Борис Корчевников: «Спас» — это главное дело всей моей жизни . Ведущие прямого эфира на канале спас


как мальчик из «Кадетства» стал директором телеканала «Спас»

Борис Корчевников родился в театральной семье. Мама, Ирина Леонидовна Корчевникова, является Заслуженным работником культуры Российской Федерации, работала во МХАТе им. А. П. Чехова и Театре кукол имени С. В. Образцова. Отец, Вячеслав Евгеньевич Орлов, работал заведующим художественно-постановочной частью в Театре имени Владимира Маяковского и директором Театра имени Пушкина. Однако с отцом актер и телеведущий познакомился только в 13 лет.

Борис Корчевников вспоминает, что в детстве много времени проводил на маминой работе, на задворках в театре, и со временем стал появляться и на сцене. Он сыграл множество детских ролей, но теплее всего отзывается о работе в спектакле «Кабала Святош» вместе с Олегом Ефремовым.

Борис Корчевников и «Кадетство»

Большую известность Корчевникову принесла роль Ильи Синицына, сына потомственного военного, в сериале «Кадетство». Сериал вышел на канале СТС в 2006 году, на тот момент Борису Корчевникову было 24 года, а играл он роль подростка — курсанта Суворовского училища. До этого, не считая детских ролей в театре, он занимался преимущественно репортажной журналистикой, поэтому работа на съемочной площадке по 12-15 часов стала для Бориса Корчевникова настоящим испытанием.

«Лишь теперь, начав играть, я понимаю, как это быть самим собой. В репортерстве почти все как раз убивало тебя настоящего: требование формата, не всегда близкие тебе темы, выбор подходящей, а не твоей личной интонации. А суета еще и очерствляет душу. А тут, в актерстве, нельзя делать вид. Это, может, звучит парадоксально, но как раз здесь нужно быть только самим собой» — сравнивает Корчевников журналистику и актерскую работу.

Фото: кадр из сериала «Кадетство»

Попав в военную среду — сериальное военное училище снимали не в декорациях, а в настоящем, Тверском суворовском военном училище, — Борис Корчевников обнаружил, что одно качество военных ему особенно близко — простота. Военные могут быть грубы и черствы, но зато они всегда искренни, и этому актер учился, находясь на съемочной площадке.

В свое время вместо актерского факультета Школы-студии МХАТ Борис Корчевников выбрал факультет журналистики МГУ, поэтому во время съемок «Кадетства» ему пришлось учиться актерской профессии «на ходу».

Фото: кадр из сериала «Кадетство»

Сравнивая две эти сферы, Корчевников отмечает, что они «про одно и то же»: и журналисту, и актеру нужно быть максимально открытым. Но журналист — скорее наблюдатель, он остается в стороне, а актеру необходимо все пропускать через себя.

Борис Корчевников и «Прямой эфир»

После успеха в сериале, Борис Корчевников вернулся на телевидение в качестве журналиста и ведущего. На его счету такие передачи, как «Хочу верить!», «История российского шоу-бизнеса» которую он вел вместе с Сергеем Шнуровым, «Прямой эфир» и «Судьба человека». А в «Прямом эфире» на канале Россия-1 он сменил Михаила Зеленского и проработал более пяти лет, пока не уступил позицию ведущего Андрею Малахову.

Фото: кадр из передачи «Прямой эфир»

Почему Борис Корчевников покинул такую резонансную передачу? Дело в том, что его назначили на пост генерального директора и генерального продюсера общественного православного телеканала «Спас». Совмещать участие в одном из самых рейтинговых ежедневных шоу и руководство целым телеканалом для ведущего оказалось физически невозможно.

«Чтобы шоу «Прямой эфир» получалось таким, каким оно получалось, нужно этим жить. А телеканал «Спас» — это то, на что и целой жизни мало. Даже когда я продолжал одно время совмещать, что-то внутри меня всегда говорило, что в какой-то момент останется что-то одно», — делился Борис Корчевников с kp.ru.

Однако после небольшого перерыва Борис Корчевников вернулся на канал Россия-1 в качестве ведущего программы «Судьба человека». В формате откровенного интервью зрители могут узнать малоизвестные факты из биографии видных деятелей кино, телевидения и эстрады из первых уст.

