Почему началось «наступление» криптовалют и что это сулит. Что сейчас происходит с криптовалютой


Элина Сидоренко: «Надо пережить этот хайп». Что происходит с биткоином и чем все кончится?.

В Ельцин Центре в Екатеринбурге выступила руководитель межведомственной рабочей группы по оценкам рисков оборота криптовалюты Государственной думы ФС РФ Элина Сидоренко. Она ответила на главные вопросы о криптовалюте и майнинге и рассказала, почему за оплату покупки биткоинами могут посадить.

Криптовалюта — это вообще законно?

Когда Государственная дума уходила на каникулы летом этого года, в России ситуация относительно криптовалюты была хорошая. Был Виталий Бутерин, который заразил болезнью под названием «блокчейн» Владимира Владимировича Путина. У нас было представление, как это все может работать в рамках закона. Но после того как летом случились резкие скачки биткоина, после того, как Китай ввел запрет на ICO, мы увидели новые риски, связанные с волатильностью криптовалюты. 

Вы видите, что сейчас происходит с криптовалютой, все ее колебания. Эта ситуация вводит в транс не только Банк России, но и Народный банк Китая, и банки всех мегарегуляторов мира. Это высокорисковый инструмент, и никакое государство мира не видит сейчас для себя возможности погашать риски криптовалюты за счет собственных ресурсов. Более того, система децентрализации криптовалюты тоже обескураживает государства, которые привыкли эмитировать деньги и управлять эмиссией. То есть у нас есть некая штука, которую якобы придумал японец, которого никто не видел. И эта штука пытается управлять мегарегуляторами. Они, конечно, с этим согласиться не могут.

Что касается законов.  С одной стороны, у нас есть Япония, с другой стороны — остальной мир, в котором нет четкой регуляторики криптовалюты. Япония пошла по пути признания криптовалюты средством платежа. Европа же приходит к позиции признания криптовалюты либо товаром, либо частью коммодити (биржевого товара). И есть Америка, которая уже пошла по пути признания криптовалюты как биржевого товара. Для них это брокерская история, которая существует в параллель банкам. То есть там банки не рискуют и не используют криптовалюту, а вот на бирже брокеры абсолютно спокойно оборотом криптовалюты занимаются. 

Европарламент выступал со специальным заявлением, где отмечал, то криптовалюта может быть запущена в оборот только при одном условии — ее идентификации. Это очень серьезный звонок, который говорит нам о том, что свобода кончилась. Сейчас участники рынка и правительство должны думать, какой вариант зарежимливания будет оптимальным для всех.  Точно нужно мириться с мыслью, что прежней свободы уже не будет.

А как в России?

Пока никак, но идут обсуждения на уровне правительства. Первая позиция — цифровая валюта будет оцениваться как цифровой товар. Вторая позиция — криптовалюта должна рассматриваться в качестве цифрового актива. Скорее всего, будет второе.

В российской ментальности товар — это некое имущество, которое находится в обороте. И когда мы говорим о товаре, то возникает вопрос НДС. Мы слышали последнюю позицию Минсвязи, они выступают за НДС. Я не вижу возможности начислять сегодня НДС на криптовалюты по одной простой причине: нам крайне сложно заняться регуляторикой того, что мы попросту не можем выявить и зафиксировать. 

Сейчас, пока нет правового статуса криптовалюты, вы государству очень интересны. Но государство с вами ничего сделать не может.

Могут ли посадить за покупку криптовалюты?

Да, вполне. По сути, мы все с вами ходим под статьей. 

Например, я хочу купить биткоины. Нахожу продавца, перевожу ему $4 или 5 тыс., он дает мне один биткоин. А потом я иду и пишу заявление, что у меня обманом взяли деньги за какой-то 14-значный код. И против продавца биткоина заведут дело по факту мошенничества, потому что в рамках сегодняшнего законодательства он обманул меня, продав 14 цифр. Ведь мошенничество — это ситуация, когда вещь продана по цене значительно большей, чем она стоит. А в случае с биткоином товар не имеет ценности, то есть существенные условия сделки нарушены. И это всех пугает. 

Поэтому криптовалюту включить в закон нужно? Закон нужен для инвесторов, которые имеют крипту и хотят ее вложить в какой-то проект.

Как только появится поправка в ст. 158 ГК с одной фразой: «объектом имущественных прав является то, то, то, а также криптовалюта», то это перевернет для нас с вами мир. 

Почему закон никак не примут?

Препятствует этому само криптосообщество. Когда владельцы крипты говорят, что находятся над системой децентрализации, что власть им не нужна, что у них новая частная валюта и государство отмирает как явление — это криптоанархия. 

Когда правительство слышит это, оно ввергается в ступор и не хочет легализовать то, что продвигается под знаменем анархии.

Почему Китай запретил ICO?

Китайцы — народ очень спокойный, а национальный банк у них очень неспокойный. Народный банк запретил ICO. Эти панические опасения Китая понятны. Кто был в этой стране в последние несколько месяцев, видел: как только выезжаешь за город, тут же видишь огромные фермы, на которых установлено безумное количество майнингового оборудования.

Китай сейчас на первом месте по выдаче крипты, особенно эфира и биткоинов. И когда денег этих стало очень много, то их понесли в ICO. А Национальный банк задумался: сейчас же все это лопнет, и куда тогда все люди придут с транспарантами? Ко мне. И решил все это запретить. Все логично.

То есть ICO — это незаконно?

В том виде, в котором это существует, нет. То, что мы сейчас переживаем с ICO, это 1930-е годы в США.  Был бум на акционерные общества, люди с ума сходили. Что в итоге? 90% акционерных обществ полетело к чертям. Мы с ICO рано или поздно придем к этой же модели. Мы должны пережить этот хайп, эти сломанные жизни, эти 90% потерявших все вкладчиков. 

Ситуацию исправит регуляторика, закон. Так было и с акционерными обществами.

Заместитель министра финансов Алексей Моисеев сказал, что надо запретить продажу крипты. Что будет?

