой подписи.

 

Скрепленная подпись на документе / pixabay.com

Понятно, что если вы хотите подтверждать аутентичность чего бы то ни было, вам нужно применять какой-то из механизмов цифровой подписи. Поэтому «криптовалюта», которая в этой ситуации присутствует – это, если хотите, побочный эффект. 

И надо сказать, что речь идет именно о создании блокчейн-проектов, а не блокчейн-платформ. Блокчейн-платформа – это очень сложная и дорогостоящая конструкция. А то, чем занимается Kodak и, видимо, будет заниматься Telegram, – это формирование, реализация блокчейн-проектов на какой-то платформе. На сегодня большая часть проектов реализуется на платформе эфира (также известен как эфириум – прим.ред.), на базе блокчейна эфира.

Приведу пример, чтобы стало легче различать, что в этом случаев является фундаментом, а что – надстройкой. Есть популярная игра, в которой существует возможность создавать различные предметы, конструируя их из блоков. Так вот сама компания, которая это производит, – это платформа. А конкретная ее игра – это проект», – объяснил Константин Корищенко.

polit.ru

Блокчейн — не то, что кажется

— Константин Николаевич, осенью 2017 года вы возглавили экспертную группу РАНХиГС по блокчейну и криптовалютам. Чем занимается рабочая группа и можете ли вы рассказать, что уже сделано и что предстоит?

— В рабочую группу вошли сотрудники различных факультетов, представляющих экономическое, техническое и юридическое направления нашей Академии. Мы обсудили различные аспекты функционирования криптовалют, блокчейна, провели несколько семинаров. По итогам этого обсуждения был сформирован проект учебной программы, которую все участники группы согласились рассматривать как базовую, для формирования уже своих учебных планов на следующий год. С другой стороны, отдельные аспекты этой программы сейчас реализуются в виде краткосрочных программ обучения, которые мы будем предлагать как нашим студентам, таки рынку в целом.

 

Константин Корищенко, РАНХиГС. Фото: РАНХиГС

— Президент России утвердил несколько поручений, определивших будущее криптовалют в стране. Единственным законным платежным средством будет рубль, а майнерам придется платить налог с добытых монет. ICO также будут законодательно отрегулированы. Как вы относитесь к поручению в целом и к каждому из этих пунктов в частности?

— Перечень поручений весьма рациональный и охватывает основные темы, которые возникают в части регулирования криптовалют, ICO, в меньшей степени — майнинга и блокчейна. Единственная проблема, связанная с этими поручениями, заключается в том, что горизонт их исполнения приходится на середину 2018 года, а в Беларуси, например, смогли запустить процесс уже сейчас в форме указа президента путем создания высокотехнологичного кластера, в котором новый рынок будет развиваться в порядке эксперимента. И здесь как раз возникает вопрос: что более рационально — попробовать в форме эксперимента либо медленно и плавно наращивать регулирование через выпуск базовых законодательных актов и их детализацию в дальнейшем? Этот стабильный и консервативный путь может занять много времени. При этом рынок развивается очень быстро, и люди, которые на нем осуществляют те или иные операции, ищут решение здесь и сейчас. Поэтому ответ на вопрос, насколько продуктивными окажутся результаты этих поручений, мы увидим летом этого года, и сравнивать это надо будет именно с той средой, что есть у нашего соседа, который, пока предлагает более выгодное конкурентное предложение с точки зрения развития этого рынка.

— До сих пор проекты на базе блокчейна в финансовой сфере главным образом находятся в фазе пилотов. Когда, по вашему мнению, можно ожидать промышленных масштабов?

— Сегодня криптовалютный рынок в целом, который базируется на технологии блокчейн или распределенного реестра, в каком-то смысле, является экспериментальным. Во-первых с точки зрения цен на криптовалюты мы видим значительные ценовые скачки, во-вторых, даже внутри технологической структуры крупнейших валют — биткоина, «эфира» и ripple — происходят изменения, иногда значительные. Например разделение биткоина на биткоин и биткоин-кэш. Это признак экспериментального развития. А реализация любого промышленного проекта все-таки должна базироваться на некоем стабильном, отработанном и защищенном механизме. Защищенном как технологически, таки юридически. Сегодня, если вы хотите взять какую-то информацию из того или иного блокчейна и представить ее в суде в качестве доказательства совершения какой-то сделки, то возникают вопросы: в каком виде эта информация должна быть представлена, на каком носителе, кто эту информацию должен заверить, как она будет проверяться? И так далее. Таким образом, прежде чем мы сможем перевести блокчейн-проекты в промышленную фазу, нужно решить вопросы с проработкой большого количества предварительных технологических и юридических решений.

— Какие именно продукты найдут свое применение в блокчейне?

— Наиболее подходящим с точки зрения технологии является тот вид продуктов, которым требуется жесткая фиксация времени события. Во-вторых, важна неизменность этих данных, в-третьих, должна быть относительная толерантность к вопросам безопасности или секретности, потому что блокчейны, по крайней мере часть из них, носят открытый характер. Поэтому первое применение, которое может носить промышленный характер, — это регистрация выпуска ценных бумаг, фирм, патентов или каких-нибудь страховых продуктов. В той же законотворческой сфере регистрация законов и их хранение в формате блокчейна — это вполне рациональное действие. Более того, если законы будут постепенно двигаться в сторону всякого рода автоматизации формулировок и использования языков смарт-контрактов, то это очень продуктивная сфера, и здесь как раз востребованы все те элементы, о которых я сказал выше.

Мы идем к модели финансового супермаркета, причем супермаркета цифрового

Как это ни парадоксально, пока наименее очевидным является использование криптовалют в формате платежного средства. Для этого необходимы устойчивая стоимость этих валют, высокая скорость выполнения транзакций, высокая защищенность от различного рода атаки высокая степень секретности. А эти свойства в совокупности в большинстве сегодняшних криптовалют отсутствуют. Например, биткоини «эфир» абсолютно открытые. Есть ripple, но там другая система майнинга, которая, как утверждается, может быть неустойчивой. Поэтому здесь важно понимать, что применение традиционных форматов на финансовом рынке криптовалют сопровождается очень большим количеством требований, как регуляторного, таки технологического толка.

Биткоин никогда не будет использоваться в промышленном масштабе. Это подобие изобретения отца и сына Черепановых, которые доказали что паровозы ездят. Но на его базе никто не будет строить современный локомотив. Поэтому биткоин сегодня — прежде всего «финансовая игрушка», на которой зарабатывают деньги слишком возбужденные по его поводу граждане, но в качестве технологической платформы он в текущем состоянии не очень пригоден.

Основная проблема биткоина как платежного средства заключается в том, что он медленный. Транзакция подтверждается с частотой раз в 10 минут, есть ограничение по числу транзакций, которые можно провести за день. Список текущих неподтвержденных транзакций измеряется сотнями тысяч. в а . Так что сегодня более 90% транзакций, связанных с биткоином, спекулятивные. Сегодня любой вводи вывод денег сопряжен с серьезным риском, потому что платеж в фиатных деньгах и платеж в биткоинах не синхронизированы. В любом случае будет «разрыв по времени», измеряемый минутами, а иногда и часами, даже днями. И все это время вы будете нести риск посредника.

— Не лопнет ли вместе с хайпом этот криптовалютный пузырь, да и пузырь ли это?