Фото: кадр из передачи «Судьба человека»

Борис Корчевников и «Спас»

И все же основное дело жизни Бориса Корчевникова — это телеканал «Спас». Прямо сейчас на телеканале выходят или готовятся к выпуску более 30 уникальных проектов. Корчевников приглашает на канал популярных личностей. У некоторых даже выходят собственные передачи — например, у Дарьи Донцовой и Николая Валуева.

Борис Корчевников считает, что на «Спасе» говорят о главном, и хочет сделать так, чтобы эти разговоры были интересны широкой аудитории: как верующим, так и атеистам. Он стремится привнести на телеканал «дух молодости» и дать зрителям ответы на самые волнующие вопросы, связанные с православием.

teleprogramma.pro

Борис Корчевников не оправдывает ожиданий на телеканале «Спас» » BIMRU

Борис Корчевников занял руководящую должность на православном канале «Спас». Но работой Корчевникова недовольны сотрудники телеканала. Он якобы сводит работу канала к детальным расследованиям, жутким сюжетам и скандалам.

Весной текущего года телеведущий Борис Корчевников объявил о получении новой должности на телевидении. Корчевникова назначили руководителем религиозного телеканала «Спас». Сам ведущий уверил, что он будет совмещать эту работу со своей текущей работой – на шоу «Прямой эфир».

Правда, пока работа Корчевникова на «Спасе» не приносит ожидаемого результата. Один из телевизионщиков, близкий к руководству «Спаса», рассказал, что Борис не оправдывает возложенных на него ожиданий. На канале ожидали, что приход Корчевникова хорошо скажется на рейтингах, а канал станет более популярным. Тем не менее, ведущий пока работает в совершенно ином направлении.

По словам телевизионщика, сейчас работа Корчевникова сводится к тому, чтобы устроить максимально громкий скандал, с кровавыми деталями, жуткими картинками, детальным глубоким расследованием:

«Ожидания у нас были, что придет – и станет лучше, будет что-то новое. В итоге все скатилось на то, чтобы максимально сделать скандал, уйти в какие-то расследования с подробными кровавыми деталями – об убийствах, преступниках, с размазанными людьми по асфальту».

Сам телеведущий до сих пор ни разу не прокомментировал работу на православном телеканале. А что касается «Прямого эфира», то недавно Корчевников сообщил: передача уходит в отпуск на несколько месяцев. В студии передачи будет сделан капитальный ремонт, и передача вернется в эфир уже осенью. Пока же Борис занимается сбором материала для очередных расследований в ток-шоу.

bimru.ru

«Спас» — это главное дело всей моей жизни — Рамблер/новости

Борис Корчевников рассказал в интервью Sobesednik.ru обо всем, что происходило с ним в последние 10 месяцев. Корчевников — весьма необычная телезвезда: закрытый, спокойный, умиротворенный, предпочитающий отмалчиваться, даже когда его имя месяцами обсуждают в свете громких скандалов. Еще в феврале этого года как гром среди ясного неба прозвучала информация: Борис уходит из ток-шоу «Прямой эфир», который вел последние 4 года, а его место займет Дмитрий Шепелев. Когда казалось, что страсти вокруг этого улеглись, и стало понятно — Дима остается на «Первом», всплыла очередная новость: в свои неполные 35 лет Корчевников назначен руководителем телеканала «Спас». Но и это было не последним удивлением: в августе он уступил-таки кресло ведущего «Прямого эфира» Андрею Малахову. А в октябре представил на канале «Россия 1» свою новую программу — «Судьба человека».

Все это время Борис практически не комментировал ни скандальную информацию, ни потрясающее назначение, ни появление Малахова на «второй кнопке».

«Спас» — главное дело всей моей жизни»

— Боря, перед нашей встречей я пролистала интервью, которое ты дал мне два года назад. Я под конец у тебя спрашиваю: «А что дальше? Ведь уйдешь в итоге из „Прямого эфира“. Получается, напророчила?

