Эхо Москвы. Как написать в эфир эхо москвы


Как работает "Эхо Москвы" | Как это сделано

Радиостанция «Эхо Москвы» впервые вышла эфир 22 августа 1990 года в Москве под названием «Радио-М» и стала первым негосудраственным радио в СССР. Сегодня это одна из самых популярных радиостанций Москвы с аудиторией в почти миллион человек.

«Эхо Москвы» является информационной радиостанцией. 70 % эфира занимают информационные и разговорные программы, 30 % — музыка. Причём музыкальные программы выходят преимущественно в ночное время. На фото одна из студий, где записывают новости.

Константин Похмелов, спортивный обозреватель.

Несмотря на то, что контрольный пакет акций ЗАО «Эхо Москвы» принадлежит Газпром-Медиа (66%), согласно российскому закону о СМИ учредители или акционеры не имеют права вмешиваться в редакционную политику. Статут «Эха Москвы» предписывает, что редакционный курс может определяться исключительно главным редактором. «Эхо» позиционируется как профессиональное радио. По поводу оппозиционности главный редактор Венедиктов сказал: «Мы не оппозиционное радио, мы информационное радио — раз. Мы — площадка для дискуссий различных сил — два. Мы — место для аналитики и мнений различных политических структур, сил, идей — три. Мы не оппозиционное радио».

Ввиду своей интерактивности (во многих передачах звонки от радиослушателей принимаются без премодерации) радиостанция подвергается атакам со стороны сообщества пранкеров — телефонных хулиганов. Атакующие дозваниваются и выражаются в прямом эфире нецензурно, в том числе с использованием мата, провоцируя ведущих на ответную реакцию. Несмотря на то, что ненормативная лексика в эфире классифицируется по КоАП РФ как хулиганство и в отношении ведущих может нарушать 130 статью Уголовного кодекса «оскорбление», поиск виновных до сих пор остётся безуспешным. Итогом атак стал запрет звонков в передачах Николая Тамразова и Александра Пикуленко.

Ольга Журавлека о методах борьбы с телефонными хулиганами: «Всё на таланте, всё на интуиции. Когда ты слышишь пранкера, ты уже по интонации начинаешь догадываться, что это пранкер и просто выводишь его из эфира, так как ведущий сам регулирует звонки, но на самом деле это всё происходит прям в прямом эфире.»

В середине Оксана Чиж — выпускающий редактор и рядом Владимир Варфоломеев — первый заместитель главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» (все его зовут ВВ) , слева — Алена Вершинина.

Кормушка.

Тимур Олевский. Слишком активно позировал, так что вот такая фотография ). Тимур утверждает, что если не будет стричься год, то у него будет такая же прическа, как у меня.

В «красном углу» Ходорковский за решеткой.

Каждый день все собираются на планерку, чтобы обсудить главные новости дня.

— Сколько всего человек навскидку на «Эхе» работает сейчас?— Человек 200 точно есть, если считать только журналистов, а у нас же ещё бухгалтерия и прочие всякие коммерческие… Рекламная служба – это вообще отдельная жизнь, но она с нами не живёт, поэтому мы даже не всех знаем.— Много ли людей хотят попасть на работу, большая ли текучка?— У нас не текучка кадров, у нас кузница кадров. Совсем другая история, когда включаешь любую волну, обязательно слышишь знакомый голос, потому что кто-то когда-то хоть сколько-то у нас проработал, но в принципе текучка есть. Хотят? Хотят. Когда в гости приходишь в незнакомую какую-нибудь компанию, обязательно кто-нибудь спросит, не приведу ли я его работать на «Эхо Москвы».

Знаменитый коридор с портретами гостей. На вопросы отвечала Ольга Журавлева.— Как давно у «Эха» этот офис и когда в последний раз делался ремонт?— Вот уж чего не знаю… нет, переехали мы в 93-94 год. Я помню, что после событий 93-го мы переехали сюда, а, вот, точно, мне кажется, в 94-ом. Значит, с этого момента и есть. Ремонты делаются только косметические.— Есть ли какие-нибудь легенды? Например, привидения или что-то ещё.— Ну, это зависит, сколько выпить, тогда и привидения появятся. В ночную смену что только не увидишь, хотя я давно ночью не работала.— Сколько портретов сейчас на стенах, есть ли какая-то статистика?— Не считала. Сколько стен, столько портретов. Их меняют, кого-то снимут, кого-то повесят.— Понятно. А когда это началось, не помните?— Ну, на самом деле, галерею начал делать Серёжа Абраменко, чей потрет висит в первой студии. Он работал у нас референтом, старшим референтом, он очень любил фотографировать, и с него это началось. Купил себе такой шикарный фотоаппарат и начал делать очень хорошие в художественном смысле фотографии. И когда увидели, как он работает, ему предложили делать это уже постоянно, и он стал заниматься этим постоянно. К сожалению, Серёжа погиб… в 21 год он погиб в аварии, и это дело просто было продолжено, а самого Серёжи Абраменко его выставка даже была у Ольга Свибловой, под её эгидой, других его работников эховских.