— Криптовалютный рынок никуда не денется, потому что криптовалюты, именно как торгуемые объекты, это только одна часть процесса, причем, и возможно, не самая большая, просто самая популярная. Но криптовалюты, по крайней мере базовые, — это сложная конструкция, которая возникает как результат майнинга, который представляет собой решение определенных математических задач для целей подтверждения действий, сохраняющихся в виде записей. То есть майнинг — это поддержание функционирования некой сложной системы. То, что у биткоина есть какая-то постоянно меняющаяся цена, — это просто механизм мотивации майнеров, и сам по себе рынок криптовалют — это только вершина айсберга. Это сложная инфраструктура, за которой стоит большое количество правил, касающихся процессов майнинга, оформления транзакции, изменений программного кода. Эта конструкция, с точки зрения добровольно установленных правил, посложнее многих наших «писаных» законов. Поэтому те, кто говорят, что это какой-то пузырь, просто не углубляются в то, как это устроено. «Пузырем» могут быть ценовые условия. МММ — это была пирамида, продажа воздуха, продажа необеспеченных и нереалистичных обязательств. А в биткоине нет никаких обязательств. Биткоин — это подтверждение того, что была выполнена определенная работа и был переработан и сохранен определенный объем информации. Дальше — вам решать, сколько это стоит.

— Какие работающие способы инвестирования криптовалют в экономику можно назвать в России и в мире?

— На сегодняшний день использование криптовалют в потребительском смысле в практической жизни крайне ограничено. Есть ряд примеров, от Японии, где криптовалюта признана законным платежным средством, до банкоматов в других странах, которые принимают криптовалюту в качестве обслуживаемого финансового инструмента. Но их очень мало (менее 2000 в мире).

Биткоин никогда не будет использоваться в промышленном масштабе

Вообще, есть такая гипотеза, что криптовалюты предназначены не столько для использования людьми, сколько для взаимодействия программных контроллеров, которые встраиваются в различные устройства типа «умный дом», «умная машина»и так далее для расчетов между собой. Например, если вы разговариваете по телефону, то, с точки зрения мобильного оператора, наиболее надежный способ предоставлять вам эту услугу — списывать с вашего счета какую-то сумму каждую миллисекунду, секунду, каждый час и так далее. Но представьте, что для этого вы спустя каждый определенный отрезок времени должны нажимать кнопку оплаты. Это неудобно и, пожалуй, затратно. Поэтому мы оплачиваем телефонные счета или авансом, или в конце месяца. Если бы у нас была возможность с помощью встроенного чипа в телефоне оплачивать криптовалютой каждую миллисекунду, то было бы удобно и компании, и нам. А обычная платежная система с обычными деньгами для этого не приспособлена, потому что такая форма оплаты порождала бы массу микротранзакций, и с точки зрения стоимости это было бы невыгодно. А вот криптовалюты в определенных моделях, например IOTA, под это «заточены». Нам с вами как людям такая валюта неудобна в силу своего механизма, а для устройств она подходит. Поэтому гипотетически можно предположить, что основное направление развития криптовалют пойдет именно в сторону M2M-сервисов (machine-to-machine). Простой пример. Бонусные баллы авиакомпаний — это внутренняя валюта для использования в определенном мире взаимоотношений, связанных с перелетами. И возникает вопрос: нужны ли там рубли вместо «миль»? Потому что эти бонусные баллы живут по своим правилам, и многим, кто хочет такие сервисы предлагать, важно, чтобы их «валюты» жили по своим правилам.

— Если будет множество криптовалют, то как они будут взаимодействовать между собой?

— Здесь будут функционировать хабы, брокеры или просто электронные площадки, которые будут обеспечивать онлайн-обмен.

—А кто возьмет на себя роль хабов?

— Пожалуй, банки. Ведь им придется искать для себя новую нишу. Если не смогут или не захотят, их вытеснят IT-компании.

— Это будет один из их функционалов или единственный?

— Скорее всего, финансовый посредник будет иметь набор функционалов. Мы идем к модели финансового супермаркета, причем супермаркета цифрового. Не факт, что он будет из вашей страны. в и И тогда только финансовая выгода будет развивать процесс, поскольку проблемы платежа нет, проблемы трансформации услуги нет в силу того, что она цифровая.

— То есть блокчейн сейчас используют не в том направлении, в котором он был задуман?

— Развитие технологии блокчейн сейчас позволяет выстроить методы управления чем угодно, начиная от государства и заканчивая сервисами ЖКХ в доме. Законы сейчас уже написаны, как «программы». Завтра перенесутся на компьютерный язык, и у вас могут появиться компьютерные судьи, которые описывают конфликтную ситуацию, вставляют ее в соответствующую программную структуру, а она проверяет, соответствует ситуация закону или нет, и выносит вердикт. Поэтому мы незаметно для себя переходим в другой формат жизнедеятельности —это, наверное, было главным посылом тех, кто изобретал технологию блокчейна. Они пытались создать автономную социальную конструкцию, если хотите — свод правил, которые выполнялись бы без участия государства.

bosfera.ru

Ждать ли крипторубля - Журнал БОСС

БОСС-политика | Сюжет месяца/Деловой климатТекст | Сергей ПЕТРОВ

Глава Ассоциации «Россия» Анатолий Аксаков не верит в появление национальной криптовалюты в России.

Главный аналитик «Телетрейд Групп» Олег Богданов замечает, что вряд ли в России появится национальная криптовалюта. «И совсем не из-за консервативности нашего ЦБ или правительства, — подчеркивает он. — Дело в том, что необходимости в этом нет. Технологию блокчейна можно использовать как простой расчетный механизм для операций внутри банковской системы, и при этом основной единицей расчетов будет рубль. Хотя пока и эта функция блокчейна сильно уступает традиционным платежным системам». Главное, считает эксперт, возможность эмиссии должна оставаться у ЦБ — это ключевая привилегия государства.

Константин Корищенко, заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС, убежден, что криптовалюта в сегодняшнем механизме ее функционирования и обращения выступает инструментом, который не связан с государством по определению. «Она инструмент, который создается неким сообществом пользователей, — замечает эксперт. — Одной из частей этого сообщества пользователей являются майнеры, добывающие или производящие криптовалюту. В этом смысле государство данному сообществу не нужно. Так что я сомневаюсь в том, что именно те криптовалюты, которые сейчас есть, могут быть „огосударствлены“».

Если же говорить о том, что государство создаст свою собственную криптовалюту, то здесь тоже не понятно зачем, поскольку обращение рубля, доллара, евро в безналичной форме практически сродни обращению криптовалют, подчеркивает Корищенко. По его мнению, это электронные деньги. Они де-факто существуют в независимом виде как записи в электронных базах данных. «Существенное отличие криптовалют от безналичных денег заключается в том, что криптовалюты обращаются в распределенных базах данных — блокчейне, а безналичные валюты — в централизованных платежных системах того или иного государства, Центрального банка», — замечает эксперт.

«Я не понимаю, — говорит Корищенко, — в чем целесообразность для государства, для Центрального банка заменять свою централизованную систему на децентрализованную. Это будет технически сложнее, дороже и медленнее. Поэтому для ввода в ту или иную страну криптовалюты по образцу биткоина (или любого другого действующего примера) требуется аргументация: зачем это нужно, в чем выгода и т.д. К сожалению, ее пока никто не привел. Поэтому я разделяю сомнения Аксакова в том, что есть целесообразность введения именно в таком виде государственной криптовалюты».

Генеральный директор Агентства независимой журналистики, редактор портала cryptoconsylting.info Алена Нариньяни считает, что вопрос появления в России собственной криптовалюты весьма неоднозначен. «Я думаю, что так называемый крипторубль в нашей стране все же появится, но вопрос в том, каким он будет? — замечает она. — Будет ли он отвечать тем критериям, которым должна соответствовать криптовалюта, и что это за критерии?»