— (улыбается.) Напророчила… Я тебе тогда совершенно искренне ответил, что когда доверяешь себя Богу, то ни о чем не беспокоишься.

— Кем ты в первую очередь себя ощущаешь? Ты ведущий телеканала „Россия 1“ или глава „Спаса“?

— Я тележурналист, который руководит сейчас телеканалом „Спас“.

— То есть все-таки „Спас“ на первом месте у тебя?

— Это главное дело, может быть, всей моей жизни. Я к нему только приступил, но понимаю, что более сложной и ответственной задачи — в плане профессионального, человеческого, творческого, духовного выбора — у меня в жизни не было и вряд ли когда-либо будет.

— Почему ты тогда остался на „России“?

— Потому что это возможность продолжать делать любимое дело в новом жанре. Потому что здесь лучшая телекоманда страны… Я ощущаю „Судьбу человека“ настолько своей программой, и в этом смысле я счастливый в профессии человек.

— Каким ты как руководитель видишь телеканал „Спас“?

— Радостным. Такой я вижу церковь. И телеканал „Спас“ должен передавать вот это чувство жизни в церкви — где все подлинно, по-настоящему. Где светло и всегда есть надежда.

— Что нового нам ждать на этом канале? Что ты еще не воплотил?

— Скажу о том, что уже есть. Проект, которым я очень дорожу — программа „Не верю. Разговор с атеистом“. Понять, почему человек не знает очевидного для большинства Бога? Иметь смелось ответить на очень справедливые иногда вопросы и даже претензии к нам, верующим, от людей, далеких от церкви. И вместе найти ответы на них.

Еще мы ежедневно в прямом эфире стараемся посмотреть на события дня или явления нашей жизни глазами христиан. Найти Бога там, где его, кажется нет. Понять Его логику.

Об этом же — о жизни духа в судьбе знаменитого человека — сами звезды говорят каждый день в программе „Слово“! И ни один человек — вот сколько их было уже: от Шахназарова до Певцова или Фетисова — ни один человек одинаково не говорит про главное в своей жизни и про Бога. У каждого свой очень личный Путь к Нему. И это бесконечно интересно…

»Малахов на «России» — это лучшее, что могло произойти»

— Скандалы из-за предстоящих перестановок на «Первом» и на «России» начались еще в феврале, когда появилась информация, будто бы в «Прямом эфире» тебя сменит Дмитрий Шепелев. И с тех пор кто только не комментировал происходящее. Кроме тебя. Почему ты отмалчивался?

— Потому что не говори гоп, пока не перепрыгнешь. Видишь, как все по-другому развернулось.

— Но Шепелев действительно метил на твое место?

— Я думаю, об этом лучше спрашивать у него самого.

— Но решение о твоем уходе из «Прямого эфира» кто принял: ты или твое руководство?

— Ты знаешь, что последние три месяца, работая в «Прямом эфире», я уже руководил «Спасом». На этот телеканал я пришел в мае, «Прямой эфир» оставил в августе. С самого начала, как только я стал работать на «Спасе», было понятно, что я не смогу совмещать. Это нереально.

— Но сейчас же ты совмещаешь «Спас» и «Судьбу человека».

— Сейчас совершенно другой формат. А с «Прямым эфиром» это совмещать было невозможно, потому что это актуальное ежедневное ток-шоу, которое требует всего времени и всех сил. Было понятно, что в какой-то момент я должен буду делать выбор. Я тебе скажу об одной вещи… Когда «Прямой эфир» прервался на летние каникулы, я много думал, как быть? Уйти, подвести коллег — это было исключено!

В те дни я оказался в Дивеево (Серафимов Дивеевский во имя Святой Троицы женский монастырь, расположен в селе Дивеево Нижегородской области. — Авт.). Удивительное место, где совершенно как-то по-особому слышен Бог. Я в молитве спрашивал: «Как мне дальше поступить?» и услышал внутри ответ: ничего сам не предпринимай.

— То есть голос какой-то у тебя в голове…

— Это в сердце скорее. Мысль, которая в этот момент приходит, приходит вместе с миром, и ты понимаешь, что эта мысль не твоя. И я был после этого спокоен. И совсем скоро, по моему возвращении из Дивеево, ситуация разрешилась самым невероятным образом.