После слов Моисеева все впали в панику, даже биткоин немного растерялся и потерял в цене. Мне кажется, там в какой-то момент просто выключился микрофон. Была идея опробовать проведение торгов по криптовалюте на брокерах, которые бы хорошо поигрались с этой историей.

Идея Моисеева была в том, чтобы приравнять криптовалюту к иностранной валюте. Мы же с вами не можем участвовать в покупке валюты на бирже. Там участвует кто? Профессиональные игроки. Мы с вами можем приобретать валюту на обменных площадках, но не на официальных торгах. Так вот, идея Моисеева была именно в этом: система обмена криптовалюты продолжится, но массовый рынок закроется. 

А что с майнингом? За это могут посадить?

Этот вопрос многих волнует. Если мы посмотрим на европейский опыт, то Великобритания оценивает майнинг как модель ведения домашнего хозяйства. 

Если вы майните, то вы производите мощности и обмениваете их на сущность, которой нет в праве, о какой ответственности может идти речь? Вы попадете под внимание органов, только если майните на электричестве своего соседа.

Другой вариант — промышленный майнинг. Вы покупаете здание, оборудуете его, запускаете электричество и начинаете майнить. Здесь важно легализовать свое производство, чтобы не пришли органы проверки и не закрыли вашу деятельность. Используя российское законодательство, вы можете легко объяснить, куда вы тратите электричество и что вы в итоге получаете. Если вы в уставе напишете, что получаете криптвалюту, то вопрос от государства поступит незамедлительно. А вот если вы напишете, что ваша компания занимается производством ПО, цифровых кодов или продуктов интеллектуальной собственности, то проблем быть не должно.

Зарегистрируйте компанию, платите налоги и вот в таком виде майнинг в России на сегодняшний день может существовать. 

Как итог: промышленный майнинг возможен при правильном юридическом сопровождении, домашний майнинг тоже возможен. Вы становитесь интересны государству в тот момент, когда выходите на обменные площадки.

Можно ли что-то купить за криптовалюту?

Нет, это незаконно. У Генпрокуратуры есть закон о Центральном банке, где написано, что денежные суррогаты на территории РФ недопустимы. Кроме того, у нее есть два письма: одно от ЦБ, другое от Росфинмониторинга, где сказано, что криптовалюта — это денежный суррогат, и все операции с ней сомнительны. Как в таком случае должна прокуратура относиться к магазинчикам, которые продают мясо, молоко и женские колготки за биткоины? Конечно, закрывать их.

А можно обойти это нарушение?

В правовом вакууме есть простой способ, как избежать наказания. Не покупайте за криптовалюту. Обменивайте на криптовалюту. Обмен допустим.

На что еще можно спустить криптовалюту?

Сейчас, может, кто-то возрадуется, но мы даже взятку в криптовалюте не можем квалифицировать как взятку. Мы можем давать взятку борзыми щенками, потому что мы знаем стоимость борзых щенков, мы можем их пощупать и зафиксировать. А оценить стоимость криптовалюты мы не можем, это ветер, это набор цифр, который не имеет материальной ценности для государства.

Но не слишком обольщайтесь, Генпрокуратура может квалифицировать такую ситуацию как покушение на взятку.

Материал написан на основе выступления Элины Сидоренко в Ельцин Центре. Организатор — Уральская Блокчейн Ассоциация. Подготовила Екатерина Тарханова / DK.RU

ekb.dk.ru

Почему началось "наступление" криптовалют и что это сулит

Последнее время все больше новостей можно услышать про криптовалюты в целом и про биткоины в частности. Подключились к этому не только СМИ, но и государственные власти. Так, если раньше в течение нескольких лет Центробанк строго отвергал любые криптовалюты, то теперь, хоть они и запрещены, все-таки государственные финансисты решили приблизить момент их появления – ЦБ заявил, что работает над национальной криптовалютой. Что представляют собой системы электронных денег и что сулит их распространение? Об этом в беседе с Накануне.RU рассказал доктор экономических наук, профессор МГИМО Валентин Катасонов.

Вопрос: Самой популярной криптовалютой сейчас является биткоин, но есть ведь и другие – сколько их? И вообще для чего они нужны?

Валентин Катасонов: Да, биткоин, эфириум, а всего около двух тысяч названий разных криптовалют. Правда, некоторые из них подобны бабочкам-однодневкам, поэтому сказать, сколько их есть на данный момент, никто не берется. Специалисты мониторят около 100 ведущих видов криптовалют. Что касается самого названия – "криптовалюта" – мы живем в эпоху мира нейролингвистического программирования, и иногда нам подсовывают какие-то новые понятия для того, чтобы мы окончательно перестали что-либо понимать. Слово "криптовалюта" состоит из двух простых слов: "крипто" – значит тайный, зашифрованный, секретный; и "валюта" – то есть что-то вроде денег. Но на самом деле мы можем сказать, что никакой секретности нет. Нам доказывают, что это такая разновидность электронных денег, которые обеспечивают анонимность участников сделок. Это множество всяких профессиональных терминов: "блокчейн", "пиринги", "big data". У обывателя начинает голова кругом идти, и он начинает действительно верить, что там есть стопроцентная защита. Конечно, никакой стопроцентной защиты нет, и любой серьезный специалист в области компьютерных технологий и интернета скажет, что есть способы идентифицировать участника сделок.

Вопрос: Даже несмотря на шифрование?

Валентин Катасонов: Если рассматривать мир криптовалют как некий закрытый мир, то для тех, кто создавал эти криптовалюты, это полный нонсенс. Грубо говоря, идет некая азартная игра между участниками, и она заканчивается тем, что кто-то записывает себе проигрыш со многими нулями, а кто-то записывает выигрыш. Но ведь выигрыш должен все-таки конвертироваться во что-то более понятное, более реальное. Поэтому между "миром криптовалют" и нашим миром существуют определенные "коридоры", по которым циркулируют реальные товары, реальные деньги туда и обратно. Когда происходит проход каких-то активов через эти "коридоры", в этот момент участников можно дешифровать.