Главные качества любой криптовалюты сегодня, подчеркивает Нариньяни, это децентрализованность (то есть у криптовалюты нет регулятора, который может влиять на нее) и анонимность (отследить, откуда и куда пришли или ушли деньги, практически невозможно).

«Проще говоря, криптовалюта — это деньги, которые эмитируются в интернете и не имеют никакой связи с привычной валютой, никак не регулируются государством, — считает эксперт. — И зачем государству создавать криптовалюту, которую оно не сможет регулировать? Любая настоящая криптовалюта должна базироваться на технологии блокчейна, что как раз и обеспечивает ту самую децентрализацию».

По сути, запустив криптовалюту (которая настоящая криптовалюта), регулировать ее уже будет нельзя, убеждена Нариньяни. Все данные о транзакциях будут храниться на компьютерах пользователей — майнеров, которые, в свою очередь, станут получать за это вознаграждение, а раз так, то национальная криптовалюта должна быть добываемой. То есть любой сможет запустить программу-майнер и, подключившись к Сети, «заработать» такую монету. В этом случае Центробанк не станет выпускать национальную криптовалюту и регулировать ее. Она будет добываться пользователями, которые начнут предоставлять свои мощности для расчета хеш-сумм и хранения данных.

Кстати, «неудобные» данные из блокчейна не вытащить. Просто заблокировать сервер или удалить информацию не получится, а любому государству невыгодно, когда нет возможности контроля, подчеркивает эксперт. «Еще один важный момент. В настоящей криптовалюте нет возможности „напечатать“ сколько угодно монет (что в принципе сегодня можно проделать с любой фиатной валютой). Ведь если число криптомонет окажется бесконечным, то они не будут являться хранителем ценности, а значит, смысла покупать их или хранить для пользователей не возникнет — курс будет очень сильно прыгать в зависимости от того, сколько новой монеты появилось на рынке».

Курс самой популярной сейчас криптовалюты — биткоин — тоже сильно колеблется, но в долгосрочной перспективе он начнет расти, потому что количество монет ограничено и дефицит монеты будет чувствоваться всегда, замечает Нариньяни. «Если же сделать крипторубль нормальной, скажем так, настоящей криптовалютой, к которой по большому счету можно отнести только биткоин, и количество монет также будет ограниченным, правительство не сможет само добавить новые монеты при желании, а это снова ставит вопрос о том, зачем государству создавать такую валюту», — уверена она.

По словам эксперта, сегодня власть пытается ограничивать биткоин именно потому, что не готова контролировать его. «Так зачем ей создавать аналог этого? Очевидно, что незачем, а значит, создавать государство (и все собранные для работы в этом направлении комиссии) будет что-то другое. Скорее всего, отечественный „крипторубль“ все же увидит свет, ведь руководство страны поставило такую задачу, но от реального цифрового золота у него будет лишь приставка „крипто-“ и не более…», — заключает Алена Нариньяни.

www.bossmag.ru

Перспективы биткоина в России: Что говорят местные финансисты

Технологический прогресс не стоит на месте и рано или поздно (чаще позднее) затрагивает и Россию. Известно, что к криптовалютам российские регуляторы относятся отрицательно. На протяжении последних нескольких лет следовали разнонаправленные заявления. Раньше представители ЦБ вроде как заявляли, что потенциально готовы рассматривать биткоины в качестве средства оплаты, но впоследствии были прямо противоположные заявления, не оставляющие сомнений в отрицательном отношении финансовых регуляторов: тот же Центробанк предупредил о недопустимости использования криптовалют, а Минфин разработал законопроект, признающий их использование нарушением.

Издание GAAP.ru обратилось к представителям российской финансовой сферы в попытке узнать, можно ли, по их мнению говорить о том, что биткоины начнут использоваться в качестве средства оплаты в России в ближайшем или не очень будущем, а также попросило описать свое персональное отношение к криптовалюте.

Армен Даниелян, Член правления АКГ «ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ» (GGI)

Попытки внедрения цифровых денег предпринимались со времен зарождения интернета. Однако практическое применение криптовалют в платежном обороте до сих пор остается незначительным. Помимо общего недоверия пользователей к электронным деньгам и неосведомленностью большинства потребителей, их распространение в мире тормозит отсутствие нормативного регулирования, которое в ряде стран сводится к прямому запрету.

Криптовалюты по своей сути являются денежными суррогатами, отсюда отрицательное отношение к ним не только со стороны Банка России, но и большинства центральных банков зарубежных стран. Негатив со стороны регуляторов вызван, прежде всего, невозможностью контроля за эмиссией и обращением биткоинов, отсутствием каких либо форм обеспечения, анонимностью транзакций. Последнее особенно актуально в свете борьбы с незаконным отмыванием денег и финансированием терроризма. Поэтому большинство стран пытаются ограничивать использование криптовалют на своей территории.

Биткоины – наиболее распространенная криптовалюта. Запрет хождения биткоинов в России широко обсуждается, предпринималась попытка блокирования веб-ресурсов, предлагавших присоединиться к расчетам с помощью биткоинов, рассматривается вопрос введения наказаний за использование криптовалют. Однако проблема применения наказаний в том же – в невозможности контроля для выявления нарушений. Сторонники биткоинов полагают, что запретительные меры ограничат доступ к биткоинам лишь для законопослушных пользователей, в то время как преступники будут продолжать пользоваться криптовалютами.

Преимущества биткоинов очевидны: возможность их конвертации в валюту через специализированные площадки, использование для оплаты товаров и услуг в интернете, высокая степень защиты транзакций. Но, несмотря на существующие преимущества, не следует рассчитывать на внедрение биткоинов и им подобных криптовалют в ближайшей перспективе. Хотя несомненно, что именно за цифровыми деньгами будущее, так как именно они должны прийти на смену национальным валютам в процессе развития и глобализации финансовых систем.

Константин Корищенко, заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС, доктор экономических наук, профессор

Чем же хорош биткоин в качестве частных денег?

Во-первых, отсутствует эмитент как лицо, способное манипулировать как количеством, так и ценой валюты (в виде курса или ссудного процента).

Во-вторых, он сохраняет стоимость, так как стоимость майнинга есть величина реальная и растет со временем, хотя бы в части затрачиваемого электричества.

В-третьих, цена определяется на конкурентном (пусть пока не совершенном) рынке.

В-четвертых, номинал — 1 биткоин — может дробиться практически до бесконечности.

В-пятых, все меньше и меньше проблем для безналичного обращения данной валюты.

Основной особенностью биткоина в контексте притязаний на выполнение роли денег (валюты) является иная природа его «производства».

Биткоин не является долговыми деньгами как все «бумажные» деньги, и поэтому для него не стоит вопрос количества выпускаемых денег — оно заранее ограниченно.

Тем не менее, стоимость всего объема выпущенных биткоинов есть величина переменная и растущая по мере приближения к предельному количеству выпуска. В этой «иной» природе криптовалют, возможно, и кроется их основное преимущество. Их может быть выпущено несколько, они будут между собой конкурировать. Также они будут конкурировать с официальными валютами. Если гипотеза Хайека верна, то они могут постепенно вытеснить официальные валюты либо резко ограничить темпы роста их эмиссии.

Могут ли биткоины начать обращаться в наличной форме? Но наличная форма противоречит философии появления данной валюты, провозглашающей главным принципом отсутствие эмитента. Следовательно, необходимо либо пойти на компромисс: ввести одобренную неким органом саморегулирования конкурентную процедуру выпуска наличных биткоинов различными «провайдерами» (если такая в принципе возможна), либо, что более вероятно, оставить биткоин только в безналичной форме и перейти в целом к обращению денег только в электронной форме. То, как сейчас развиваются интернет-технологии, говорит, скорее всего, в пользу второго варианта.