— Да, этого не ожидал никто: тебя заменил Андрей Малахов…

— Лучшего и представить ничего невозможно, потому что в программу «Прямой эфир» приходил человек номер один в этом жанре, и я понимал, что и для меня, и для команды, и для проекта, и для всего ВГТРК это лучшее, что могло произойти.

С Андреем Малаховым // Фото: архив редакции

— Как тебе сообщили о том, что ведущим «Прямого эфира» станет Малахов?

— Давай я умолчу о тех формулировках, которые звучали. Я могу сказать о своей реакции. Для меня это было огромной радостью — что все складывается именно так. Говорю совершенно искренне.

«В последние месяцы перестал мечтать»

— Боря, кому пришла идея в голову пригласить тебя на «Спас»?

— Я не знаю. Но когда я это предложение получил, у меня было, конечно, очень много сомнений, опасений и вопросов. Я размышлял долго. Месяцы ушли на принятие мною решения. Несмотря на то, что у меня было чувство: это — мое.

— И при этом ты размышлял несколько месяцев? Почему?

— Колоссальная ответственность. Очень большой вызов. Огромные риски для меня. И профессиональные, и репутационные. Но все это меркнет по сравнению с тем, что счастье — говорить о Боге. Говорить о том, чем я, честно говоря, живу.

— Ты не думал, что ты еще слишком молод для того, чтобы возглавить такой телеканал?

— Об этом я не думал — есть и помоложе руководители. Я же сам этого не искал. Наверное, надо бояться людей, которые сами ищут власти, руководства и лидерства.

— Чего еще тебе не хватает, о чем ты мечтаешь?

— Ты знаешь, по роду деятельности в последние месяцы я перестал мечтать. У меня есть главная задача в жизни, связанная с моей профессией. У меня есть задача делиться радостью подлинной через такой инструмент, как канал «Спас». У меня есть задача сделать проект «Судьба человека» искренним и успешным…

— Я тебя сейчас слушаю и почему-то в будущем представляю тебя в сане священника. Как ты думаешь, возможно в итоге это?

— Я не провидец, и ты уже поняла, что я себе сценарии давно перестал писать. Будет, как будет. Но как написано в Евангелии, каждый человек в каком-то смысле священник.

— Но чисто теоретически ты отрицаешь для себя такое развитие ситуации или нет?

— Я не могу этого отрицать в силу того, что многого нельзя отрицать о своем будущем. Я просто этого не знаю еще. Но скажу тебе честно: ответственность служения у алтаря настолько выше всего того, любой ответственности, которую я знал прежде в жизни…

— И даже выше, чем руководитель канала «Спас»?

— В сотни раз. Это вообще другой строй жизни, совсем другая ответственность за каждое твое слово — у алтаря, не у алтаря, в семье и так далее. Я трудно представляю себе человека, который сам бы, по своему разумению, хотел бы решиться на такую ответственность. Это что-то извне должно произойти. Мне кажется, что практически у каждого священника, который у алтаря служит, в жизни его произошло что-то такое, что его вот так взяло и поставило к алтарю. Сам человек, когда он осознает, что это за ответственность перед Богом, никогда на такую ответственность не пойдет. Потому что спрос со священника в сто раз выше, чем с обычного человека. И жизнь эта в сто раз сложнее. Мы даже не представляем себе, с какими дарами, вызовами, соблазнами и лишениями сталкивается священник.

— Надеюсь, что в твоей жизни ничего такого не произойдет… Мама как восприняла твой карьерный рост?

— Ты знаешь, с интересом. Она смотрит канал «Спас», и я рад, когда ей что-то нравится.

— Не пыталась отговорить?

— Нет. Она ж знает меня.

— Она же понимала, как будет тяжело тебе…

— У мамы есть такое качество, которое я перенял, –она бесконечно рисковый человек. Чем сложнее задача в жизни, тем больше шансов, что мы на нее согласимся. Поэтому — нет, отговорить не пыталась.