Теоретически человек может оставаться анонимным, но известна масса случаев, когда происходила дешифровка. Даже самый осторожный участник игры криптовалют все равно совершает ошибки. Вот на этих ошибках его поймать можно. И случаев того, как анонимно защищенных различными криптошифрами людей вычисляли и ловили, более чем достаточно.

То есть, конечно, это не "крипто" – все расшифровать можно. Еще более важно, что это все-таки не валюта.

Вопрос: Почему это не валюта, не деньги?

Валентин Катасонов: Разница в том, что когда мы говорим про национальные деньги, мы говорим просто "деньги", когда мы говорим про деньги других государств – мы говорим, что это иностранные деньги, это валюта. Важнейшей особенностью денег является то, что они являются эквивалентом, иначе говоря, они должны иметь устойчивую покупательную способность. А мы с вами видим, что творится на рынке криптовалют. Там постоянно идут колебания, выражаясь профессиональным языком, имеется высокая волатильность. Вспомним историю биткоина – он появился в 2009 году, тогда обменивался в пропорции 1 монета биткоина на десятую или сотую долю даже не доллара, а цента. Сегодня его курс повышается до $3,5 тыс и выше. Говорят, что не за горами время, когда он будет стоить $500 тыс. за одну монету, кто-то говорит про 1 млн.

Это инструмент спекуляции, а не деньги, потому что деньги должны обладать устойчивой покупательной способностью. А если они не обладают такой способностью – значит, это не деньги.

Вопрос: Как устроен процесс купли-продажи?

Валентин Катасонов: Участники этого мира биткоина и криптовалют – как две категории людей. Одни – это те, кто делают эти деньги, можно сказать, из воздуха. Это так называемые майнеры. Майнинг – от слова "добыча", они "добытчики". Вторая категория – те, кто покупают эти монеты. Это могут быть люди, которые даже не обладают минимальной компьютерной грамотностью. Майнерам, конечно, надо обладать компьютерной грамотностью, а сегодня еще и компьютерными мощностями.

Вопрос: И почему вообще нужно идентифицировать игроков? Криптовалюты могут быть опасны?

Валентин Катасонов: Потому что криптовалюты используются не только для азартной игры, но и, например, для финансирования терроризма, для торговли наркотиками, для проплаты бандитских услуг. Мы-то с вами живем, вроде как, в видимой части электронного мира, который называется интернет, а есть еще "черный интернет". Вот в этой "преисподней" и осуществляются все эти сделки. Там можно заказать и убийство кого-либо с использованием тех же самых криптовалют.

Вопрос: В таком случае почему вокруг биткоинов столько шума? Преодолевают они рубеж в $4 тыс. или разделяются на две криптовалюты – каждый раз это "громкая" новость…

Валентин Катасонов: Понимаете, куда ветер дует? Давайте посмотрим глобальную тенденцию. Хозяева денег хотят стать хозяевами мира. Естественно, криптовалюты – это один из инструментов, которым они хотят ускорить наступление этого счастливого для них момента. Есть несколько версий, зачем нужна криптовалюта. Мы, конечно, можем пропустить оптимистичную версию, мол, криптовалюта – это освобождение от гнета со стороны банков, что теперь нам банки не нужны, теперь мы можем напрямую с вами вступать в горизонтальные экономические отношения, и никто никого уже обмануть не может. Это сказки. Но в них верят и поддерживать проекцию криптовалют начинают не только "отмороженные" спекулянты, которым надо действительно выиграть и получить прибыль в 1000%, но даже те люди, которые просто мечтают о некоем светлом будущем. Дьявол в этом смысле изворотлив и креативен.

Вопрос: Для чего тогда нужны криптовалюты?

Валентин Катасонов: Есть несколько версий. Когда я учился в институте – в конце 60-х , в начале 70-х годов – мир переживал переход от бреттон-вудской финансовой системы к ямайской. Тогда о многих вещах, которые сегодня являются привычными, никто и не слышал. Тогда говорили, что есть такие деривативы – финансовые производные инструменты, что это очень редкий инструмент, который используется исключительно для хеджирования, то есть для снижения или ликвидации каких-то рисков коммерческих операций.

А посмотрите сегодня – рынки финансовых производных инструментов исчисляются сотнями и тысячами триллионов долларов. Прошло всего несколько десятков лет, и из этой "бактерии" получился какой-то гигантский слон. Одна из версий, что сегодня криптовалюта – это действительно "микроб" на фоне этих масштабов операций, которые совершаются на финансовых рынках. Но вот завтра он может превратиться в слона или динозавра.

Суммарная капитализация ведущих криптовалют находится где-то на уровне $200 млрд – это капитализация одной крупной компании на американской фондовой бирже Nasdaq, типа компании Facebook или Apple. Вот масштабы. А информационная шумиха просто зашкаливает. Всё очень просто – потому что средства массовой информации находятся в руках хозяев денег, и они с помощью СМИ начинают надувать очередной пузырь.

Я не удивлюсь, если завтра капитализация этих криптовалют будет измеряться уже не миллиардами, а триллионами долларов, а послезавтра десятками триллионов долларов. А для чего это надо? Опять мы возвращаемся ко временам перехода к ямайской системе. Что тогда произошло? Тогда был ликвидирован золотовалютный стандарт – с печатного станка был снят "золотой тормоз".

Фактически возникла ситуация, когда хозяева денег могли печатать неограниченное количество "зелёной бумаги", образно выражаясь. Было только одно "но" – надо было, чтобы был постоянный спрос на "зелёную бумагу". Ещё даже и Ямайская конференция не прошла, она была в январе 1976 года, а осенью 1973 года уже разразился энергетический кризис. За несколько месяцев цены на "черное золото" подскочили в четыре раза. Это первый признак того, что создается новая система, которая предполагает снятие всякого контроля над ценами на товарных рынках. В четыре раза подскочили цены на "черное золото" – а это в то время было эквивалентно десяткам миллиардов долларов. В этот же момент доллар стал превращаться в "нефтедоллар". Это такая тонкая, продуманная операция. Кстати, в реализации этой операции активно участвовал Генри Киссинджер, который тогда мотался по странам Ближнего и Среднего Востока и договаривался со всеми странами, производящими и экспортирующими нефть, что они будут покупать "черное золото" только за доллары.