Какое будущее может ждать биткоин и другие криптовалюты? Ряд стран (Россия, Китай) ввели ограничения на ее обращение, другие (Израиль, Сингапур, Кипр) создали условия для практически свободного обращения, третьи (такие как США) приравняли ее к товару, но формального ограничения на обращение не ввели. Можно предположить, что если гипотеза Хайека окажется верна, через несколько лет мы увидим мировую валютную систему, состоящую из группы глобально конкурирующих между собой криптовалют и группы государственных валют, поддерживаемых и защищаемых их государствами-эмитентами. В силу глобальности и отсутствия привязки к конкретной стране и ее центральному банку у криптовалют есть несомненное преимущество и шансы на победу в таком сражении. При условии, конечно, что речь идет о свободной рыночной конкуренции.

Илья Бутурлин, старший преподаватель, Финансовый университет

В данный момент уже можно говорить об использовании биткоинов в качестве средства оплаты в России, за биткоины можно оплатить товары и услуги, оплатить образование за рубежом. Учитывая специфику современных экономических отношений, очень сложно в эпоху глобализации запретить использовать криптовалюты. Если посмотреть динамику развития криптовалют, то очевидно, что развитие их повсеместно только начинается, так как они обладают неоспоримыми преимуществами перед другими валютами:

  1. Они не привязаны ни к одной стране
  2. Они являются универсальными платежными средствами
  3. Существуют несколько бирж, где можно купить или продать биткоины без каких либо требований и ограничений

Павел Рыцев, ИТ-директор ALP Group

Криптовалюты – это, без преувеличения, уникальное явление для современного мира. Уникальное в части образования неразрывной связки математики, экономики и ИТ. И связка эта абсолютно реальная и очень плотная. Однако широким массам населения не очень понятно, насколько на самом деле глобально это явление. И насколько появление криптовалют может повлиять на историческое развитие всех стран (особенно стран-лидеров), на течение их экономики, на их социальную и экономическую сферы.

Изначально основным критерием ценности для любых денег служила трудоемкость их получения (ценность золота и драгоценных камней заключалась, прежде всего, в их небольшом количестве). Но у таких ценных валют и много минусов: они неделимы, сложно определить их номинал (так, рубль – от слова «рубить», его рубили топором, чтобы расплатиться частью монеты, которая по номиналу была меньше целого рубля). Поэтому постепенно более ценные валюты начали вымываться менее ценными, производными от них. Например, бумажными деньгами, обеспеченными золотом и драгоценными камнями. Но со временем бумажные деньги потеряли и это обеспечение, превратившись в бумагу, которая имеет какое-то значение, пока все люди признают, что у них есть это значение. На самом же деле сами деньги – не ценность, а лишь возможность для обмена ценностями (товарами, услугами и т.д.). Иными словами, когда валюта утрачивает свою ценность или удобство, она заменяется другой, более удобной и, главное, лучше соответствующей требованиям времени. Золотые и серебряные монеты ушли, уступив место бумаге, вокруг которой выросла современная мировая экономика, а бумага точно так же со временем может уступить место криптовалюте. И первые шаги в этом направлении мы видим уже сейчас.

Чем интересны криптовалюты? Во-первых, тем, что они никем не контролируются — ни отдельными государствами, ни финансовыми институтами или компаниями. И это является их неотъемлемым свойством. Механизмы эмиссии и оборота криптовалют полностью децентрализованы и функционируют на основе глобальных компьютерных сетей. Их нельзя свободно имитировать. Нельзя включить печатный станок, напечатать любое их количество и таким образом влиять на стоимость. Более того предлагаемый криптовалютами механизм обращения позволяет полностью устранить посредников или гарантов (т.е. банки и др. финансовые организации) при выполнении платежей и переводов между участниками системы. С учетом этого широкое использование криптовалют могло бы полностью преобразить мировую финансовую систему и экономику.

При этом, как и у любого мощного инструмента, предлагающего новые возможности, у криптовалют есть и своя темная сторона. Анонимность платежей и невозможность контроля делают их крайне привлекательными для теневой экономики и преступного мира. Поэтому вполне естественно, что мировым государствам возникновение и широкое распространение такой анонимной валюты, которую невозможно контролировать, может не понравиться.

К тому же, в настоящий момент доверие к криптовалютам подрывают такие факторы как высокая спекулятивность рынка и его высокорисковость. А новизна подхода создает «свободное поле» для возникновения новых типов уязвимостей и угроз. И, конечно, свою роль играет сложность понимания того, как криптовалюты функционируют. Основная часть людей, прежде всего, должна поверить в платежеспособность и надежность криптовалюты – поверить небольшой группе людей, обладающих пониманием, специфическими знаниями и образованием.

С другой стороны, для государств с развивающейся экономикой или испытывающих давление извне – с мировых рынков — санкционное давление и т.д., как Россия или, скажем, Иран, перспективы вхождения криптовалют в широкий обиход дают уникальный шанс. Т.к. на систему криптовалют сложнее повлиять, сложнее использовать ее в политических целях.

Каждому государству еще предстоит оценить все плюсы и минусы распространения криптовалют и сделать свой выбор «за» или «против». Если конечно такой выбор есть. Конечно, государство может попробовать запретить использование криптовалют в принципе. Но учитывая то, что она анонимная, использует инфраструктуру Интернета и широко распространенные в мире ИТ-технологии, сделать это будет непросто. Да, можно усложнить ее использование, попытаться «задавить» ее. Но, как и от многих запретов, пострадают, скорее всего, только законопослушные граждане и компании, а террористы и другие антисоциальные элементы, угрожающие обществу, продолжать получать всю возможную пользу от «дивного нового мира».

Что до заявлений ЦБ по поводу биткоинов – все они лишь подтверждают сложность выбора и тот факт, что даже у ЦБ все еще не сложилось четкое понимание того, как относиться к этому глобальному явлению. Но я надеюсь на то, что в России есть люди, которые реально оценивают и плюсы, и минусы этих новых подходов «эпохи Цифры» в целом и «эры криптовалют» в частности. Потому что только радикальные перемены, связанные с введением криптовалют в широкий обиход, могут позволить стране «потолкаться локтями» с давно сложившимися монополиями доллара и евро.

Лично я как человек, давно и плотно работающий в ИТ-сфере, считаю криптовалюты чрезвычайно перспективными для России и мира. И думаю, что сейчас самое время для большинства стран прекратить строить стены и обратить самое пристальное внимание на то, что еще вчера, как и все новые технологии, безосновательно считалось «ветряными мельницами». Потому что двигают мир вперед именно новые подходы и основательная, вдумчивая работа профессионалов с ними.