— Когда пошли слухи о том, что ты можешь покинуть «Прямой эфир», все говорили о том, что у тебя совсем плохо со здоровьем (два года назад Борис признался, что у него была доброкачественная опухоль в голове. — Авт.). Что на самом деле сейчас происходит с тобой?

— Если ты знаешь, какая это эмоциональная и физическая, моральная нагрузка — работа на телевидении, то ты понимаешь, что я бы в принципе с этим бы не справился, если бы на самом деле болел. Я работал, работаю и все слава Богу. Здоровье мое не идеальное после операции, о которой ты знаешь, но бывают истории намного хуже, и нет ничего в моем организме, что меня бы делало нетрудоспособным.

— Ты проводишь обследование у врачей дважды в год, как и полагается?

— Давно не проходил уже. Нет никакой такой серьезной необходимости в этом. Динамика и самочувствие хорошие.

— Врачи тебя отпустили, сказали: будет что-то беспокоить, тогда и придешь, да?

— Именно так. Живи и радуйся!

news.rambler.ru

"Спас" – это главное дело всей моей жизни

Борис Корчевников рассказал в интервью Sobesednik.ru обо всем, что происходило с ним в последние 10 месяцев.

Корчевников – весьма необычная телезвезда: закрытый, спокойный, умиротворенный, предпочитающий отмалчиваться, даже когда его имя месяцами обсуждают в свете громких скандалов. Еще в феврале этого года как гром среди ясного неба прозвучала информация: Борис уходит из ток-шоу «Прямой эфир», который вел последние 4 года, а его место займет Дмитрий Шепелев. Когда казалось, что страсти вокруг этого улеглись, и стало понятно – Дима остается на «Первом», всплыла очередная новость: в свои неполные 35 лет Корчевников назначен руководителем телеканала «Спас». Но и это было не последним удивлением: в августе он уступил-таки кресло ведущего «Прямого эфира» Андрею Малахову. А в октябре представил на канале «Россия 1» свою новую программу – «Судьба человека». 

Все это время Борис практически не комментировал ни скандальную информацию, ни потрясающее назначение, ни появление Малахова на «второй кнопке». 

«Спас» – главное дело всей моей жизни»

– Боря, перед нашей встречей я пролистала интервью, которое ты дал мне два года назад. Я под конец у тебя спрашиваю: «А что дальше? Ведь уйдешь в итоге из «Прямого эфира». Получается, напророчила?

– (улыбается.) Напророчила… Я тебе тогда совершенно искренне ответил, что когда доверяешь себя Богу, то ни о чем не беспокоишься. 

– Кем ты в первую очередь себя ощущаешь? Ты ведущий телеканала «Россия 1» или глава «Спаса»? 

– Я тележурналист, который руководит сейчас телеканалом «Спас». 

– То есть все-таки «Спас» на первом месте у тебя? 

– Это главное дело, может быть, всей моей жизни. Я к нему только приступил, но понимаю, что более сложной и ответственной задачи – в плане профессионального, человеческого, творческого, духовного выбора – у меня в жизни не было и вряд ли когда-либо будет. 

– Почему ты тогда остался на «России»?

– Потому что это возможность продолжать делать любимое дело в новом жанре. Потому что здесь лучшая телекоманда страны… Я ощущаю «Судьбу человека» настолько своей программой, и в этом смысле я счастливый в профессии человек. 

– Каким ты как руководитель видишь телеканал «Спас»?

– Радостным. Такой я вижу церковь.  И телеканал «Спас» должен передавать вот это чувство жизни в церкви – где все подлинно, по-настоящему. Где светло и всегда есть надежда. 

– Что нового нам ждать на этом канале? Что ты еще не воплотил?

– Скажу о том, что уже есть. Проект, которым я очень дорожу – программа «Не верю. Разговор с атеистом». Понять, почему человек не знает очевидного для большинства Бога? Иметь смелось ответить на очень справедливые иногда вопросы и даже претензии к нам, верующим, от людей, далеких от церкви. И вместе найти ответы на них. 

Еще мы ежедневно в прямом эфире стараемся посмотреть на события дня или явления нашей жизни глазами христиан. Найти Бога там, где его, кажется нет. Понять Его логику.  

