Александр Иванов: «Неуспешных проектов нет, инвестиции поднимают все». Как круто заработать на ICO. Александр иванов криптовалюта


Александр Иванов (Waves Platform): «Технически ничто не мешает организовать государственное голосование на блокчейне» | Технологии

В сентябре 2016 года Forbes общался с Александром Ивановым, основателем платформы Waves, которую тот задумал как базу для других блокчейн-проектов, и в частности планировал содействовать им в проведении ICO — первичного привлечения капитала с помощью новой технологии. Первые такие инициативы уже претворены в жизнь. Для рубрики «Рунетология» основатель центра онлайн-образования «Нетология» Максим Спиридонов побеседовал с предпринимателем о том, как именно формируется новая экосистема, зачем её развитие стимулируют центробанки, в каких областях применение блокчейна с высокой вероятностью станет массовым через два-три года, действительно ли он пока находится в серой зоне правового поля и почему «краудфандинг 2.0», предположительно, способен приносить бизнесу больше ценности, чем IPO.

— Как ты обычно объясняешь, что такое блокчейн?

— Тем, кто технически подкован, говорю про него как про способ синхронизировать распределённую базу данных. Ну а если совсем по-простому, это возможность иметь информацию, которая дублируется у многих людей таким образом, что её нельзя изменить задним числом. Следовательно, и возможность создавать защищённые прозрачные системы, устойчивые ко внешним воздействиям. Основное преимущество блокчейна для бизнеса и государственных структур в том, что данные децентрализованы и каждый участник большой сети хранит свой экземпляр. Если подменить данные на одном узле, на остальных они останутся прежними, верными.

Про биткойн в среднем знают больше. Он представляет собой не единственное, но самое эффектное применение технологии блокчейн. А та сама по себе не имеет отношения ни к деньгам, ни к каким-либо другим финансовым инструментам.

— В манифестах сторонников блокчейна часто звучат призывы к тотальной свободе. Чего в нём всё-таки больше — технологии или идеологии?

— Конечно технологии. Вариантов использования у него множество. Можно делать децентрализованные денежные системы, такие как биткойн, а можно повышать прозрачность государственного управления. Во многих странах применение блокчейну ищут центробанки. Так, Банк России делает систему «Мастерчейн» и будет насаждать её в коммерческих банках таким образом, чтобы повышать прозрачность работы банковской среды и оптимизировать её. Здесь система остаётся централизованной — никакого криптоанархизма. Блокчейн пригоден и к использованию в других вертикальных структурах.

— Регуляторы поначалу отнеслись к технологии настороженно или даже встретили её в штыки. В России, помнится, хотели ввести уголовную ответственность за использование биткойна. Судя по всему, обстановка стала более спокойной?

— Да. Замечу, регуляторы изначально заняли такую позицию: блокчейн — это о’кей, а вот биткойн будем запрещать. Но теперь им понятно, что и биткойн запретить непросто. Он существует вне зависимости от директив регулятора. Можно попытаться заблокировать точки входа обычных, «фиатных» (от англ. fiat money — неразменные бумажные деньги, не обеспеченные драгметаллами. — Прим. ред.) денег в систему, но и это задача не из лёгких. Главное, непонятно зачем. Разумнее инкорпорировать его в экономику, возможно даже попробовать лицензировать по примеру Америки. Как подсчитали в США, внедрение блокчейна, включая криптовалюты, в экономику страны увеличит ВВП на 3%. Власти понимают, что проще легализовать биткойн и пожинать плоды: собирать налоги, извлекать выгоду из новых бизнес-направлений.

Недавно мы проводили мероприятие, посвящённое легализации биткойна в России. Среди спикеров была депутат Госдумы Элина Сидоренко, которая занимается соответствующим вопросом. Пока всё движется в правильном направлении. И блокчейн, и даже, думаю, биткойн будут встроены в российское правовое поле и экономику.

Похоже, до сих пор мы всё-таки пребывали в серой зоне. Хотелось бы вести нашу деятельность в регламентированных рамках. Хотя мы и не помышляли нарушать закон: блокчейн как технология несёт позитив сама по себе. Она повышает устойчивость любого бизнеса, государственной или общественной структуры.

— Между тем биткойн — одно из главных платёжных средств в «глубоком интернете», где покупают наркотики и оружие, торгуют людьми.

— Я не думаю, что он сейчас номер один. Действительно, его используют и так. Но и обычные платёжные системы — ничуть не меньше. А потом, на раннем этапе развития технологии возможен упор на не самые конструктивные способы её применения.

Бытует мнение, что блокчейн сегодня не решает никаких насущных, прикладных задач и во многом он по-прежнему игрушка для гиков. Однако ситуация меняется. Даже биткойн — первое воплощение технологии — показывает, как, например, решить серьёзные проблемы с эмиссией денежных средств. Преимущество децентрализованных денег с конечной эмиссией очевидно: нельзя просто так взять и напечатать деньги, процесс прозрачен.

— Государству это выгодно? Готово ли оно лишиться полного контроля над эмиссией денежных средств?

— Вопрос дискуссионный. Возможно, центробанкам «повсеместный блокчейн» сейчас не видится приемлемым. Но в одночасье всю финансовую систему мира он и не захватит. Зато центробанки смогут лучше контролировать, что происходит «под ними» — в коммерческих банках, как там идут бизнес-процессы, как осуществляется кредитование, не выводятся ли через кредиты деньги на аффилированных лиц. Насколько центробанки готовы к внедрению блокчейна как главной технологии, другое дело. Но практически все они пробуют работать с ней.

Не исключено, что высшая политическая воля будет побуждать отдельные центробанки переходить на блокчейн в связи с проблемами, вызванными неправильной монетарной политикой. Пусть какой-нибудь «бит-рубль» выпускается централизованно, но всем будет ясно, сколько денежных единиц эмитировано и что происходит.