Павел Рево, исполнительный директор процессинговой компании Uniteller

Криптовалюта как средство оплаты в РФ мало перспективна. Она не выдерживает конкуренции с другими способами безналичного расчета из-за дополнительного этапа конвертации: пользователь получает заработную плату на банковскую карту, затем зачисляет деньги на счет электронного кошелька и только потом расплачиваться за покупки и услуги. Кроме того, российскому покупателю гораздо привычнее и ближе рубль, чем биткоин, многие плохо представляют, что это такое. Если мы говорим об электронных платежах, наиболее предпочтительным средством расчета остается банковская карта. Это быстро и удобно, к тому же подавляющее число россиян получают заработную плату на карту, и число картхолдеров со временем будет только расти. Криптовалюту можно рассматривать только в качестве средства инвестирования, как недвижимость и драгоценные металлы. Однако для биткоинов совершенно точно необходимо государственное регулирование, чтобы не возникла ситуация, аналогичная финансовой пирамиде МММ, иначе спекуляции на криптовалютном рынке будут приводить к обогащению профессиональных «игроков» и разорению остальных азартных, но неопытных граждан.

coinspot.io

Стоит ли покупать биткоины - DailyMoneyExpert.ru

В выходные биткоин перешагнул очередную рекордную отметку — $4 тыс., а в понедельник, 14 августа, продолжил рост, превысив уровень $4,2 тыс. Каких курсов ждать от биткоина в ближайшие дни и почему криптовалюта так быстро растет в цене, узнали у экспертов.

Константин Корищенко, заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела (ФФБД) РАНХиГС:

«Биткоин действительно переживает серьезный ценовой скачек. Причин тому несколько. Первая причина заключается в том, что неопределенность, которая была вызвана дебатами о разделении биткоина, 1 августа разрешилась, и всем стало понятно где биткоин, где биткоин-кэш.

Второе — это то, что постоянно возникающая в мире напряженность, например, в Корее, все больше и больше провоцирует людей на поиски чего-либо безопасного и не связанного с тем или иным правительством. Биткоин для этой роли подходит также хорошо как и золото, а может быть и лучше.

В-третьих, есть такой эффект, когда ускоряющийся рост цены какого-либо актива начинает вовлекать все больше и больше спекулятивного капитала, все большее и большее количество людей, инвесторов, особенно тех, которые не очень хорошо понимают суть данного актива, но видят, что он быстро растет в цене. Возникает так называемый спекулятивный пузырь. И, наконец то, что сегодня рынок криптовалют, в 2016 и 2017, уже достиг некоторого финансово значимого объема.

Количество криптовалют измеряется сотнями, а общая капитализация составляет несколько сотен миллиардов долларов. Теперь это серьезный рынок, поэтому он интересен даже крупным игрокам. В России это еще усугубляется тем, что за последние несколько месяцев мы слышим, начиная от президента и дальше, от официальных лиц, некоторые слова поддержки как минимум технологии блокчейн и вообще рынку криптовалют. Сейчас совокупность факторов внутри России и в мире подталкивает цены на биткоин вверх.

Когда рынок попадает в фазу спекулятивного быстрого роста, всегда есть шанс заработать на этом очень много и за короткий период, но также растут и шансы много потерять за этот же период. Поэтому я бы не рекомендовал никому вкладывать в биткоин свои последние деньги. Однако если кто-то хочет „поиграть как в казино“, то биткоин для этого вполне может оказаться интересным. В целом я считаю, что обычному человеку лучше от такого спекулятивного рынка держаться подальше».

Эдуард Ланчев, основатель проекта FUNDERY.ru:

«В данный момент мы наблюдаем рост интереса к рынку криптовалют, не только среди финансистов, но и у людей никак не связанных с данной отраслью. И судя по охвату, все еще только впереди. Кроме того, ряд стран принимает законодательные инициативы, которые легализуют криптовалюты в той или иной форме. Это также положительно сказывается на росте биткоина и других криптовалют.

Рост биткоина в последние дни, в первую очередь, связан с реализацией отложенного спроса среди участников рынка, который возник из-за опасений, что раздвоение биткоина может привести рынок к кризису. Но этого, как видим, не произошло, и инвесторы с новой силой бросились скупать основной актив новой экономики.

Для желающих успеть в последний вагон стоит помнить, что на любых финансовых и товарных рынках, как и в целом в экономике, действует жесткий закон взаимосвязи риска и потенциальной доходности — чем, больше риск, тем больше доходность, и наоборот. Поэтому, думая о перспективах роста биткоина и в целом криптовалютного рынка, надо сначала решить, а сколько вы готовы потерять ради реализации своей мечты, если этого не произойдет. Мы со своей стороны не ждем серьезных потрясений на рынке, но откаты возможны».

Алексей Банников, генеральный директор, группа компаний «Фотосклад.ру»:

«Криптовалюты сейчас характеризуются экстремальной волатильностью. Текущий рывок биткоин совершил из-за его легализации в Японии, откуда идет сейчас основной спрос на покупку. Коррекция произойдет, как только снизится спрос, но если биткоин признают еще какие-то крупные страны, то его курс может достичь и $10 000. В ближайшее 10-летие, можно прогнозировать, что стоимость биткоина будет не менее стоимости 1кг золота. Вкладывать конечно стоит, но использовать тут золотое правило — не вкладывать в высокорисковые активы больше, чем готовы потерять».

dailymoneyexpert.ru

«Блокчейн изменит знакомый нам мир»

Константин Корищенко, профессор РАНХиГС, рассказал порталу Finversia о природе блокчейна и криптовалют, а также о том, как эти технологии изменят наш мир.

- Знакомый жалуется в Facebook, мол, устал от бесконечного карнавала криптовалютных конференций.

- Да, действительно. Сейчас мы наблюдаем явление, известное как «хайп», а если выражаться менее политкорректно, то происходящее можно назвать шумихой/неразберихой. Если серьёзно, то подоплёка этого ажиотажа вполне объяснима. Интернет-среда и социальные сети и так способствуют расширению общения, а когда предметом этого общения является «непонятный, но модный» блокчейн, интерес начинает расти ещё больше. Вторая причина: люди ищут способ включиться в «гонку капиталистов». Как это сделать в реальной экономике? Ведь найти место предпринимателю в традиционном бизнесе крайне непросто. А в сфере криптовалют – абсолютная свобода и малоосвоенная «поляна».

Все материалы Finversia-TV

- Хорошо, пусть, свобода. Но как люди воспринимают всё это? Как глоток свободы? С одной стороны, на этом можно заработать, с другой – люди видят, что блокчейн может в будущем изменить и их образ жизни, и всё общество. Государство же такой возможности, увы, не даёт.

- Знаете, каждый человек, наверное, проходит стадию анархизма в восприятии мира.

- Очень хорошо помню эту стадию.

- Когда «я сам», «я сама», «тормоза придумали трусы» и так далее. Молодёжь активнее включена в интернет-общение не только потому, что она лучше общается с техникой. Но в значительной степени потому, что, сидя у компьютера, вы вроде сами управляете всем процессом. В реальной жизни, в её социальной иерархии, молодой человек волей-неволей, по традиции уступает взрослому, «заслуженному» товарищу. В интернете причин для подобных уступок значительно меньше. Кроме того, всегда есть возможность скрыться за аватаром. Однако, пока, в основном, интернет-взаимодействие носит характер некой «игры». Криптовалюты же привносят в эту «игру» новый элемент, экономический. То есть вы уже не просто в игры играете под вымышленными именами, а реально можете заработать, не являетесь при этом программистом. Я сам – выпускник факультета вычислительной математики и кибернетики МГУ, и иногда общаюсь с его студентами. У этих ребят в ходе учебы формировался следующий запрос: «Я изучил это, это и ещё вот это. Зная такие-то языки и системы и обладая такими-то умениями, как я могу на этом заработать?». Раньше такому человеку говорили – иди в торговую сеть, в банк, в авиакомпанию, в лучшем случае, в ИТ-компанию. Но сегодня у специалиста подобного рода появляется возможность монетизировать собственные знания в программировании, по сути, не включаясь ни в какой другой бизнес.

- А если нет программистских способностей? Хорошая метафора про новую структуру экономики, где главными участниками выступают человек и компьютер. Но экономика – это вот эти чашки с кофе, стулья, на которых мы сидим с Вами, видеокамера, которая нас снимает. Их ведь должен кто-то производить.