А дальше – больше. Начали появляться какие-то финансовые инструменты, начали расти пузыри на финансовых рынках, и они стали поглощать миллиарды, триллионы этой продукции "печатного станка". На сегодняшний день уже и эти возможности исчерпаны. И вот одна из версий, что криптовалюты – это еще один пузырь, который будет и дальше создавать спрос на "зелёную бумагу" и пролонгирует существование этого "печатного станка" Федеральной резервной системы.

Вопрос: Есть версия, что криптовалюты изначально создавались, чтобы впоследствии обрушивать денежные системы разных стран.

Валентин Катасонов: Действительно, мы наблюдаем странные вещи по всему миру. На протяжении 100 лет центральные банки – я это внимательно изучал и отслеживал – очень ревностно относились к появлению каких-то альтернативных денег. Это могли быть корпоративные деньги, местные деньги, локальные деньги, муниципальные деньги – бесконечное количество прецедентов. Центральные банки всегда в зародыше уничтожали возможность появления таких альтернативных денег. И, безусловно, они блюли свою монополию на эмиссию.

А тут мы наблюдаем странные процессы. В качестве примера можно взять Россию – скажем, четыре или пять лет назад Центробанк и Минфин заявили жёстко, что мы не признаем никаких криптовалют. Это была нормальная и отработанная реакция на появление каких-то альтернативных валют. А на сегодняшний день денежные власти начинают уже по-другому говорить, мол, криптовалюты мы всё равно запретить не можем, поэтому давайте мы их легализуем, давайте мы их будем регулировать. Параллели напрашиваются примерно такие, как история с наркотиками в Европе – стали вдруг в Европе говорить, что они не в состоянии бороться с наркомафией, поэтому, мол, давайте легализуем торговлю наркотиками и будем контролировать эту легальную торговлю.

На самом деле, государство уходит от решения этой задачи, и возникают такие лукавые, опасные для человека альтернативы. Надо сказать, что даже в Соединенных Штатах официально всё-таки более жестко, чем в Европе или в России, относятся к криптовалютам. С моей точки зрения, хозяева "печатного станка" ФРС просто не хотят, чтобы криптовалюты находились где-то поблизости от этого "печатного станка".

Вопрос: Это тренд, навязываемый глобальными корпорациями, и скоро мы откажемся от наличности, будем жить в "цифровой экономике" и расплачиваться электронными деньгами?

Валентин Катасонов: Да, в общем, тренд такой, что деньги становятся безналичными. Мы, конечно, имеем в кошельке какие-то бумажные денежные знаки, которые называются банкнотами Центрального банка, но во всём мире идёт вытеснение бумажной компоненты, и ни для кого не секрет, что доверие к банкам упало до уровня плинтуса. В России достаточно вспомнить пример банка "Югра". А на Западе, кроме этого фактора, угрозы банкротства банка, есть ещё и другая угроза – и это даже не угроза, это свершившийся факт. Это отрицательные процентные ставки по депозитам коммерческих банков. В целом ряде западных стран коммерческие банки оставляют нулевую процентную ставку, либо даже отрицательную. Конечно, в этих условиях люди понимают, что лучше хранить деньги в наличной форме. Это напрягает банки, поэтому они всячески лоббируют принятие законов, которые запрещают использование наличных денег. Это фактически означает выстраивание гигантского "банковского концлагеря". И Россия идёт в этом же тренде, это видно невооружённым глазом, хотя прямой связи с криптовалютами тут нет.

Вопрос: Что влияет на курс криптовалют? Скачки могут быть и в $100, и в $200 – это, возможно, как-то связано с мировой экономической конъюнктурой?

Валентин Катасонов: Это может быть определено информационными факторами – какая-то публикация о хороших перспективах биткоина или того же эфириума. С внешними факторами, объективными обстоятельствами связь очень слабая.

Вопрос: Центробанк РФ, как Вы отметили, начал присматриваться к криптовалютам, но и пошел дальше – заявил, что уже идет работа над созданием национальной криптовалюты. Как это можно расценивать?

Валентин Катасонов: Заявления насчёт того, что какая-то страна попытается создать свою национальную криптовалюту, для меня вообще какой-то нонсенс. Об этом ранее заявляла Англия, об этом заявил Китай. В Китае есть официальная валюта юань, которая эмитируется национальным банком Китая. У Англии есть фунт стерлингов, который эмитируется банком Англии. Что значит национальная криптовалюта? Не очень понятно.

Если имеется в виду, что параллельно с фунтом стерлингов или юанем будут ходить еще какие-то валюты, это, как показывает мировой опыт, самая неприятная ситуация.

Например, возьмём историю Российской империи. В Российской империи были параллельные валюты – кредитный рубль и серебряный рубль. Пропорции обмена между ними постоянно менялись, и это очень неприятная ситуация. Это фактически валютная система, построенная на параллельных деньгах.

Вопрос: А есть уже какой-то зарубежный опыт легализации криптовалют?

Валентин Катасонов: Например, в Японии заявили, что они легализовали криптовалюты с 1 апреля 2017 года. Обратите внимание, что всё-таки пытаются использовать слово не "валюта", а говорят, что это "актив" или "финансовый инструмент", или ещё как-то, но всё-таки никто пока не сказал, что это деньги.

Кроме Японии, можно назвать еще Германию, некоторые другие страны. Но они, ещё раз повторяю, формально говорят, что это не деньги, это просто некий актив, которым можно пользоваться, который можно использовать. Тот же самый Китай – ведь Китай занимал до недавнего времени первое место в мире по количеству криптобирж, то есть там велась самая азартная игра.