— В какие сроки ты ожидаешь массового внедрения блокчейна в банковской среде?

— Сейчас едва ли не каждый крупный коммерческий банк имеет свой проект по блокчейну или участвует в так называемых консорциумах, объединяющих несколько банков, которым некий разработчик делает блокчейн-платформу. Направление бурно развивается, на него выделяются большие бюджеты. Пока толком ничего работающего нет. Но, думаю, межбанковские блокчейн-платформы начнут функционировать в течение года-двух. Наверняка будут созданы расчётные сети между банками и маркетплейсы.

Вспомним, почему в Америке разразился ипотечный кризис. Люди паковали кредиты в пакеты и утверждали, что за счёт усреднения риски снижаются. А на деле не снижались: все кредиты были плохими. Блокчейн способен эту проблему решить. Кредиты выставляются по отдельности на торги, всё как на ладони. Видно, как тот или иной оплачивался. И банк получает возможность сформировать свой кредитный портфель, выкупив привлекающие его кредиты на открытой площадке. Мы как раз начинаем делать подобную систему.

Будут сходные решения для страховых компаний. Наблюдается интерес со стороны бирж — обычных, не криптовалютных. Они пытаются применять блокчейн для settlement (осуществления расчётов по сделкам. — Прим. ред.), для клиринга.

— Откуда у коммерческих банков желание инвестировать в это направление?

— Оно на волне популярности, игроки рынка боятся остаться в стороне. Вдобавок евангелисты блокчейна хорошо его продвигают, убедительно показывая, что он способен снизить расходы банков. Действительно, при таком походе инфраструктурная нагрузка перекладывается на внешнюю сеть, и затраты на IT внутри организации сокращаются.

Также, насколько я понимаю, регуляторы поощряют банки в стремлении осваивать блокчейн.

— Регуляторам это выгодно, потому что они смогут мониторить банки более эффективно?

— Естественно. Будут созданы централизованные системы — так называемые закрытые блокчейны. Тот же биткойн — это блокчейн открытый: подключайся кто хочешь и занимайся себе «майнингом» — пытайся получить доход от поддержания сети. Банки же разрабатывают закрытые блокчейн-системы, куда нельзя войти без разрешения администратора. Вместе с тем в рамках такой системы все участники, с оговорками, равны — за исключением администратора, который контролирует вход и выход. У него больше прав на то, чтобы мониторить деятельность всех участников, а потом, те могут контролировать друг друга, что тоже повышает прозрачность. В свою очередь, внутри общей сети будет больше доверия между коммерческими банками. Такая схема чрезвычайно выгодна центробанкам.

Здесь сама технология берёт на себя связанные с доверием аспекты.

— Эта революция в финансовой индустрии начнёт сказываться на конечных потребителях и на бизнесе в оговоренные тобой год-два?

— На руководителях бизнеса — бесспорно. Они должны будут по крайней мере понимать, как это работает. Но смысл в том, чтобы конечному потребителю не было надобности разбираться в предмете. Что «под капотом» — блокчейн, не блокчейн, — его не должно волновать. Он просто берёт и пользуется обычным приложением или банковским клиентом. На текущем этапе развития технологии надо расширить сферу её применения — от сообщества гиков до обычного мира.

— Какие ещё конкретные способы применения блокчейна с горизонтом двух-трёх лет возможны?

— Мы серьёзно разрабатываем направление, связанное с краудфандингом, как одно из применений Waves Platform. Подразумевается так называемая схема ICO (initial coin offering – «первичное размещение монет», по аналогии с IPO. — Прим. ред.). Когда многие криптовалюты выходили на рынок, они продавали свои токены инвесторам и на собранные деньги разрабатывали саму систему. Впоследствии эти токены торговались на биржах.

Мы же пытаемся развить эту схему и вынести её за пределы криптовалют. Бизнес может выпустить токен, привязанный к своему сервису, и продать его инвесторам — конечным потребителям. Сам токен не связан с долей в компании. Это некий цифровой продукт, который интегрирован в систему. Допустим, существует социальная сеть и она выпускает внутреннюю валюту, за которую можно купить лайки, какие-то дополнительные возможности. И ей требуются деньги на развитие. Когда сеть запускается, она предлагает пользователям приобрести у неё эти токены — её внутреннюю валюту — и гарантирует, что они смогут открутить баннерную рекламу на всю аудиторию проекта, положим, за 100 токенов. В начале года в соцсети была тысяча человек, к концу — сто тысяч. Но за 100 токенов вы по-прежнему вправе купить рекламу на всю аудиторию. Значит, ценность доступной вам рекламы растёт. Стало быть, растёт и цена токена.

Таким образом, мы обращаемся не к крупным инвесторам, а непосредственно к пользователям, которые видят ценность в нашем продукте и готовы тестировать его, помогать с его продвижением. Целая новая экосистема, целый новый бизнес-мир.

Эти возможности особенно актуальны с учётом того, что существуют ниши, куда венчурные фонды несут деньги с бо́льшим удовольствием, чем в другие. Сейчас — в VR, раньше — в мобильные приложения. Надуваются пузыри, потому что инвесторы пытаются получить сверхдоходы, стремятся найти «единорогов» — компании с потенциалом к ошеломляющему росту, которые принесут им очень большой профит. А многие другие достойные проекты оказывается не в состоянии поднять деньги. В России это особенно заметно.

— На мой взгляд, даже обычные краудфандинговые платформы, по крайней мере в России, далеки от процветания и встречаются с тьмой сложностей. А уж с надстройкой в виде блокчейна и криптовалют для конечного потребителя они будут ещё менее привлекательными.