- Тут есть две стороны. Во-первых, есть пресловутый 3D-принтер – по сути, «скатерть-самобранка». То, что даже за этой «самобранкой» что-то стоит – производство, трата энергии – всё это не очень воспринимается. Зато хорошо воспринимается простой факт: вот не было ничего, а с помощью «волшебного аппарата» что-то появилось. Есть возможности создавать объекты почти что из воздуха. Это первое. Второе: на балансе современных компаний, в том числе и секторе «реальной экономики», присутствует большой объем нематериальных активов - технологии, взаимоотношения с клиентами, маркетинг, бренд, интеллектуальная собственность. Эффект новой экономики возник в последние 30 лет. В своё время я наткнулся на статистику, говорящую о том, что в 80-х годах в американской экономике структура балансов компаний состояла в соотношение 80/20 (Tangibles/intangibles). Сейчас более 90 % – это нематериальные активы. Для примера, возьмите Facebook, Google и прочих. Аналогичным образом меняется и поведение людей – «переход в онлайн». Есть социологические исследования, показывающие, что возраст людей, которые никогда физически никогда не были в офисах банков и ни разу не ходили в реальные магазины, постепенно растёт. Это поколение, которому оффлайновая часть нашей жизни не то что не нужна, она им малознакома.

- А бизнес идёт им навстречу.

- Конечно, бизнес идёт за клиентом. Что касается интернета, то изначально был запрос на надёжную и бесперебойную передачу информации без искажения в каналах связях. Сейчас же эта проблема поднялась на уровень семантический, когда принципиально важно, чтобы не только сигнал не искажался, но и не искажалась бы и содержательная часть. Даже в советское время то, что вы читали в газетах, было более-менее правдой, по сравнению с тем, что пишут сегодня в интернете.

Мы сейчас говорим про стоимость. Мы хотим, чтобы всё, что передавалось в интернете, имело и сохраняло свою стоимость. Для решения этой задачи нужно добиться того, чтобы информация не подделывалась, и чтобы её нельзя было несанкционированно скопировать. Блокчейн и биткойн оказались в нужное время и в нужном месте, а именно, в период серьёзного кризиса системы кредитно-денежных отношений, вызывающего опасения, что стоимость, выраженная в традиционных деньгах, «разрушается». Какой была реакция традиционных институтов в ответ на кризис 2008 года? Кредитно-денежное смягчение, нулевые ставки, налоговые ужесточения и обострение политической борьбы, которое происходит на этом фоне. А исторический опыт человечества показывает, что большие долги обычно не выплачиваются. Их реструктуризируют или просто списывают.

- Теория о долговых причинах начала Второй мировой войны.

- Да. Как и Первой, и многих других. Сразу после острой фазы кризиса 2007-2008 годов что-то витало в воздухе, нужен был другой ответ, вне русла традиционного государственнического подхода, если хотите, в русле либертарианства. И вот мы видим попытку такого ответа – сейчас насчитывается свыше полутора тысяч наименований криптовалют, бесчисленное количество обменников и криптобирж. Блокчейн открыл нишу, которая была недоступна для очень многих людей, нишу давно забытого свободного рынка. Попробуйте открыть какой-нибудь бизнес в традиционной экономике – это крайне сложно, все «выгодные» места давно заняты. А вот дальше можно предположить много интересного…

- Например, совершенно по-другому организованная избирательная система. Я смотрел фильм «The Circle», чьё название в отечественном прокате известно, как «Сфера», хотя на самом деле – «Круг». И там интересная идея была – установить всем американцам специальное приложение, дающее возможность голосовать «напрямую».

- Я совершенно согласен. Возьмём Швейцарию. В качестве управленческой парадигмы там успешно работает механизм довольно частых референдумов. Их проводили бы и чаще, если бы это не стоило денег. Но что, если сейчас Швейцария на основе блокчейна реализует проект частых, экономически недорогих референдумов?

- Они-то смогут, а вот мы?

- Это вопрос о последствиях. Система электронного голосования вплотную примыкает к системе электронного законодательства и правоприменения. Потому что история показывает, как одно техническое решение влечёт за собой серьёзные последствия для системы в целом. Приведу пример. На протяжении нескольких сотен лет в мире были специализированные институты реестродержателей и кастодианов. Реестродержатели хранили список владельцев ценных бумаг, прежде всего для эмитента, кастодианы – обеспечивали процедуру перехода прав при повседневной торговле бумагами. Те и другие были очень нужны, поскольку разные потребности в условиях медленного обмена информацией. Но по мере развития интернета и средств передачи данных, это преимущества специализации становились все более эфемерными. А сегодня в подобного рода разделении практически вообще нет смысла. Целая отрасль кардинально изменилась. А в сегодняшнем мире, если внедрить блокчейн в систему учёта прав владельцев ценных бумаг, то потребность в посредниках на этом рынке может просто исчезнуть. Потому что вся информация будет хранится на распределённых серверах в прямом доступе для клиента. Внедрение нового технического решения в корне меняет экономические отношения.

Но вернёмся к голосованию. Вы знаете, что от биткойна недавно отпочковались Bitcoin Cash и Bitcoin Gold. Всё это есть следствия одного заложенного внутри системы свойства – самоуправления. Решения были принято самими людьми, «сверху» его никто не навязывал. И произошло это благодаря встроенному в систему механизму «голосования».

В одном из криптосервисов есть механизм, позволяющий обеспечить реализацию контрактов без суда и приставов. К созданному контракту прилагаются три ключа. Один у покупателя, второй у продавца, третий – у арбитра. Если покупатель и продавец согласны с контрактом, он реализуется. А если существуют разногласия, арбитр принимает решение в пользу одного или другого. Да, тут есть элемент субъективности решения, но он в значительной степени автоматизирован. И в будущем такого арбитра сможет заменить программа.

Идея электронного голосования постепенно захватывает умы, запущено большое количество проектов. Как когда-то интернет постепенно проникал в нашу жизнь по чуть-чуть, а теперь у нас начинается депрессия, если у провайдера случилась какая-то неполадка. Так и идея самоуправления будет проникать через освоение блокчейна. И люди могут начать задаваться вопросом, а зачем нам кто-то, кто будет за нас решать, как нам жить?

- Это случится не скоро, всё-таки. Но говорят, что в самом ближайшем будущем наши власти попробуют запустить крипторубль в Крыму.

- К сожалению, это больше политизированные, если не сказать, популистские заявления. Криптогосударственная валюта – вещь странная. Ведь безналичные деньги любой страны уже обладают большинством свойств «электронных денег». Кроме, пожалуй, децентрализации обращения». Тогда зачем создавать почти то же самое? И все же, попытки создать государственную криптовалюту, пока на уровне «пробы пера», предпринимаются. Это проекты по созданию FedCoin в США, CadCoin в Канаде, есть проект eKrona в Швеции и другие. Особенность таких проектов в том, что эти новые государственные криптовалюты имеют целью реинкарнацию валют прежних, традиционных. Просматривается и другая цель – вытеснить или заменить наличные деньги.  Вы знаете, что в Европе уже введены запреты на расчёты наличными свыше определённой суммы. Купюра в 500 евро будет изъята к концу следующего года. Обсуждаются планы изъять купюру в 100 долларов. В Дании закон разрешает торговым точкам не принимать наличные деньги. У 75 % шведских банков нет оборудования для работы с наличными деньгами.