Смые важные портреты висят при входе в офис. Говорят, фотография Путина была сделана еще до того, как он стал президентом.

— На стенах много офисного юмора, в том числе и политического. Снимают ли что-нибудь перед приходом определённых гостей? Ну, например, Путин к вам придёт, а на стене на него карикатура. Будете снимать или нет? Были ли какие-нибудь забавные истории на вашей памяти с гостями и настенными шутками?

— Ну, настенные шутки – не помню, а самая знаменитая история с приказом по поводу многожёнства, на котором Аушев подпись поставил, ну, то есть прочитал. Вообще, гости, конечно, не читают, но, по-моему, никто не заморачивается перед гостями проверять этот наш бодрый юмор. Там такое понавешано и столько лет висит, иногда само отваливается, иногда что-то новое сверху вешают. Наверное, кто-то из гостей что-то читает, но я бы на их месте не увлекалась.

Таинственный второй глаз.

Но самые важные объявления висят в туалете, чтобы все прочитали.

Отсюда открывается неплохой вид на Новый Арбат.

Евгений Бунтман: «Бывает Чёрный альпинист, Белый спелеолог, Черный монах, и так далее… У нас есть Чёрный референт. Несколько лет назад как всегда летом, когда стажировались бесчисленное количество девочек с разных факультетов и одна пришла наниматься на работу и отправилась встречать гостя. Больше её никто не видел. И до сих пор я рассказываю всем новоприходящим и референтам, и корреспондентам про то, что до сих пор встречает ночных гостей Чёрный референт, и где-то она между 1-ым и 14-ым этажом так и ездит.»

— Какой самый интересный подарок делали «Эху», вы помните что-нибудь?— Ну, самое выдающееся – это рында, конечно, которую подарили Венедиктову и которая так украшает нашу жизнь. Только ленивый, проходя первый раз под рындой, не брякнет, и слышно во всех смыслах.— Заметим, её подарили до того случая, когда…— Да, наша рында старше, конечно.

Кабинет Венидиктова. Узнаете календарь? На радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Алексеевич работает с августа 1990 года. Начинал с должности газетного обозревателя и корреспондента (в частности, был в Белом доме во время противостояния президента Бориса Ельцина и Верховного Совета), затем стал политическим обозревателем, возглавил информационную службу и, наконец, в феврале 1998 года был избран на пост главного редактора радиостанции. Алексей Алексеевич так рассказал о том, как он попал на «Эхо», и о своей первой работе: «На первом этапе телефон не был заведён в пульт. Нужно было смотреть есть звонок или нет. Поэтому когда я по-дружески пришёл к ним закусить и выпить, они сказали: «У нас сейчас эфир. Вот ты сядь под столом, снимай трубку и проверяй. Если есть звонок, показываешь вот так два пальца и мы выводим телефон в эфир». Вот моя первая работа на «Эхе» — это сидение под столом и снимание трубки.»

— Бывали ли конфликтные ситуации?— Охрану же посадили специально в середине коридора, чтобы праздно шатающиеся люди не уходили слишком далеко, не шатались между кабинетами, студиями, и сейчас за этим следят. Вообще, у нас даже были такие эпизоды, когда ещё и охраны-то никакой не было, когда всякие коробейники входили, они приходили в это здание и по разным этажам приходили, продавали одеяла, книжки, кастрюльки, отвёртки, и пару раз такие люди заглянули в студию во время эфира при включённом микрофоне с этими криками — «а, вот, кому…», и пришлось как-то работать над этим.— А кражи бывали?— Да, бывали. Когда-то много лет назад были истории с висками, потом, по-моему, даже с деньгами, но как-то закончилось уходом некоторых людей.

Новая телевизионная студия радиостанции «Эхо Москвы».

— Присылают ли слушатели что-нибудь?— 20 лет назад, а точнее в 91 году, слушатели приносили просто еду. Нам приносили, когда были какие-то жестокие такие события, и мы не выходили из редакции сутками, нам приносили хлеб, кофе, сахар, торты, пирожки домашние, сигареты, в общем – всё подряд… чай. Это было на самом деле очень здорово, очень приятно, до сих пор всех этих людей просто, вот, хочется поблагодарить. Ну, и сейчас иногда хорошим людям приносят пироги домашние. Борису Алексееву приносят печёные грибочки, такие, в виде печений, очень искусная работа, просто человек жертвует собой.

В 1997 году у «Эха Москвы» первым среди московских радиостанций появился сайт в Интернете. А в 1998 году появился первый канал вещания в RealAudio. Было несколько версий сайта в 1997, 2000, 2004, 2008 годах. В ноябре 2008 года сайт www.echo.msk.ru стал лауреатом «Премии Рунета-2008» в номинации «Культура и массовые коммуникации». Сейчас сайт «Эха Москвы» посещает около 200 000 человек в сутки. На фото редакция сайте.

Здесь также следят за блогами. Мой блог на сайте Эхо можно смотреть здесь — http://echo.msk.ru/blog/varlamov_i/ . Несмотря на то, что туда полностью копируются некоторые посты из ЖЖ, аудитория там совершенно противоположна ЖЖ. Иногда люблю почитать мнения читателей кто проплачивает мои репортажи ;).