— Сейчас — да. Понимают, что к чему, процентов пять аудитории. Но это достаточно обеспеченные люди. Кроме того, обычные краудфандинговые площадки не очень хорошо работают потому, что, по сути, построены на donation: вы даёте деньги либо просто так, либо рассчитывая получить взамен какой-то продукт. Платите $50 и ждёте, когда вам пришлют гаджет, выпуск которого вы профинансировали. Но вот, положим, у команды возникли проблемы, и ваши деньги были потрачены впустую. А блокчейн предлагает иную схему: в обмен на $50 вы получаете токен. Если продукт готов, вы вправе обменять токен на него. Если не готов и вы в нём разочаровались, берёте и продаёте токен на открытом рынке. Фактически вы приобретаете ваучер, фьючерс или опцион на будущий продукт. Схема новая, и она легальна даже на текущий момент.

— В каких ещё областях, помимо финансовой индустрии и краудфандинга, применим блокчейн в обозримом будущем?

— Очень много стартапов пытаются документацию, которую ведут компании, зафиксировать на блокчейне таким образом, чтобы бизнес становился прозрачнее и не полагался на «централизованных» нотариусов. Здесь всплывает одна из ключевых проблем — признание блокчейн-данных в юридической плоскости. Суды должны принимать их как субстантивное и валидное свидетельство того, что сделка была произведена. Если английский или американский суд признает некие данные, записанные с помощью блокчейна, легитимными, это приведёт к существенному скачку в применении и распространении технологии. Нотариальных платформ уже масса, и пока они не взлетели именно поэтому.

Ещё один момент: сама технология не полностью готова. Открытые блокчейн-системы не очень стабильны, им надо дать время на развитие. Даже сам биткойн — единственная, в сущности, стабильная блокчейн-система, устойчив только за счёт политического консенсуса, достигнутого китайскими «майнерами», которые главным образом и поддерживают сеть. На них сейчас приходится до 70% ресурсов в системе биткойна. Среди них выделяется несколько групп, и если они объединятся, то у них точно будет больше половины всех мощностей. Тогда биткойн будет централизован. А он работает как система только при условии, что у одного участника сети меньше половины всех ресурсов.

— Степень надёжности технологии многие оценивают скептически. Вспомним и то, как из децентрализованного инвестфонда The DAO на базе популярной блокчейн-платформы Ethereum было похищено более $50 млн (читай интервью с ее создателем на Forbes — прим. Forbes)

— Да, взлом Ethereum показал реальные проблемы блокчейна. Случилось вот что. На Ethereum был подписан некий контракт — фактически программный код, который выполняется сам по себе. Записывается на блокчейн и там децентрализованно работает, остановить его нельзя. Это была программа инвестиционного фонда. Подразумевалось, что люди соберут деньги и будут голосовать за то, в какой проект их вложить. Код был написан на новом языке программирования, не верифицированном на безопасность. Дырка обнаружилась даже не в The DAO, а в том самом языке программирования. Злоумышленник вывел треть всех средств, а не больше, потому что иначе систему точно откатили бы назад. Но команда Виталика Бутерина, основателя Ethereum, всё же обратила вспять эти транзакции и фактически перезапустила сеть без The DAO. Притом 80% всех «майнеров» сети проголосовали за это. Остальные выступили против, откололись и создали альтернативную сеть Ethereum Classic. По существу, они перенесли балансы всех счетов из старой сети в новую. Вообразите, у вас лежат деньги в одном банке, и вдруг через дорогу открывается новый банк, где у вас тоже счёт, и на нём тоже лежат деньги, и вы даже можете их снять. В реальном мире это фантастика, в мире блокчейна именно так и произошло.

Так вскрылись и предстали не в лучшем свете специфические особенности блокчейна. И как с ними быть, непонятно.

— И на фоне таких драматических событий коммерческие банки с энтузиазмом продолжают заниматься блокчейном?

— Блокчейн находит наиболее полное применение в открытых системах. Однако закрытые блокчейн-системы абсолютно безопасны. Вернее, ничуть не опаснее традиционных банковских. Ту же SWIFT очень часто ломают.

— Вернёмся к твоему проекту Waves Platform. В каком он состоянии?

— Базовая функциональность доступна. Возможен выпуск токенов. Ряд проектов уже собрал через нас, с помощью децентрализованного краудфандинга, достаточно серьёзные средства. Например, одна австралийская программа лояльности привлекла около $1 млн. Запускаются проекты в сферах, неожиданных для криптовалют. Мы пытаемся выйти в традиционный бизнес — недвижимость, производство. Запускаются у нас и IT-проекты.

— На чём вы зарабатываете? Вы ведь не берёте комиссию.

— И не можем брать: это технически невозможно и противоречит парадигме системы. Она децентрализована. Мы пишем код и запускаем его в реальный мир. Впоследствии он поддерживается всеми, кто хочет. Желающие подключают к системе серверы, запускают на них софт и поддерживают сеть.

Мы можем получить профит от двух вещей. Первая — Waves tokens, сама валюта нашей платформы, которая торгуется на открытом рынке. У нас есть некая доля во всех выпущенных токенах. И если их цена поднимается, мы получаем доход — по аналогии с обычными акциями.

Второй способ заработка — консалтинг. Когда люди хотят запустить какой-то краудфандинг, мы помогаем им сделать это оптимально.

— Ваш бизнес — международный?

— Да, мы стараемся существовать в рамках блокчейна, который интернационален. Сейчас на Waves Platform запускаются проекты в Европе, российские тоже есть. Между тем разработка у нас в России — мы находимся в Москве. Здесь очень много хороших разработчиков, и вообще существенная часть рынка держится на отечественных программистах. Вот с точки зрения бизнеса российского влияния меньше. И мы пытаемся развивать блокчейн в России именно со стороны бизнеса.

— Обрисуй, пожалуйста, оптимальный сценарий развития своей платформы.