Об этом же – о жизни духа в судьбе знаменитого человека – сами звезды говорят каждый день в программе «Слово»! И ни один человек – вот сколько их было уже: от Шахназарова до Певцова или Фетисова – ни один человек одинаково не говорит про главное в своей жизни и про Бога. У каждого свой очень личный Путь к Нему. И это бесконечно интересно...

«Малахов на «России» – это лучшее, что могло произойти»

– Скандалы из-за предстоящих перестановок на «Первом» и на «России» начались еще в феврале, когда появилась информация, будто бы в «Прямом эфире» тебя сменит Дмитрий Шепелев. И с тех пор кто только не комментировал происходящее. Кроме тебя. Почему ты отмалчивался? 

– Потому что не говори гоп, пока не перепрыгнешь. Видишь, как все по-другому развернулось. 

– Но Шепелев действительно метил на твое место? 

– Я думаю, об этом лучше спрашивать у него самого. 

– Но решение о твоем уходе из «Прямого эфира» кто принял: ты или твое руководство? 

– Ты знаешь, что последние три месяца, работая в «Прямом эфире», я уже руководил «Спасом». На этот телеканал я пришел в мае, «Прямой эфир» оставил в августе. С самого начала, как только я стал работать на «Спасе», было понятно, что я не смогу совмещать. Это нереально.

– Но сейчас же ты совмещаешь «Спас» и «Судьбу человека».

– Сейчас совершенно другой формат. А с «Прямым эфиром» это совмещать было невозможно, потому что это актуальное ежедневное ток-шоу, которое требует всего времени и всех сил. Было понятно, что в какой-то момент я должен буду делать выбор. Я тебе скажу об одной вещи… Когда «Прямой эфир» прервался на летние каникулы, я много думал, как быть? Уйти, подвести коллег  – это было исключено!

В те дни я оказался в Дивеево (Серафимов Дивеевский во имя Святой Троицы женский монастырь, расположен в селе Дивеево Нижегородской области. – Авт.). Удивительное место, где совершенно как-то по-особому слышен Бог. Я в молитве спрашивал: «Как мне дальше поступить?» и услышал внутри ответ: ничего сам не предпринимай. 

– То есть голос какой-то у тебя в голове… 

– Это в сердце скорее. Мысль, которая в этот момент приходит, приходит вместе с миром, и ты понимаешь, что эта мысль не твоя.  И я был после этого  спокоен. И совсем скоро, по моему возвращении из Дивеево, ситуация разрешилась самым невероятным образом.

– Да, этого не ожидал никто: тебя заменил Андрей Малахов…

– Лучшего и представить ничего невозможно, потому что в программу «Прямой эфир» приходил человек номер один в этом жанре, и я понимал, что и для меня, и для команды, и для проекта, и для всего ВГТРК это лучшее, что могло произойти. 

С Андреем Малаховым // Фото: архив редакции

– Как тебе сообщили о том, что ведущим «Прямого эфира» станет Малахов?

– Давай я умолчу о тех формулировках, которые звучали. Я могу сказать о своей реакции. Для меня это было огромной радостью – что все складывается именно так. Говорю совершенно искренне. 

«В последние месяцы перестал мечтать»

– Боря, кому пришла идея в голову пригласить тебя на «Спас»?

– Я не знаю. Но когда я это предложение получил, у меня было, конечно, очень много сомнений, опасений и вопросов. Я размышлял долго. Месяцы ушли на принятие мною решения. Несмотря на то, что у меня было чувство: это – мое. 

– И при этом ты размышлял несколько месяцев? Почему?

– Колоссальная ответственность. Очень большой вызов. Огромные риски для меня. И профессиональные, и репутационные. Но все это меркнет по сравнению с тем, что счастье – говорить о Боге. Говорить о том, чем я, честно говоря, живу. 

– Ты не думал, что ты еще слишком молод для того, чтобы возглавить такой телеканал?

– Об этом я не думал – есть и помоложе руководители. Я же сам этого не искал. Наверное, надо бояться людей, которые сами ищут власти, руководства и лидерства. 

– Чего еще тебе не хватает, о чем ты мечтаешь?