Но всё это ведет к расшатыванию национальной денежной системы. Кончится всё это очень плохо. Так что здесь идет многоходовка: сначала запрещают, потом говорят, мол, в этом что-то есть, мы не можем это запретить, поэтому давайте будем это контролировать, но это будут не деньги, это будут некие инструменты и некие активы, которыми нельзя пользоваться для уплаты налогов или еще каких-то операций. А потом в какой-то момент времени скажут – вы знаете, криптовалюта лучше, чем юань или фунт стерлингов. А это и надо хозяевам денег. Происходит зачистка мирового денежного пространства от традиционных валют.

Вопрос: Если все-таки криптовалюты начнут "наступление" и у нас – наша экономика вообще к этому готова?

Валентин Катасонов: Чтобы мы были к этому готовы, надо подготовить людей. А подготовка людей ведется очень активно – ведётся перезагрузка сознания. Поскольку я преподаю в высшей школе, я вижу, читаю учебники, слышу, что говорят профессора, слышу ответы студентов на занятиях – всё это воспринимается на ура, мол, это всё здорово. Но ведь я уже говорил, что нынешнее высшее образование вообще и экономическое образование в частности – это, к сожалению, конвейер по производству дураков. А нынешней системе как раз и нужны дураки, чтобы они поддерживали спрос на криптовалюты, поддерживали раздувание этих пузырей. Если люди готовы соглашаться с тем, что криптовалюты – это здорово, если они согласны, что безналичные деньги – это здорово, а наличные деньги – это анахронизм, тогда мы на полной скорости въезжаем в этот "электронно-банковский концлагерь". Но я думаю, что мы должны всячески препятствовать этому.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

pravdoryb.info

Почему началось «наступление» криптовалют и что это сулит

Почему началось «наступление» криптовалют и что это сулит

Последнее время все больше новостей можно услышать про криптовалюты в целом и про биткоины в частности. Подключились к этому не только СМИ, но и государственные власти. Так, если раньше в течение нескольких лет Центробанк строго отвергал любые криптовалюты, то теперь, хоть они и запрещены, все-таки государственные финансисты решили приблизить момент их появления – ЦБ заявил, что работает над национальной криптовалютой. Что представляют собой системы электронных денег и что сулит их распространение? Об этом в беседе с Накануне.RU рассказал доктор экономических наук, профессор МГИМО Валентин Катасонов.

Вопрос: Самой популярной криптовалютой сейчас является биткоин, но есть ведь и другие – сколько их? И вообще для чего они нужны?

Валентин Катасонов: Да, биткоин, эфириум, а всего около двух тысяч названий разных криптовалют. Правда, некоторые из них подобны бабочкам-однодневкам, поэтому сказать, сколько их есть на данный момент, никто не берется. Специалисты мониторят около 100 ведущих видов криптовалют. Что касается самого названия – «криптовалюта» – мы живем в эпоху мира нейролингвистического программирования, и иногда нам подсовывают какие-то новые понятия для того, чтобы мы окончательно перестали что-либо понимать. Слово «криптовалюта» состоит из двух простых слов: «крипто» – значит тайный, зашифрованный, секретный; и «валюта» – то есть что-то вроде денег. Но на самом деле мы можем сказать, что никакой секретности нет. Нам доказывают, что это такая разновидность электронных денег, которые обеспечивают анонимность участников сделок. Это множество всяких профессиональных терминов: «блокчейн», «пиринги», «big data». У обывателя начинает голова кругом идти, и он начинает действительно верить, что там есть стопроцентная защита. Конечно, никакой стопроцентной защиты нет, и любой серьезный специалист в области компьютерных технологий и интернета скажет, что есть способы идентифицировать участника сделок.

Вопрос: Даже несмотря на шифрование?

Валентин Катасонов: Если рассматривать мир криптовалют как некий закрытый мир, то для тех, кто создавал эти криптовалюты, это полный нонсенс. Грубо говоря, идет некая азартная игра между участниками, и она заканчивается тем, что кто-то записывает себе проигрыш со многими нулями, а кто-то записывает выигрыш. Но ведь выигрыш должен все-таки конвертироваться во что-то более понятное, более реальное. Поэтому между «миром криптовалют» и нашим миром существуют определенные коридоры, по которым циркулирует реальные товары, реальные деньги туда и обратно. Когда происходит проход каких-то активов через эти коридоры, в этот момент участников можно дешифровать.

Теоретически он может оставаться анонимным, но известна масса случаев, когда происходила дешифровка. Даже самый осторожный участник игры криптовалют все равно совершает ошибки. Вот на этих ошибках его поймать можно. И случаев того, как анонимно защищенных различными криптошифрами людей вычисляли и ловили, более чем достаточно.

То есть, конечно, это не «крипто» – все расшифровать можно. Еще более важно, что это все-таки не валюта.

Вопрос: Почему это не валюта, не деньги?

Валентин Катасонов: Разница в том, что когда мы говорим про национальные деньги, мы говорим просто «деньги», когда мы говорим про деньги других государств – мы говорим, что это иностранные деньги, это валюта. Важнейшей особенностью денег является то, что они являются эквивалентом, иначе говоря, они должны иметь устойчивую покупательную способность. А мы с вами видим, что творится на рынке криптовалют. Там постоянно идут колебания, выражаясь профессиональным языком, имеется высокая волатильность этих криптовалют. Вспомним историю биткоина – он появился в 2009 году, тогда обменивался в пропорции 1 монета биткоина на десятую или сотую долю даже не доллара, а цента. Сегодня его курс повышается до $3,5 тыс и выше. Говорят, что не за горами время, когда он будет стоить $500 тыс. за одну монету, кто-то говорит про 1 млн.

Это инструмент спекуляции, а не деньги, потому что деньги должны обладать устойчивой покупательной способностью. А если они не обладают такой способностью – значит, это не деньги.

Вопрос: Как устроен процесс купли-продажи?

Валентин Катасонов: Участники этого мира биткоина и криптовалют – как две категории людей. Одни – это те, кто делают эти деньги, можно сказать, из воздуха. Это так называемые майнеры. Майнинг – от слова «добыча», они «добытчики». Вторая категория – те, кто покупают эти монеты. Это могут быть люди, которые даже не обладают минимальной компьютерной грамотностью. Майнерам, конечно, надо обладать компьютерной грамотностью, а сегодня еще и компьютерными мощностями.