— Наша задача сейчас — привлекать наряду с IT-компаниями реальный бизнес. Мы пытаемся создать замкнутую экосистему, в которой бизнесы смогут привлекать средства, получать экспертизу, задействовать пользователей, в том числе как тестеров, продвигать свой продукт. Экосистему со всем необходимым для развития. Через пять лет, думаю, мы должны быть серьёзной открытой многоцелевой блокчейн-платформой для бизнеса.

Тот же Ethereum несколько более футуристичен. Его участники рассматривают применение «умных контрактов», которые пока достаточно тяжело реализуются в окружающем мире. Мы же пытаемся использовать существующую технологию в существующем бизнесе — не в том, который сформируется через пять-десять лет. Наша задача — применять технологические наработки блокчейн-сообщества на благо бизнеса.

— В завершение — снова о будущем блокчейна. В каких прикладных сферах в обозримом будущем он всё-таки будет работать и станет нам привычен?

— В инвестициях уже работает, помогая привлекать серьёзные деньги, и будет в дальнейшем. В денежных переводах. Не только применительно к биткойну — к обычным деньгам тоже. Всё будет в правовом поле: вы сможете переводить доллары, рубли, евро с вашего мобильного телефона посредством блокчейна — прозрачно и дёшево. Ведь блокчейн-транзакций действительно очень дешёвые.

Ещё — в нотариальной деятельности, в сохранение данных. В процессах, связанных с голосованием. Уже сейчас технически ничто не мешает организовать государственное голосование на блокчейне. Это лишь вопрос политической воли. Всё будет прозрачно, нельзя будет ничего подделать, по крайней мере какими-то понятными средствами.

Люди поймут, что некоторые вещи имеют объективный характер на технологическом уровне. Документ, подписанный вами и зафиксированный на блокчейне, никогда не потеряется. Все ваши сделки будет видны на блокчейне, и невозможно будет задним числом оформить на вас какой-то контракт. Это будет новый мир, где технологии устранят людской произвол и привнесут объективность в бизнес и общество.

Интервью выходит в рамках спецпроекта Forbes и аналитической программы «Рунетология». Предприниматель и основатель компании «Нетология Групп» Максим Спиридонов беседует с руководителями интернет-проектов о том, какие бизнес-модели в Рунете могут позволить стартапу стать следующим «единорогом», и в целом о том, как технологии меняют наш мир

www.forbes.ru

«Биткоин стоит рассматривать как цифровое золото»

Александр Иванов,, создатель блокчейн-платформы Waves 30.01.2018 08:20 3041

Создатель блокчейн-платформы Waves Александр Иванов давно стал гуру криптовалютного мира, несмотря на то, что его проект существует всего год. За это время платформа зарекомендовала себя как одна из ведущих площадок по проведению ICO. Александр рассказал FO, куда движется самая известная российская блокчейн-компания, в каком направлении будет развиваться мир криптовалют и технология распределенных реестров, а также – стоит ли в это инвестировать. Интервью вышло в 4 номере журнала Financial One за 2017 год.

Вы ведь пришли в криптовалюту из фондового рынка. Расскажите про предыдущий опыт?

Я занимался алгоритмическим трейдингом, написал бота на нейросетях. Не могу сказать, что эта тема меня невероятно интересовала, но в целом было любопытно. Параллельно всегда смотрел на то, что происходит в области IT и электронных платежных систем.

Вы писали бота как хобби?  Нет, занимался этим профессионально, у меня была своя алготрейдинговая компания. Мы торговали валютой на американском рынке. 

Почему ушли в криптовалюту?    Как я уже говорил, до этого интересовался платежными системами, а биткойн предлагал неожиданное техническое решение. Примерно года с 2012-го я присматривался к криптовалюте. Мне казалось, что она будет запрещена регуляторами, да и с технической точки зрения не выживет. Однако потом пришло понимание, что она основана на серьезных идеях, которые свидетельствуют о том, что система будет стабильной. 

С 2013 года я начал заниматься разными проектами в области блокчейна. Среди них были и обменные сервисы, и криптовалютные фонды. Меня также интересовала экономика, которая возникает на базе блокчейн-технологий, и одна из ее составляющих – это ICO. На базе этого опыта была создана стартовавшая в прошлом году платформа Waves. Сейчас вся моя деятельность связана именно с этим проектом.  Он включает в себя разные продукты, в том числе и сервисы по хранению криптовалют, внутреннюю биржу. Много чего еще можно сделать. Это целый замкнутый мир. 

В 2016 году вы привлекли через ICO средства для запуска Waves в размере $16 млн. Других источников финансирования не было?  Нет, других источников не было. Прототип был сделан на собственные деньги, а остальная сумма получена благодаря ICO.

Территориально ваши разработчики находятся в Москве. А где тогда зарегистрирована компания? 

У нас есть российское ООО.  Несмотря на то, что пока неопределенность в сфере регулирования остается, мы стараемся быть максимально открытыми. 

Но вы же не могли зарегистрироваться как блокчейн-платформа?  Конечно, мы разработчики программного обеспечения.  Сколько людей работает в компании?  Около 45 человек. 

Как вы им платите зарплату? Есть ли премии в криптовалюте? 

Зарплата в рублях, но у нас есть опционная программа в токенах Waves. Это аналог обычных опционных программ, которые бывают в российских или иностранных компаниях, только она в токенах. Так как мы имеем дело с новой экономикой, то и опционная программа инновационная. 

Можно сказать, что платформа Waves уже зарабатывает деньги? Несмотря на недавний запуск проекта, многие стартапы пользуются вашей экосистемой. 