– Ты знаешь, по роду деятельности в последние месяцы я перестал мечтать. У меня есть главная задача в жизни, связанная с моей профессией. У меня есть задача делиться радостью подлинной через такой инструмент, как канал «Спас». У меня есть задача сделать проект «Судьба человека» искренним и успешным…

– Я тебя сейчас слушаю и почему-то в будущем представляю тебя в сане священника. Как ты думаешь, возможно в итоге это?

– Я не провидец, и ты уже поняла, что я себе сценарии давно перестал писать. Будет, как будет. Но как написано в Евангелии, каждый человек в каком-то смысле священник. 

– Но чисто теоретически ты отрицаешь для себя такое развитие ситуации или нет? 

– Я не могу этого отрицать в силу того, что многого нельзя отрицать о своем будущем. Я просто этого не знаю еще. Но скажу тебе честно: ответственность служения у алтаря настолько выше всего того, любой ответственности, которую я знал прежде в жизни…

– И даже выше, чем руководитель канала «Спас»?

– В сотни раз. Это вообще другой строй жизни, совсем другая ответственность за каждое твое слово – у алтаря, не у алтаря, в семье и так далее. Я трудно представляю себе человека, который сам бы, по своему разумению, хотел бы решиться на такую ответственность. Это что-то извне должно произойти. Мне кажется, что практически у каждого священника, который у алтаря служит, в жизни его произошло что-то такое, что его вот так взяло и поставило к алтарю. Сам человек, когда он осознает, что это за ответственность перед Богом, никогда на такую ответственность не пойдет. Потому что спрос со священника в сто раз выше, чем с обычного человека. И жизнь эта в сто раз сложнее. Мы даже не представляем себе, с какими дарами, вызовами, соблазнами и лишениями сталкивается священник. 

– Надеюсь, что в твоей жизни ничего такого не произойдет… Мама как восприняла твой карьерный рост? 

– Ты знаешь, с интересом. Она смотрит канал «Спас», и я рад, когда ей что-то нравится. 

– Не пыталась отговорить?

– Нет. Она ж знает меня.

– Она же понимала, как будет тяжело тебе...

– У мамы есть такое качество, которое я перенял, –она бесконечно рисковый человек. Чем сложнее задача в жизни, тем больше шансов, что мы на нее согласимся. Поэтому – нет, отговорить не пыталась.

– Когда пошли слухи о том, что ты можешь покинуть «Прямой эфир», все говорили о том, что у тебя совсем плохо со здоровьем (два года назад Борис признался, что у него была доброкачественная опухоль в голове. – Авт.). Что на самом деле сейчас происходит с тобой?

– Если ты знаешь, какая это эмоциональная и физическая, моральная нагрузка – работа на телевидении, то ты понимаешь, что я бы в принципе с этим бы не справился, если бы на самом деле болел. Я работал, работаю и все слава Богу. Здоровье мое не идеальное после операции, о которой ты знаешь, но бывают истории намного хуже, и нет ничего в моем организме, что меня бы делало нетрудоспособным. 

– Ты проводишь обследование у врачей дважды в год, как и полагается?

– Давно не проходил уже. Нет никакой такой серьезной необходимости в этом. Динамика и самочувствие хорошие. 

– Врачи тебя отпустили, сказали: будет что-то беспокоить, тогда и придешь, да?

– Именно так. Живи и радуйся!

sobesednik.ru

Борис Корчевников поделился деталями новой работы

Борис Корчевников // Фото: «Инстаграм»

С недавнего времени Борис Корчевников совмещает две работы – ведет программу «Прямой эфир», а также руководит православным каналом «Спас». В ходе беседы с журналистами мужчина подчеркнул, что пока еще рано говорить о его новых обязанностях. Корчевников отмечал, что сперва следует дождаться результатов его деятельности.  

Борис Корчевников осваивается на новом месте

В воскресенье, 21 мая, в столичный храм Христа Спасителя привезли мощи Николая Чудотворца. Впервые за 930 лет останки архиепископа Мир Ликийских покинули папскую базилику итальянского города Бари. Обращаясь к верующим, патриарх Кирилл отметил, что это «поистине уникальное событие». Приобщиться к святыне пришли несколько тысяч человек. На телеканале «Спас» вели прямую трансляцию торжественной церемонии.