Вопрос: И почему вообще нужно идентифицировать игроков? Криптовалюты могут быть опасны?

Валентин Катасонов: Потому что криптовалюты используются не только для азартной игры, но и, например, для финансирования терроризма, для торговли наркотиками, для проплаты бандитских услуг. Мы-то с вами живем, вроде как, в видимой части электронного мира, который называется интернет, а есть еще «черный интернет». Вот в этой «преисподней» и осуществляются все эти сделки. Там можно заказать и убийство кого-либо с использованием тех же самых криптовалют.

Вопрос: В таком случае почему вокруг биткоинов столько шума? Преодолевают они рубеж в $4 тыс. или разделяются на две криптовалюты – каждый раз это «громкая» новость…

Валентин Катасонов: Понимаете, куда ветер дует? Давайте посмотрим глобальную тенденцию. Хозяева денег хотят стать хозяевами мира. Естественно, криптовалюты – это один из инструментов, которым они хотят ускорить наступление этого счастливого для них момента. Есть несколько версий, зачем нужна криптовалюта. Мы, конечно, можем пропустить оптимистичную версию, мол, криптовалюта – это освобождение от гнета со стороны банков, что теперь нам банки не нужны, теперь мы можем напрямую с вами вступать в горизонтальные экономические отношения, и никто никого уже обмануть не может. Это сказки. Но в них верят и поддерживать проекцию криптовалют начинают не только «отмороженные» спекулянты, которым надо действительно выиграть и получить прибыль в 1000%, но даже те люди, которые просто мечтают о некоем светлом будущем. Дьявол в этом смысле изворотлив и креативен.

Вопрос: Для чего тогда нужны криптовалюты?

Валентин Катасонов: Есть несколько версий. Когда я учился в институте – в конце 60-х , в начале 70-х годов – мир переживал переход от бреттон-вудской финансовой системы к ямайской. Тогда о многих вещах, которые сегодня являются привычными, никто и не слышал. Тогда говорили, что есть такие деривативы – финансовые производные инструменты, что это очень редкий инструмент, который используется исключительно для хеджирования, то есть для снижения или ликвидации каких-то рисков коммерческих операций.

А посмотрите сегодня – рынки финансовых производных инструментов исчисляются сотнями и тысячами триллионов долларов. Прошло всего несколько десятков лет, и из этой «бактерии» получился какой-то гигантский слон. Одна из версий, что сегодня криптовалюта – это действительно «микроб» на фоне этих масштабов операций, которые совершаются на финансовых рынках. Но вот завтра он может превратиться в слона или динозавра.

Суммарная капитализация ведущих криптовалют находится где-то на уровне $200 млрд – это капитализация одной крупной компании на американской фондовой бирже Nasdaq, типа компании Facebook или Apple. Вот масштабы. А информационная шумиха просто зашкаливает. Всё очень просто – потому что средства массовой информации находится в руках хозяев денег, и они с помощью СМИ начинают надувать очередной пузырь.

Я не удивлюсь, если завтра капитализация этих криптовалют будет измеряться уже не миллиардами, а триллионами долларов, а послезавтра десятками триллионов долларов. А для чего это надо? Опять мы возвращаемся ко временам перехода к ямайской системе. Что тогда произошло? Тогда был ликвидирован золотовалютный стандарт – с печатного станка был снят «золотой тормоз».

Фактически возникла ситуация, когда хозяева денег могли печатать неограниченное количество «зелёной бумаги», образно выражаясь. Было только одно «но» – надо было, чтобы был постоянный спрос на «зелёную бумагу». Ещё даже и Ямайская конференция не прошла, она была в январе 1976 года, а осенью 1973 года уже разразился энергетический кризис. За несколько месяцев цены на «черное золото» подскочили в четыре раза. Это первый признак того, что создается новая система, которая предполагает снятие всякого контроля над ценами на товарных рынках. В четыре раза подскочили цены на «черное золото» – а это в то время было эквивалентно десяткам миллиардов долларов. В этот же момент доллар стал превращаться в «нефтедоллар». Это такая тонкая, продуманная операция. Кстати, в реализации этой операции активно участвовал Генри Киссинджер, который тогда мотался по странам Ближнего и Среднего Востока и договаривался со всеми странами, производящими и экспортирующими нефть, что они будут покупать «черное золото» только за доллары.

А дальше – больше. Начали появляться какие-то финансовые инструменты, начали расти пузыри на финансовых рынках, и они стали поглощать миллиарды, триллионы этой продукции «печатного станка». На сегодняшний день уже и эти возможности исчерпаны. И вот одна из версий, что криптовалюты – это еще один пузырь, который будет и дальше создавать спрос на «зелёную бумагу» и пролонгирует существование этого «печатного станка» Федеральной резервной системы.

Вопрос: Есть версия, что криптовалюты изначально создавались, чтобы впоследствии обрушивать денежные системы разных стран.

Валентин Катасонов: Действительно, мы наблюдаем странные вещи по всему миру. На протяжении 100 лет центральные банки – я это внимательно изучал и отслеживал – очень ревностно относились к появлению каких-то альтернативных денег. Это могли быть корпоративные деньги, местные деньги, локальные деньги, муниципальные деньги – бесконечное количество прецедентов. Центральные банки всегда в зародыше уничтожали возможность появления таких альтернативных денег. И, безусловно, они блюли свою монополию на эмиссию.

А тут мы наблюдаем странные процессы. В качестве примера можно взять Россию – скажем, четыре или пять лет назад Центробанк и Минфин заявили жёстко, что мы не признаем никаких криптовалют. Это была нормальная и отработанная реакция на появление каких-то альтернативных валют. А на сегодняшний день денежные власти начинают уже по-другому говорить, мол, криптовалюты мы всё равно запретить не можем, поэтому давайте мы их легализуем, давайте мы их будем регулировать. Параллели напрашиваются примерно такие, как история с наркотиками в Европе – стали вдруг в Европе говорить, что они не в состоянии бороться с наркомафией, поэтому, мол, давайте легализуем торговлю наркотиками и будем контролировать эту легальную торговлю.