В этом сегменте все очень быстро развивается, проекты становятся рентабельными гораздо быстрее, чем в реальной экономике. Рынок растет с такой скоростью, что, я думаю, он уже превратился в самый быстрорастущий из всех. Еще год назад общая капитализация криптовалют не превышала $10 млрд, сейчас порядка $500 млрд. Скорость роста компаний в десятки раз выше, чем в других секторах, поэтому, когда криптовалюта вырастает с 20 центов до $5, как случилось с токенами Waves, это воспринимается нормально.

Waves Platform

И все-таки какой сегмент бизнеса уже приносит максимальный доход? На что делаете ставку в дальнейшем?  Мы хотим сделать платформу, связанную с выпуском токенов, которая сможет применяться в любой сфере. Сейчас максимальный доход приносит история с ICO. Впрочем, для нас ICO не главный приоритет, мы хотим сделать универсальную площадку. Однако и игнорировать этот рынок нельзя. У нас есть агентство, которое работает отдельно и помогает людям проводить ICO, предлагая пакетное решение. В Waves мы больше занимаемся технологиями, потому что сейчас важно сконцентрироваться на их развитии. Блокчейн еще не может быть применим для систем госуправления, энтерпрайз-решений. Пока он незрелый. Его развитие займет какое-то время, возможно, десятилетие. Технология еще не готова для того, чтобы просто на ней зарабатывать и ничего больше не делать.

Как разделен ваш бизнес?  В рамках платформы как одно целое существует вся блокчейн-система: биржа, кошелек и инфраструктура для выпуска токенов. У нас есть российское и английское юрлица. Скоро появится юрлицо в Швейцарии. Кроме того, отдельно выделено агентство, которое занимается ICO.  

Расскажите про вашу децентрализованную биржу. Механизм ее работы подразумевает отсутствие Центрального Контрагента – важного элемента функционирования «классического» биржевого мира. Что же гарантирует биржа?  Биржа гарантирует, что ваша заявка будет исполнена по той цене, которая вас устраивает. Биржа не хранит ваши средства. Вы просто посылаете заявку на биржу, а деньги остаются в кошельке. На бирже происходит только мэтчинг, то есть сопоставление ордеров на покупку и продажу.  

Вы говорили неоднократно, что основная задача Waves – внедрять блокчейн в массы. Как, по-вашему, должен выглядеть продукт, который заинтересует массового потребителя?  Примерно так же, как у нас. В ноябре мы презентовали новый интерфейс, он будет похож на традиционный интернет-банк или аккаунт брокерского счета. Люди придут и увидят то, что они уже видели десятилетиями в интернете, те же кнопки, которые привыкли нажимать, – это должно стать тем существенным моментом, который приведет к распространению технологии.

Кроме биткойна, есть ли уже какие-то работающие продукты на блокчейн-системе?  Пока такие проекты связаны прежде всего с ICO и переводом средств. Есть закрытые системы, но они пока плохо функционируют как полноценные бизнесы.  В 2018 году, вероятно, начнется токенизация активов, будут динамично развиваться системы голосования на блокчейне. Пока же хорошо работает биткойн и ICO на Ethereum, Waves. 

Сколько у Waves сейчас пользователей - проектов, вышедших на ICO через вашу платформу, и обычных граждан, использующих вашу биржу, кошелек и просто токены? 

На нашей платформе было выпущено свыше 4 тысяч различных токенов. Всего в ходе ICO на Waves стартапы привлекли больше $100 млн. Среди успешных ICO - ZrCoin, MobileGo, Starta, Primalbase и многие другие. Что касается нашей биржи, то сейчас на нее заведено свыше 200 тысяч кошельков.   

Какие масштабные партнерства вы готовите? 

Есть ряд проектов с госструктурами, с Национальным расчетным депозитарием (НРД) готовим проект по учету криптоактивов, есть концепт национальной криптовалюты, который, мы, наверное, сможем реализовать при должной политической воле. Мы также сотрудничаем с Deloitte и предлагаем схемы регулирования для Казахстана и Белоруссии. Технология новая, понимание приходит медленно. Но я думаю, что когда-нибудь оно придет, и тогда вся эта активность оправдает себя. 

На какой стадии все эти совместные проекты?   С НРД, возможно, до конца 2017 года будет запущен пилотный проект [на конец 2017 года дополнительной информации по проекту не было - прим.Ред].  По национальной криптовалюте мы ждем законодательного решения.

Центробанк попросил вас посмотреть, насколько это реализуемо?  У Центробанка есть концепт национальной криптовалюты: вместо легализации существующей криптовалюты они хотят сделать новую, национальную. Мы посмотрим, насколько это имеет смысл. Биткойн и Ethereum в любом случае будут существовать, и люди все равно будут ими пользоваться, поэтому хотелось бы, чтобы они могли это делать законно. Возможно, появится национальная криптовалюта и через нее будет происходить обмен биткойна, «Эфира» и прочих криптовалют, а вся налоговая составляющая будет реализовываться через крипторубль. Пока мы видим много разных концептов. Есть проекты регулирования, законопроекты, в то же время есть мнение, что полноценные законы не нужны – необходимы лишь поправки к существующей нормативной базе. Посмотрим, как будет развиваться ситуация. Это займет полгода-год, а потом мы увидим какое-то решение. 

Как вы считаете, почему Центробанк вдруг решил затормозить тему легализации криптовалют? Вслед за китайским регулятором? 

 Нет, это исключительно российская история. С одной стороны, все смотрят на зарубежный опыт, а с другой стороны, боятся что-то сделать. Надо понимать, что во многих странах криптовалюта легализована. Как в Евросоюзе, так и в Америке нет проблем с точки зрения закона. Вы можете платить налоги с ваших криптовалютных доходов, можете заниматься криптовалютным бизнесом. То, что там банки кому-то закрывают счета, – это проблемы банков, поскольку вся банковская система с опаской относится к данному сегменту. Однако законодательная база есть. 