И что мы видим? Мы видим рост наличного оборота в Швейцарии, в Японии. В России и Германии он не снижается. Да, сражаясь с «наличкой», мы сражаемся со всякими нехорошими явлениями, вроде преступности и терроризма. Но в странах, где отрицательные процентные ставки, бегство в наличные – это бегство от банков. Наконец, это попытка ухода от тотального контроля за операциями частных лиц. Но, пока был только «нал» и «безнал», стратегия борьбы с кэшем была более или менее понятна. С появлением «независимых» криптовалют стало намного сложнее. Да, с помощью государственной криптовалюты можно попытаться вытеснить кэш, но я думаю, что эффект сильно зависит от страны.

- Как оседлать эту лошадь? Что бы вы сделали?

- Япония не стала ничего запрещать, разрешила использовать новые «независимые» криптовалюты.

- Есть версия, что они тем самым ослабляют йену.

- Йена – очень странная валюта. Она используется как некий транзакционный механизм для инвестиций вовне японских сбережений. Япония, если мне не изменяет память, имеет самую большую положительную инвестиционную позицию в мире. И, кстати, США – страна с самой большой отрицательной инвестиционной позицией. Япония получает очень серьёзные доходы от своих «вложений в мир» – порядка $300 млрд в год. Это очень большие деньги. Мне трудно судить о позиции Банка Японии, но мне кажется, что проблема с крепкой йеной для них не столь чувствительна, как для других стран. Заметьте, что Япония, при этом, находится в числе лидеров по проникновению наличных денег в оборот.

Теперь о том, как с этим всем можно совладать.

Сначала нужно решить вопрос создания криптовалют. Кто такие майнеры? Многие из них подходят под определение индивидуального предпринимателя, с экономической точки зрения.  С точки зрения производимой продукции/услуги их можно рассматривать, например, как центры по формированию цифровых подписей – такого «глобального нотариата». Представим себе, что майнеры смогли бы заплатить, условно, 6 %, как ИП, и легализоваться. Вполне щадящий налоговый режим…

Дальше надо разобраться с вопросом о том, кто может владеть такой валютой и что такое процесс идентификации участника. Мы пользуемся документами – паспортом, водительскими правами, пенсионным удостоверением, которые нам выдало государство. Но и блокчейн может вас также идентифицировать. Нужно придумать механизм, с помощью которого цифровой ключ объединится с вашими активами из вашей «оффлайн»-жизни. Например, общегражданский паспорт – это связка с вашими реальными объектами. С автомобилем, с социальными правами и так далее. Сегодня технически вполне реализуем проект по хранению персональных данных в блокчейне. И каждый человек может стать владельцем своих собственных персональных данных. Но все равно нужен кто-то, кто при первоначальном внесении данных о вас подтвердит, что вы – это вы, со всеми исторически накопленными правами и обязанностями. Так что без государства или лица, им уполномоченного на этой стадии не обойтись.

И только потом нужно решать вопрос номер три – как будет обращаться криптовалюта, на каких биржах торговаться, в оплату каких товаров и услуг приниматься и т.д.

Константин Корищенко, профессор РАНХиГС, член Совета по профессиональным квалификациям финансового рынка

В 1980 году окончил факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ, доктор экономических наук. В 1980-1992 годах занимался наукой, был заведующим учебно-консультационным центром издательства «Юридическая литература». В 1992-1995 годах - начальник отдела вторичного рынка управления ценных бумаг, заместитель начальника управления ценных бумаг - начальник отдела по операциям на фондовом рынке Банка России. В 1995-2000 годах - заместитель директора департамента ценных бумаг, директор департамента операций на открытом рынке Банка России. В 2000-2001 годах - президент некоммерческого партнёрства «Фондовая биржа РТС». В 2001-2002 годах - управляющий директор «Тройки Диалог». В 2002-2008 годах - заместитель председателя Банка России. В 2003-2008 годах - председателя совета директоров ММВБ, в 2008-2010 годах - президент ММВБ. В 2010-2013 годах - глава российского офиса ООО «Мерилл Линч Секьюритиз». В 2013-2014 годах – президент Инвестбанк.

www.finversia.ru

C криптовалюты нельзя получить проценты

На прошлой неделе на самом высоком уровне — с участием президента — обсуждалась перспектива развития в стране новых финансовых технологий. По итогам совещания профильным ведомствам поручено приступить к разработке законодательства, легализующего криптовалюты в России. Какие шлюзы открывает это решение, выяснял «Огонек»

Большие возможности чреваты большими рисками. Это и подчеркивал президент, признав, что криптовалюты набирают популярность в мире, но эта сфера несет серьезные риски. Нужно выстроить «регуляторную среду», чтобы защитить интересы граждан и бизнеса при использовании криптовалют, но возможности, которые открывают новые технологии, необходимо использовать — так была сформулирована в итоге обсуждений «дорожная карта».

О феномене криптовалют «Огонек» поговорил с экономистом Константином Корищенко.

Константин Корищенко — заведующий кафедрой «Фондовые рынки и финансовый инжиниринг» РАНХиГС, в 2002-2008 годах — заместитель председателя ЦБ РФ.

— Вокруг криптовалют сегодня информационный бум, и не только в России. С «цифрой» связывают надежды на революционные перемены в мировых финансах. О каких переменах идет речь?

— В мире много лет, а то и десятилетий назревал кризис денежного обращения. Дело в том, что нынешние деньги после отмены золотовалютного стандарта в 70-х годах прошлого века не обеспечены ничем — ни золотом, ни товарами. Они стали «фиатными» («приказными»): купюра стоит не столько, сколько затрачено на ее выпуск, а как «назначит» государство, которое выпускает деньги и требует, чтобы все в стране принимали их в оплату. На советских деньгах было написано: «…казначейские билеты обязательны к приему на всей территории СССР…». И в других странах есть аналогичное требование в отношении своих национальных валют. При этом, за редким исключением, никакое государство не ограничено в объеме выпуска своей валюты. С биткоином, как с золотом или серебром, такие манипуляции невозможны, поскольку есть два свойства, отличающие криптовалюты от нынешних денег.

Первое: криптовалюты — это всемирный феномен, возникший благодаря развитию и распространению глобального интернета. Они, по сути, не могут регулироваться внутри одного государства. Интернет прошел несколько стадий развития: он поначалу был сферой обмена информации, потом каналом продвижения товаров и услуг, а сейчас добрался до самой сердцевины экономики — до денежной системы. Криптовалюты — «негосударственные», ни по форме выпуска, ни по механизму обращения. В принципе, они могут нести угрозу существованию самого государства, поскольку оно, потеряв право эмиссии денег, утратит существенный рычаг воздействия на экономику.

Второе. Криптовалюты можно рассматривать как попытку вернуться на новом уровне к модели товарных валют (раньше — золото или серебро). Недаром же биткоин на бытовом уровне называют «цифровым золотом». Несмотря на нематериальную природу, он, так же как драгоценные металлы, имеет стоимость добычи (майнинга). И эта стоимость прямо или косвенно отражается в ценах на рынке криптовалют. Сегодня разные криптовалюты имеют как свои достоинства, так и свои недостатки, «цифровой процесс» развивается очень быстро. Но все же говорить, что появилась некая идеальная криптовалюта, отвечающая всем функциям денег, пока слишком рано.

— Получается, криптовалюты по факту создают риски для государственной финансовой системы?

— Если на уровне населения произойдет сдвиг от валют, эмитируемых центральными банками, в сторону криптовалют, выпускаемых компьютерами, программами или сообществами программистов, то это подорвет способность государства контролировать ситуацию в финансах и в обществе.