На самом деле, государство уходит от решения этой задачи, и возникают такие лукавые, опасные для человека альтернативы. Надо сказать, что даже в Соединенных Штатах официально всё-таки более жестко, чем в Европе или в России, относятся к криптовалютам. С моей точки зрения, хозяева «печатного станка» ФРС просто не хотят, чтобы криптовалюты находились где-то поблизости от этого «печатного станка».

Вопрос: Это тренд, навязываемый глобальными корпорациями, и скоро мы откажемся от наличности, будем жить в «цифровой экономике» и расплачиваться электронными деньгами?

Валентин Катасонов: Да, в общем, тренд такой, что деньги становятся безналичными. Мы, конечно, имеем в кошельке какие-то бумажные денежные знаки, которые называются банкнотами Центрального банка, но во всём мире идёт вытеснение бумажной компоненты, и ни для кого не секрет, что доверие к банкам упало до уровня плинтуса. В России достаточно вспомнить пример банка «Югра». А на Западе, кроме этого фактора, угрозы банкротства банка, есть ещё и другая угроза – и это даже не угроза, это свершившийся факт. Это отрицательные процентные ставки по депозитам коммерческих банков. В целом ряде западных стран коммерческие банки оставляют нулевую процентную ставку, либо даже отрицательную. Конечно, в этих условиях люди понимают, что лучше хранить деньги в наличной форме. Это напрягает банки, поэтому они всячески лоббируют принятие законов, которые запрещают использование наличных денег. Это фактически означает выстраивание гигантского «банковского концлагеря». И Россия идёт в этом же тренде, это видно невооружённым глазом, хотя прямой связи с криптовалютами тут нет.

Вопрос: Что влияет на курс криптовалют? Скачки могут быть и в $100, и в $200 – это, возможно, как-то связано с мировой экономической конъюнктурой?

Валентин Катасонов: Это может быть определено информационными факторами – какая-то публикация о хороших перспективах биткоина или того же эфириума. С внешними факторами, объективными обстоятельствами связь очень слабая.

Вопрос: Центробанк РФ, как Вы отметили, начал присматриваться к криптовалютам, но и пошел дальше – заявил, что уже идет работа над созданием национальной криптовалюты. Как это можно расценивать?

Валентин Катасонов: Заявления насчёт того, что какая-то страна попытается создать свою национальную криптовалюту, для меня вообще какой-то нонсенс. Об этом ранее заявляла Англия, об этом заявил Китай. В Китае есть официальная валюта юань, которая эмитируется национальным банком Китая. У Англии есть фунт стерлингов, который эмитируется банком Англии. Что значит национальная криптовалюта? Не очень понятно.

Если имеется в виду, что параллельно с фунтом стерлингов или юанем будут ходить еще какие-то валюты, это, как показывает мировой опыт, самая неприятная ситуация.

Например, возьмём историю Российской империи. В Российской империи были параллельные валюты – кредитный рубль и серебряный рубль. Пропорции обмена между ними постоянно менялись, и это очень неприятная ситуация. Это фактически валютная система, построенная на параллельных деньгах.

Вопрос: А есть уже какой-то зарубежный опыт легализации криптовалют?

Валентин Катасонов: Например, в Японии заявили, что они легализовали криптовалюты с 1 апреля 2017 года. Обратите внимание, что всё-таки пытаются использовать слово не «валюта», а говорят, что это «актив» или «финансовый инструмент», или ещё как-то, но всё-таки никто пока не сказал, что это деньги.

Кроме Японии, можно назвать еще Германию, некоторые другие страны. Но они, ещё раз повторяю, формально говорят, это не деньги, это просто некий актив, которым можно пользоваться, который можно использовать. Тот же самый Китай – ведь Китай занимал до недавнего времени первое место в мире по количеству криптобирж, то есть там велась самая азартная игра.

Но всё это ведет к расшатыванию национальной денежной системы. Кончится всё это очень плохо. Так что здесь идет многоходовка: сначала запрещают, потом говорят, мол, в этом что-то есть, мы не можем это запретить, поэтому давайте будем это контролировать, но это будут не деньги, это будут некие инструменты и некие активы, которыми нельзя пользоваться для уплаты налогов или еще каких-то операции. А потом в какой-то момент времени скажут – вы знаете, криптовалюта лучше, чем юань или фунт стерлингов. А это и надо хозяевам денег. Происходит зачистка мирового денежного пространства от традиционных валют.

Вопрос: Если все-таки криптовалюты начнут «наступление» и у нас – наша экономика вообще к этому готова?

Валентин Катасонов: Чтобы мы были к этому готовы, надо подготовить людей. А подготовка людей ведется очень активно – ведётся перезагрузка сознания. Поскольку я преподаю в высшей школе, я вижу, читаю учебники, слышу, что говорят профессора, слышу ответы студентов на занятиях – всё это воспринимается на ура, это всё здорово. Но ведь я уже говорил, что нынешнее высшее образование вообще и экономическое образование в частности – это, к сожалению, конвейер по производству дураков. А нынешней системе как раз и нужны дураки, чтобы они поддерживали спрос на криптовалюты, поддерживали раздувание этих пузырей. Если люди готовы соглашаться с тем, что криптовалюты – это здорово, если они согласны, что безналичные деньги – это здорово, а наличные деньги – это анахронизм, тогда мы на полной скорости въезжаем в этот «электронно-банковский концлагерь». Но я думаю, что мы должны всячески препятствовать этому.

Автор: Евгений Рычков

Источник

Просмотры: 934

derzhava.today

Что происходит с ценой на криптовалюты?

Что происходит с ценой на криптовалюты?