Китай – не та страна, которая в данном случае может служить примером. В России мы скорее имеем дело с серьезной бюрократической составляющей и согласованиями между ведомствами. Это занимает много времени, но я вижу большое желание на высшем уровне решить этот вопрос. В Думе собираются серьезные законодательные комитеты. Я уверен, так или иначе это будет легализовано.  А как продвигается ваш совместный проект с биржей? 

Наш проект связан с учетом криптоактивов. Что это? Вы приходите в НРД, у вас есть некий токен на блокчейне, и вы хотите его учесть с точки зрения налогов. НРД смотрит на блокчейн, верифицирует, что именно вы владелец данного счета, и выдает сертификат владения активом, который вы можете, например, отнести в бухгалтерию и поставить этот токен или криптовалюту на баланс организации. Это первый шаг по введению всей криптовалютной истории в нормальную бухгалтерскую базу. 

Технически этот проект готов и его запуск упирается в регулирование? 

Да, технически это несложно. Сейчас вся проблема в регулировании. 

Криптомир без майнинга  Ваш бизнес напрямую связан с ICO. При этом стартаперы, выходящие на ICO, очень часто ассоциируются с мошенниками. Как быть с этой ситуацией?  Мы не можем никому запретить выпустить токен и продать его на ICO. Какие-то ICO-проекты выходят напрямую на нас, и мы стараемся внимательно изучить их бизнес-модель, прежде чем его публично одобрить. Я бы сказал, что в данном случае речь идет не про мошенничества, а про то, что открылся рынок венчурного инвестирования, который до появления ICO не был доступен обычным инвесторам. Соответственно, надо ясно понимать, что 90% стартапов не будут успешными. Это же относится и к ICO-стартапам. 

Раньше к этому рынку имели доступ только венчурные фонды, которые знали, куда они инвестируют, и могли заставить стартап сделать то, что он обещал. Сейчас эти стартапы вышли на рынок ритейл-инвестирования и условным «бабушкам» продают свои токены. Подобная история может не очень хорошо закончиться. Но какое-то регулирование сегмента скоро будет, появятся рейтинговые агентства, регулируемые ICO. В принципе, рынок ICO идет по пути развития фондового рынка. Но пока мы говорим о «фондовом рынке лайт» – упрощенной и дешевой схеме выпуска ценных бумаг. В том виде, как он сейчас есть, сегмент не останется. Многие стартапы, выпускающие токены, не выполнят то, что обещали, и интерес к этому рынку в том виде, в каком он есть сейчас, будет потерян. Waves Platform, Саша ИвановЕсть ли в принципе шанс у рядового розничного инвестора разобраться, в какой стартап стоит инвестировать, а в какой нет?  Шанс есть, но надо погрузиться в рынок и понять экономическую составляющую проекта, посмотреть, кто за ним стоит, какой трек-рекорд команды, насколько прозрачен проект. 

Важна прежде всего команда?  Команда и экономическая модель. Многие пустые ICO сейчас растут просто потому, что весь рынок растет. Но как только рост закончится, токены этих проектов рухнут. 

Есть мнение, что основные преимущества ICO связаны с отсутствием регулирования. Ваш бизнес во многом завязан на ICO. Вы не боитесь спада интереса, как только появится «нормативка»?  Все будет нормально, и даже интересно наблюдать за тем, как развивается регулирование. ICO утвердится как новый тип финансовых активов, это следующая стадия развития рынка. Однако нерегулируемые ICO останутся. Например, DAO на смарт-контрактах: они будут принимать деньги, а потом вы голосуете за те проекты, куда стоит вложить деньги фонда. Не исключено, что через 20—30 лет они будут лучше работать и станут чем-то более весомым. Вы будете инвестировать в смарт-контракт, и, что бы ни говорил регулятор, фонд DAO будет существовать сам по себе, и никто не сможет его запретить. Не исключено, что за этим будущее. Пока это технически не работает, и регулирование нужно, чтобы оградить несведущего инвестора от рисков, которые на этом рынке присутствуют.

Согласны ли вы с утверждением, что рынок ICO близок к кризису (проектов все больше, прибыль инвесторов от вложений ICO все меньше, доминирование BTC растет)? 

Конечно, на рынке ICO сейчас ощущается определенный перегрев, поскольку сотни стартапов каждую неделю привлекают таким образом средства. Именно поэтому нужно регулирование, чтобы защитить права инвесторов и оградить их от проектов с туманными перспективами.

Вы говорили неоднократно, что майнинг обречен. А как же идея сделать Россию майнинговой державой?  Есть такая позиция: в России дешевое электричество, холод, поэтому люди думают, что это может быть хорошо для майнинга. Однако сам по себе майнинг – маленький сегмент рынка, всего лишь несколько миллиардов долларов в год. Называть майнинг «новой нефтью» России смешно, потому что речь идет о несопоставимых объемах рынка. 

Вы на Waves сразу решили отказаться от майнинга? Да, эта технология имеет ограниченный срок годности, поэтому я майнингом никогда не занимался. 

 Как работает система Waves без майнинга?  

У вас есть некоторое количество токенов Waves в кошельке, вы генерируете блок пропорционально вашему балансу, которым обладаете, а не за счет электричества. Чем у вас больше баланс, тем выше вероятность того, что вы сгенерируете блок и получите все комиссии, которые в этом блоке заложены. В биткойне необходимо найти решение некой математической задачи, связанное с нахождением хэш-функции. Здесь все то же самое, просто вместо электричества и железа работает баланс. 