— Иными словами, это неизбежно. И как тогда к этому относиться — философски?

— Об этом в 1976 году писал австрийский экономист Фридрих Хайек в работе «Разгосударствление денег — новый взгляд» (в опубликованном русском переводе — «Частные деньги»). Его идея состояла в том, что для построения свободного и эффективного общества необходимо устранить правительственную монополию на эмиссию платежных средств. Хайек показывал механизмы злоупотребления общественным доверием со стороны правительств в финансовой сфере, предлагал развивать конкуренцию частных денег.

— Трудно принять, что могут быть негосударственные деньги…

— Почему же… В нашей, российской, финансовой системе на самом деле есть два вида денег, которые обращаются параллельно. Я бы сравнил это с солнцем и двумя орбитами планет. Первая орбита, ближняя к солнцу,— наличные и безналичные деньги, выпускаемые Центральным банком. А вторая орбита — деньги, которые находятся на счетах в коммерческих банках. И те, и другие деньги называются российскими рублями, формально имеют одинаковую стоимость. Но по первым несет ответственность ЦБ, а по вторым — коммерческие банки. Разница хорошо бывает видна, когда что-нибудь случается с тем или иным банком.

— А какое место в этой «орбитальной системе» может занять криптовалюта?

— Сейчас криптовалюты почти во всех странах находятся на самой отдаленной, третьей, «орбите», связь с центробанками у них отсутствует. Но в будущем вся система может поменяться. Место денег ЦБ могут занять наиболее развитые и продвинутые криптовалюты, которые уже существуют в Сети. А место нынешних банковских денег могут занять токены, которые уже сейчас выпускаются различными компаниями как платежное средство при размещении криптовалюты на бирже,— вспомним Хайека и его конкуренцию частных денег.

— Значит, мы говорим о том, что для разных задач будут разные деньги?

— Именно. Для разных сервисов, проектов, рынков.

— И чем же тогда будет заниматься Центробанк?

— На самом деле у него много функций, среди которых регулирование денежного обращения — только одна из них. О роли ЦБ в будущей криптовалютной денежной системе сейчас можно только гадать. Однако можно с уверенностью говорить, что роль ИТ-составляющей в его деятельности будет только расти. Как будет устроена денежная система в дальнейшем, будет ли она одноуровневой или многоуровневой, как будут взаимодействовать криптовалюта «в ядре» и деньги различных финансовых и нефинансовых институтов «в окружении»,— это вопрос открытый.

— Сегодня высокотехнологичные стартапы используют криптовалюты в качестве инвестиционного механизма. Значит ли это, что криптовалюты связаны с трансформацией экономики?

— Не совсем. Они не сопутствующий продукт, а следующая стадия этой трансформации. Сошлюсь на статистические исследования экономики США, которая первой пошла по этому пути. В 1980-х годах на балансе американских предприятий находилось 80 процентов материальных активов (здания, оборудование, станки и проч.) и 20 процентов — нематериальных. Сейчас значительно больше 80 процентов — это интеллектуальный капитал, компьютерные программы. В США набирает обороты кризис в розничных сетях: роль супермаркетов и моллов резко падает, торговую недвижимость сложно продать или сдать в аренду: их заменила интернет-торговля. Примерно в этом же русле развивается и ситуация с «финтехом» — это начало перехода инвестиционного процесса от традиционного банковско-фондового варианта в сторону криптовалют, токенов и ICO.

— Вы сказали, что криптовалюты несут в себе угрозу для государства. Но как с этой угрозой эффективно бороться? Да и возможно ли это?

— Государства к криптовалютам относятся по-разному. Есть страны, где они полностью запрещены. Это, например, Бангладеш — там за сделки в цифровых валютах можно получить 12 лет тюрьмы. Не признают криптовалюты в Боливии, Эквадоре. Даже в развитых странах подступают к ним с осторожностью, вводят различные ограничения (Япония, США, Европа). А как не быть осторожными, если эмиссия денег частными лицами — это вызов для государства? Но феномен криптовалют возник и надо согласиться, что это явление не имеет государственных границ. Запрещать бессмысленно, как бессмысленно запрещать интернет, можно лишь закрыть отдельные сайты, блокировать отдельные домены. Нельзя и в одной отдельно взятой стране принять всеобъемлющий закон о криптовалютах — для этого нужен современный аналог Бреттон-Вудской конференции, установившей новый мировой валютный порядок. Остается прагматичный подход: для практических целей внутри страны можно и нужно регулировать отдельные аспекты обращения криптовалют (налогообложение, регистрация обменных операций, контроль за посредниками и т.д.).

— Выходит, открывая для «цифры» двери, каждый будет пытаться играть по своим правилам?

— Вот пример Японии. Государство сказало: мы можем приравнять биткоин к платежным инструментам и вводим правило, что все посредники, кто проводит операции с криптовалютой, должны регистрироваться как специальные лицензированные организации. Однако сейчас в рамках международных финансовых структур, таких как ОЭСР, МВФ, Банк международных расчетов, есть проекты, которые посвящены использованию криптовалют и для международных операций. Директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард на конференции в Банке Англии высказалась вполне определенно: криптовалюты могут вдохнуть новую жизнь в валюту МВФ под названием SDR (Special Drawing Rights — специальные права заимствования, резервное и платежное средство, эмитируемое МВФ, имеет только безналичную форму в виде записей на банковских счетах, банкноты не выпускаются.— «О»).

— А может ли государство придушить криптовалюты?

— Вряд ли. Если государство выберет путь запрета, оно же и пострадает. Просто потеряет этот рынок, он уйдет к соседям. Потом придется догонять. Что мы сейчас наблюдаем в ситуации между Японией и Китаем: запрет китайских властей на биржевые операции с криптовалютами выдавливает игроков на японский рынок. Но в то же время нужен контроль. Финансовые игры плохо заканчиваются. История с МММ у нас еще не забыта. И есть свежий пример — «Вим-Авиа». Бесконтрольность отражается на людях, вызывает социальное напряжение. Надо уметь пройти посередине.

— Получается, на криптовалюты мы обречены?

— На самом деле сюжет значительно шире. Сейчас понятно, что криптовалюты — это не только финансовый, но и политический, социальный феномен. Может быть, даже и феномен религиозный.

— Поясните.

— В священных книгах прописаны нормы, регулирующие финансовые отношения людей. И чаще всего там зафиксировано негативное отношение к долгам, ростовщичеству и взиманию процента. Но последние лет пятьсот денежное обращение именно на этих основах и развивалось. Так вот, криптовалюты не связаны с процентом. Их никто не может дать в долг и получить с этого проценты. И уже появились так называемые кошерные биткоины. А еще есть довольно много исследований, которые говорят о достаточном соответствии криптовалют нормам, записанным в Коране. Во всяком случае, отказ от процента может сильно изменить нашу систему финансовых отношений.

— Есть ощущение, что не только финансовых…

— Разумеется. Еще есть, например, социальный аспект: сейчас вокруг криптовалют формируются новые социальные группы и сообщества. Причем это самоуправляемые структуры, о которых мы мало знаем. Но и это не все: в некоторых странах уже обсуждается возможность замены централизованной системы голосования на выборах технологией блокчейн — «базовой» технологией по выпуску криптовалют. Такая замена серьезно повлияет на избирательные механизмы, потому что содержащуюся в ней информацию изменить, подправить, подтереть или переписать невозможно. Иными словами, феномен криптовалют  не остановится только на денежном обращении, он обязательно войдет в социальную жизнь людей, в политику. И государству придется решать вопрос, как выстраивать с ним отношения.

whattonews.ru


Смотрите также