В своем микроблоге Борис Корчевников поведал, что его коллеги трудились несколько часов. Кроме того, ведущий и глава православного канала поделился эмоциями от долгожданного прибытия мощей в столицу России. В видеоролике, размещенном Корчевниковым в социальных сетях, можно увидеть, как происходил процесс работы над трансляцией. 

«Уже второй час и до позднего вечера прямой эфир на телеканале «Спас»: встречаем мощи святого Николая в Москве. Сложно передать те чувства, когда ковчег выносили по трапу», – сообщил он.

Добавим, что новое назначение Бориса Корчевникова не стало неожиданностью для его поклонников. Те, кто давно следит за деятельностью ведущего, знают, что он является верующим человеком. Так, в 2013 году на НТВ вышел фильм Корчевникова «Не верю!», посвященный информационным атакам на церковь. В свое время картина вызвала огромный резонанс. 

Будучи главой телеканала для верующих, Корчевников продолжает вести ток-шоу «Прямой эфир» на «России 1». Об этом он написал в одной из своих социальных сетей. «Ровно четыре года назад в этой студии началась моя новая жизнь. Спасибо всем, кто пишет мне теплое о нашей программе, всем, кто смотрит и болеет вместе с нами за поразительные судьбы, которые мы здесь проживаем. И будем проживать. «Прямой эфир» с Борисом Корчевниковым не закрывается. Это слухи. Я не ухожу…» – заявил мужчина в «Инстаграме».

Напомним также, что ранее в СМИ публиковали противоречивую информацию по поводу ведущего программы «Прямой эфир». В феврале этого года в ряде изданий появились публикации, в которых утверждалось, что Бориса Корчевникова заменит Дмитрий Шепелев. В то же время официальные представители «России 1» воздерживались от комментариев по поводу данных, муссировавшихся в прессе. 

www.starhit.ru

На телеканале «Спас» обсудили баттл Оксимирона и Гнойного. «Бумага»

В программе «Прямой эфир» на православном телеканале “Спас”, учредителем которого является Московская патриархия РПЦ, обсудили рэп-баттл Оксимирона и Гнойного, пишет TJ. Передача вышла 14 сентября.

В программе собрали два «круглых стола» с экспертами, среди которых оказались координатор православного движения «Сорок Сороков» Николай Пивоваров, артист Владимир Долинский, участник проекта “Батюшка онлайн” иеромонах Александр, а также православный рэпер Артем Попов.

В начале передачи зрителям показали фрагмент баттла, уточнив, что его посмотрели больше 40 миллионов россиян.

Ведущая телеканала “Спас”:

– Надо сказать, что нам было очень трудно из более чем часовой перебранки двух молодых людей выбрать более или менее приличный кусок: там что ни слово, то оскорбление. Откуда у нас такой высокий запрос на агрессию? И кто эти ребята – часть агрессивной среды, в которой мы живем, или поймавшие волну исполнители?

Затем эксперты начали обсуждать, что такое баттлы и имеют ли они отношение к искусству. В эфир по скайпу вышел иеромонах Александр, который объяснил популярность баттлов недостатком общения.

Иеромонах Александр, участник проекта “Батюшка онлайн”:

– Мир как-то деградирует. Во времена Евангелия, во времена русской словесности, когда люди писали тексты, им было важно, чтобы их текст вошел в историю. Так и появились апокрифы. В наше время человеку важно, чтобы его имя вошло в историю. Мне кажется, что негативный момент в баттлах – в том, что человек не просто пытается прославить себя, а пытается возвыситься за счет унижения оппонента.

Православный рэпер Артем Попов заявил, что рэп-баттлы, по его мнению, нельзя назвать искусством. Затем по просьбе ведущей он зачитал куплет из своей песни: “И может скажет кто-то, что здесь живется плохо. Я никогда так не думал, хоть смута не посохла. И никогда я не мечтал уехать за границу, я русский и всегда буду этим гордиться”.

Фото на обложке: скриншот видео телекала “Спас”

paperpaper.ru