Фундаментальная цена биткойна – $50 тысяч 

Если говорить про биткойн, то его чаще всего называют пузырем. Как вы относитесь к этой позиции?  Это не так. Помимо того, что он обеспечен электричеством, которое на него тратится в процессе майнинга, он также обеспечен своими возможностями. Вы можете примерно за $1 перевести гигантскую сумму денег без контроля со стороны регулятора. Это такой функционал, который не дает современная банковская система. Таким образом биткойн приобретает свою ценность. Есть интерес к этой технологии, люди покупают биткойны, то же самое происходит с любыми акциями на фондовом рынке. У людей есть интерес к новой компании, они приобретают ее бумаги. Называть биткойн пузырем можно в той же мере, что и любую акцию любой американской компании. 

В случае с пузырем доткомов за каждой акцией также стояли реальные компании, просто их цена оказалась преувеличена. Как вы считаете, есть ли для биткойна понятие фундаментальной цены? 

Биткойн можно сравнить с золотом, общая стоимость которого составляет примерно $1 трлн. Именно такой и может быть вся его капитализация, что соответствует цене примерно $50 тысяч за одну криптомонету, если рассматривать его как цифровое золото. Обыкновенное золото также обеспечивается только спекулятивным спросом, оно используется в промышленности, но эти объемы не формируют цену, ее определяют спекуляции и операции по хеджированию рисков колебания других активов. 

То есть вы предлагаете сравнивать биткойн не с акциями или деньгами, а именно с золотом? 

Да, это лучше всего. 

Как вы считаете, биткойн так и останется бенчмарком для всей индустрии? Может ли проявиться еще что-то новое, более продвинутое на рынке криптовалют?  Биткойн никуда не денется, технология будет развиваться, и в будущем он может перейти на новую кодовую базу, сохранив историю транзакций. Он появился первым, у него есть некое прошлое, его развитием занимаются умные люди. Он будет существовать наряду с другими системами, оставаясь цифровым золотом, а Waves или Ethereum останутся уже платформенными решениями. 

Принципы работы блокчейн-проектов понятны до конца разве что айтишникам. Однако их стремительный рост привлек в данный рынок все слои населения. Стоит ли людям, далеким от IT, пытаться заработать на биткойне? 

Нет, не стоит. На этом рынке присутствуют высокие риски и большая волатильность. Это не облигации Минфина, в криптовалюты необходимо погружаться, чтобы разобраться в их природе. Они больше подходят для тех, кто готов рисковать. Рынок только зарождается, и так не бывает, чтобы на молодом рынке сразу появилась стабильность. Пока это удел избранных. Я никого не отговариваю, но прежде чем покупать криптовалюты, надо посвятить им пару месяцев: изучить рынок, осознать, как он работает, а потом уже что-то приобретать. 

Беседовала Любовь Царева

Подписывайтесь на Financial One в соцсетях:

Facebook || Вконтакте || Twitter || Youtube

fomag.ru

Александр Иванов: «Неуспешных проектов нет, инвестиции поднимают все». Как круто заработать на ICO

Александр Иванов. Фото: Алексей Пискун, probusiness.by Александр Иванов. Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Схема ICO (блокчейн-технология сбора инвестиций, работающая по принципам IPO и краудфандинга) сегодня на пике обсуждений. Количество инвесторов, желающих на ней заработать, растет с огромной скоростью, а суммы, поднимаемые на ICO, уже сопоставимы с суммами на IPO. Если в 2016 на этой технологии было собрано всего $ 300 млн, то в 2017 отдельные проекты поднимали $ 200 млн. При этом многим не важно, куда инвестировать — они вкладывают просто в ICO и токены.

Об этом недавно говорил Александр Иванов, создатель и CEO блокчейн-платформы Waves Platform, на встрече Imaguru How to «ICO и инвестиции для бизнеса от Wavesplatform». Мы сделали видеонарезку ключевых мыслей эксперта. А также привели основные тезисы его выступления.

Блокчейн — это система в Интернете (ИТ-платформа), в которой пользователь может совершать разные операции (транзакции) с деньгами, документами или другими данными без посредников.

Принцип ICO схож с принципом IPO и краудфандинга: вы вкладываете свои средства и получаете долю в компании по выпуску новой криптовалюты, только не в виде акций, а через криптографические токены. Средства собираются на стадии, когда еще нет продукта, но есть концепт.

В последнее время многие говорят о биткоинах, блокчейнах, ICO. Хотя не все знают, как это работает — эти финансовые технологии в нашей стране законодательно не урегулированы. Но эксперты однозначно заявляют, что уже скоро бизнес будет невозможен без этих инструментов.

— Все ICO находятся в серой зоне, но, в принципе, не нарушают законодательство. К примеру, вы делаете компанию на Кипре, делаете под нее ICO, собранные биткоины выводите через биржу в Люксембурге. Все полностью в рамках законодательства.

Государства будут догонять эту схему, потому что очень трудно бороться с такими способами привлечения капитала.

Почему это может быть интересно государствам? Люди поняли, куда можно инвестировать деньги. Это достаточно стабильный финансовый инструмент. Таких инструментов очень много и будет появляться еще больше. Это схема, которая может быть использована многими проектами. И это ликвидный рынок, в который может войти любой. Каждый сможет сделать то, что хочет.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Сама схема ICO захватывает мир. Люди инвестируют в токены (электронную расчетную единицу) и ICO даже несмотря на то, что это за проект. Хотя из них очень много малореалистичных и нереализуемых.

Почему люди хорошо инвестируют в ICO? У них есть немного денег, которыми они могут «разбрасываться». Вы инвестируете, ICO быстро закрываются (некоторые уже через 24 сек.) и сразу после этого токен торгуется.

Суммы, которые поднимаются на ICO, уже сопоставимы с суммами на IPO. В 2016 всего было поднято на ICO $ 300 млн, а в 2017 уже некоторые отдельные ICO подымали $ 200 млн. Думаю, сейчас больше $ 1 млрд будет, рынок вырос за год раз в 10.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Мы делаем вещи, которые «криптовалютным людям» покажутся странными. Например, проект по производству диоксида циркония в Магнитогорске. Они подняли на ICO $ 3,7 млн и начинают строить завод.