Суммарная капитализация всех криптовалют недавно превысила отметку в $100 млрд. Абсолютное большинство этого роста произошло за последние несколько месяцев — 1 апреля их общая капитализация составляла всего $25 млрд. Таким образом, рост составил 300% менее чем за два месяца.

Редакция AIN.UA приводит перевод материала TechCrunch о причинах столь быстрого роста стоимости криптовалют.

Хотя одним из источников роста являлся биткоин — главная цифровая валюта (курс BTC вырос на около 160% за те же два месяца), другие криптовалюты вроде Ethereum, стоимость которого взлетела на 439%, также внесли ощутимый вклад. Чтобы понять его, лучше всего взглянуть на соотношение стоимости биткоина и остальных криптовалют. Долгие годы стоимость BTC составляла около 80% всей цифровой валюты, но за последние несколько месяцев эта цифра упала ниже 50%. Валюты вроде Ethereum и Ripple начали набирать обороты.

Очередной пузырь?

Трудно быть опытным инвестором или даже парт-тайм трейдером и не размышлять о пузыре, когда капитализация актива подскочила на 400% всего за несколько месяцев. Так работает история: когда актив растет с подобной скоростью, почти наверняка в какой-то момент его ждет падение. В конце концов, рынки иррациональны.

Поэтому не удивляйтесь, если некоторая коррекция все-таки произойдет. В отношении биткоина она уже прошла, когда с пика в $2 700 он опустился до $2 000. Но на сегодняшний день BTC снова восстановил позиции, добравшись до около $2 800 за штуку.

Сказав это, мы можем взглянуть на прошлый год и понять, что последние два месяца сумасшедшего роста были скорее не пузырем, а перерождением криптовалют в целом. Тот факт, что рост исходил не только от биткоина — хороший знак того, что это восстановление интереса к цифровым валютам, а не пузырь. Есть смысл и в том, что на острие находится Ethereum — у нее есть технологические улучшения относительно BTC, включая возможность кодировать смарт-контракты напрямую в блокчейн. Это в свою очередь позволяет строить полностью новые токены и даже проводить ICO (initial coin offering — первичное размещение монет — аналог IPO на криптовалютном рынке, где «инвесторы» получают токены, но не долю в компании). 

Аналогично с Ripple — криптовалютой, базирующейся на межбанковских расчетах, которую уже используют более 100 банков мира. Несмотря на то, что внедрение такого инструмента требует времени (что подтвердит любой работник классической банковской индустрии), это уже ощутимые достижения и причина для воодушевления людей валютой.

Последние события не оправдывают роста на 400% за 60 дней. Как Ethereum, так и Ripple работают уже гораздо больше нескольких месяцев. Если бы это были публичные компании, причин для столь стремительного роста найти было бы нельзя (почти). Но криптовалюты — новинка. Большая часть мира понятия не имеет, что такое биткоин, не говоря уже об Ethereum, Ripple и других валютах. 

У публики никогда не было возможности вкладывать деньги в технологию со столь большим потенциалом, но которая до сих пор развивается. К примеру, энтузиаст технологий в 1990-х мог предвидеть подъем интернета, но напрямую получить долю в технологии у него возможности не было. Идея применения криптографии к хранению и передаче данных все еще достаточно нова. Тот факт, что любой может напрямую купить валюту, которая питает защищенные криптографически блокчейны, похожа на то, если бы люди действительно могли инвестировать в интернет на заре его развития.

Невозможно оценить?

Есть еще одно рациональное объяснение. Если оно подтвердится, то полностью оправдает быстрое повышение цены на основные цифровые валюты. Что, если эти валюты действительно стоят столь высоко, и возможно даже во много раз больше, чем сейчас?

Проблема в том, что мы не можем оценить их стоимость. Криптовалюты — не публичные компании с прибылью, затратами и акциями. К примеру, мы можем взглянуть на финансовые результаты Apple и определить ее стоимость — то, во сколько ее активы будут оценены, если ее ликвидировать сегодня. Конечно, акции торгуются с надбавкой на эту сумму, поскольку инвесторы оптимистично относятся к будущим показателям Apple.

Но проделать такое с криптовалютами мы не можем. Мы можем угадать и сравнить их стоимость с вещами вроде общего количества денег или золота в США. К примеру, если вы тот, кто представляет криптовалюту как способ хранения ценностей, то общая оценочная стоимость всех мировых запасов золота составляет более $8 трлн… то есть, если биткоин когда-либо заменит золото, то его текущая стоимость — считанные центы от доллара. 

Если вы тот, кто представляет криптовалюты в качестве настоящего платежного средства, то можно сравнить их стоимость с денежным агрегатом М2 или общим объемом денежной массы США, включая чековые и наличные счета, сбережения, паевые фонды и ценные бумаги денежного рынка. Общая стоимость М2 США составляет около $13,5 трлн, что также означает текущую низкую стоимость криптовалют.

Будьте информированным «инвестором»

Я долго предостерегал читателей (и друзей) от покупки криптовалют, потому что они замечали подъем стоимости и хотели заработать быстрые деньги. Последние два месяца привели к небывалому росту общественного интереса, когда мейнстрим-медиа вроде CNBC и CNN объясняли как «инвестировать» в биткоин и другие криптовалюты.

Просто убедитесь, что вы делаете это по верным причинам. Покупайте криптовалюту, чтобы изучать ее и проводить транзакции. Или покупайте, потому что верите, что эта новая технология изменит мир через:

  • вытеснение золота в качестве главного средства хранения ценности в мире;

  • трансформацию межбанковских расчетов;

  • обеспечение доступности международных переводов;

  • проведение революции в фандрейзинге и процессе IPO. 

Это всего лишь несколько опций и если вы в курсе жизни мира криптовалют, то знаете что на самом деле возможностей великое множество. Поэтому, если вы планируете купить цифровую валюту, делайте это, потому что имеете долгосрочное видение (хотя, конечно, вместе с этим могут быть и финансовые выгоды), а не потому что думаете, как получить хорошую отдачу от своих «инвестиций».

Теги статьи: БиткоинRippleEthereum   

Скандальные новости

ukrpost.biz


Смотрите также