Интересный проект «Экосистема Колионово» Михаила Шляпникова, российского фермера. Он поднял на ICO полмиллиона долларов ($ 510 533 от 103 участников за 30 дней, токен «колионы» — прим. «Про бизнес.») и инвестировал в свою ферму.

Это примеры проектов, в которых виртуальная ИТ-технология блокчейна с криптовалютами интегрирована в реальную экономику производства. Мы здесь выступаем только как блокчейн, помогаем пользоваться нашими компетенциями — предоставляем нашу блокчейн-платформу для выпуска токенов.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Примерно 10 млн людей уже инвестировали в ICO. Среди них около 30% понимают тему не очень глубоко. Тех, кто разбирается в ней, тоже около 30%. Совсем ничего не понимают тоже около трети инвесторов. Очень много людей вкладываются просто в хайп.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

По сути, ICO — это краудфандинг. Вы просите у людей деньги, а взамен должны показать им хороший прототип, открытость, умение отвечать на самые неудобные вопросы и коммуницировать с людьми. Воля к победе тоже очень важна.

Я слежу за этим рынком года 3−4. Есть мелкие мошенничества, но крупных не припоминаю. Интеллект толпы способен отфильтровать «совсем» мошенников.

В гигантские ICO сейчас нет смысла вкладывать. Они будут падать в цене. Думаю, проекты, которые сейчас собирают деньги, будут иметь проблемы к концу года. Произойдет сдувание рынка. Но неуспешных ICO нет. Собирают деньги даже те, кто не должен их собирать.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Блокчейн будет с нами, нашими детьми и внуками. Он будет развиваться и никуда не денется. Это технология, которую невозможно уничтожить.

Читайте также

probusiness.io

Александр Иванов | Читайте на Coinmania.com

23.05.2018 10 от Rivkasid

«Блокчейн будет с нами, с нашими детьми и внуками. Он будет развиваться дальше и никуда не денется. Эту технологию нельзя уничтожить» (А. Иванов).

Waves и другие проекты Александра Иванова

Создатель Waves Ал. Иванов родился на Украине, закончил физический факультет МГУ им. М. Ломоносова, потом – аспирантуру в г. Лейпциге (Германия). Занимался созданием ПО для компьютерных платежных систем и нейронных систем прогнозирования экономики.

Появление blockchain стало началом нового направления в деятельности Александра. Первым собственным проектом, созданным на блокчейн-платформе, был обменный сервис критовалют Coinomat.com, далее последовал запуск фиатного токена CoinoUSD, первого биржевого индекса цифровых валют, венчурного фонда Cryptoasset. fund, привлекшего инвестиций на сумму $200 тыс.

Следующим и самым успешным стартапом Иванова стала blockchain-платформа Waves Platform (2016 г.). Результат ICO проекта – 30 тыс. биткоинов или $16 млн. Сразу после его проведения в журнале Forbs вышла статья о blockchain-технологии, особенностях платформы Waves и прогнозах на ее дальнейшее развитие.

Платформа Waves была создана на базе децентрализованной блокчейн-системы Nxt, располагающей возможностью выпуска токенов и проведения краундфандинговых компаний. В начале 2017 г. Партия Роста и WP Александра Иванова объявили о старте общего проекта – «Люди Роста». Для его функционирования решено было выпустить токен Upicon, который бы стал основной финансовой базой системы. Инфраструктурой сети предусмотрена система рейтингов и проведение голосований внутри партии на базе blockchain.

Сотрудничество с Indacoin позволило интегрировать в систему инструмент для покупки биткоинов при помощи обычных банковских карт.

29.03.2017 г. разработчики WP объявили о запуске новой криптовалютной биржи DEX. Уже на следующий день биржа Liquid.pro начала обрабатывать в блокчейне WP заявки для Московской биржи.

С начала мая пользователи платформы Wave получили в свое распоряжение новую функцию: возможность предоставлять счета своих кошельков в аренду полным нодам, получая за это часть комиссионных за проведенные платежные операции и повышая общую безопасность системы.

В мае того же года WP начала работать в облачном сервисе Microsoft Azure. Это был очень важный шаг, предпринятый с целью использования Waves для реализации blockchain-проектов в разных странах мира.

В июне платформа была интегрирована в LiteClient – платежный канал с возможностью пополнения счетов в валюте для владельцев электронных кошельков.

В настоящее время токенами WP можно расплатится в rfat Gusto DiVino и ресторане RUIGdrinks & bites в г. Эд, Нидерланды.

 

А. Иванов: о пользе блокчейна для реальной экономики

Сегодня Александр является одной из значимых фигур в блокчейн-сообществе. Он занимается не только своим проектом, но и продвижением blokchane-технологии в целом. В июне 2017 г. стал участником экономического конгресса в г. С-Петербурге, где выступил с докладом на сессии «Блокчейн – рождение новой экономики».

Александр привел примеры своих проектов, в которых цифровая технология blockchane интегрирована в реальный сектор российской экономики. «Зачастую мы делаем вещи, которые людям мира цифровых валют могут показаться странными. К примеру, проект производства циркониевого диоксида в г. Магнитогорске. На нашей платформе было проведено ICO, в ходе которого собрано $3,7 млн. На эти деньги уже начато строительство завода. Другой не менее интересный проект – «Экологическая система Колионово» фермера Михаила Шляпникова. Специально под нее были созданы токены «колионы» и собрано на их продаже $510,5 тыс., которые были инвестированы в животноводческую ферму. Наша компания в этих проектах выступает только в качестве блокчейн-платформы. Мы просто помогаем людям пользоваться своими компетенциями, тем самым способствуя их развитию».

coinmania.com


Смотрите также