Вскоре после визита на радиостанцию американского президента Билла Клинтона, пришло письмо из Белого Дома.

Подарок от «Новой Газеты».

Раньше не стене висели кнут и пряник. Потом пряник стащили, остался только кнут.

Это книги и журналы, которые выигрывают радиослушатели. Если они не забирают приз в течение двух недель, его подарят кому-нибудь еще.

По данным компании «Медиалогия», «Эхо Москвы» является самым влиятельным радио в России, а среди прочих СМИ по этому показателю стоит в одном ряду с такими СМИ как «Коммерсантъ», «Первый канал», «Ведомости», опережая «Российскую газету», «Известия», телеканал «Россия» и НТВ. В 2007 году «Эхо Москвы» заняло 12 место в рейтинге «Топ 100 самых упоминаемых брендов Рунета». В 2008 году по данным компании «Медиалогия» «Эхо Москвы» цитируется гораздо чаще других радиостанций и занимает первое место в TOP-5 самых влиятельных российских радиостанций для бизнес-аудитории.

Источник

kak-eto-sdelano.ru

Алексей Венедиктов — Статус — Эхо Москвы, 01.05.2018

А.Венедиктов― 21 час и 5 минут в Москве. Всем добрый вечер! У микрофона – Алексей Венедиктов. Екатерина Шульман – вы знаете, что вчера была Вальпургиева ночь: они, наверное, на метлах там летали, кому всё надо; это вынужденная замена – у Екатерины Шульман, скажем так, выходной. И это не связано никак с манифестациями в Армении. Просто я ее заменяю и вся история.

Я приветствую всех, кто шлет мне послания по СМС. +7 985 970 45 45, не забывайте подписываться. Естественно, аккаунт vyzvon в Твиттере. Тоже можете посылать свои соображения и вопросы. У нас работает – вижу – чат в YouTube на нашем общем канале (у нас есть отдельные каналы). И буду отвечать на ваши вопросы, но те, которые посыплются. На те, которые не посыплются, соответственно, не буду отвечать. У меня есть вопросы, которые пришли на сайт, которые пришли через ВКонтакте, Фейсбук, Одноклассники, почему-то в основном из ВКонтакте.

Ольгу, ведущую, я отправил домой. Нечего ей тут сидеть, я один с вами справлюсь.

Ванкуверу отдельный привет.

Армения. Ну что Армения? Вы всё видели. Закончился митинг, который вел несостоявшийся премьер Никол Пашинян. И сейчас там идет концерт, как нам сообщают наши корреспонденты. Завтра с 7 часов, 15 минут по московскому времени Никола Пашинян объявил о блокировании всех государственных учреждений, дорог, аэропортов, вокзалов и так далее. Будем смотреть. Пока происходит такая история ненасильственная… ну, всё относительно, но Пашинян объявил кампанию гражданского неповиновения. Посмотрим, как будут действовать. Пока на 8 мая назначено новое заседание парламента, которое должно утвердить премьера.

В чем затык, как мне кажется… Меня просят ответить на высказывание Светова, что Венедиктов предал митингующих в 11-м году. Ну, туповат ваш Светов. Что я могу сказать? Ну, пусть это будет на его… А кто это, хотел спросить? Но я знаю, кто это на самом деле. Ну, он туповат, действительно. Бывает. Но за то, что он организовал митинг – Либертарианская партия – ему большое спасибо. И туповатые бывают полезны для хорошего дела.

А. Венедиктов: Думаю, что это решение жесткое со стороны Республиканской партии не без поддержки российского президента

Так вот, смотрите, мне кажется, история довольно простая. Насколько я знаю, Республиканская партия, правящая партия Армении в своих переговорах согласилась утвердить Никола Пашиняна при условии, если он заранее объявит состав правительства, где часть ключевых должностей должны занять представители, собственно, Республиканской партии. То есть пакет некий должен быть. Пашинян сказал: «Нет, давайте наоборот: вы сначала меня утвердите премьером, а потом мы начнем переговоры по составу правительства. «Ну нет, — сказали эти ребята, — сначала ты гарантируешь нам, что мы сохраним за собой некие министерства…». Сейчас я найду просто, если найду, конечно, его цитаты… Мне кажется, что история была в этом.

Сейчас, собственно, что случилось? С одной стороны, выиграна неделя на переговоры.

Серго пишет: «Дайте хоть одну причину, почему нам есть дело до Армении». Серго, если вам нет дела до Армении, идите вон. Вот и вся история, понимаете? А я говорю людям, которые мне задают вопросы.

Так вот эта неделя выиграна. Если сегодня ночью не арестуют Пашиняна, не задержат его и организаторов этого дела, то, я думаю, начнется блокада. А параллельно начнутся политические переговоры. Кстати, обращу ваше внимание, что два дня назад Владимир Путин, президент России, демонстративно позвонил исполняющему обязанности премьера Карену Вильгельмовичу Карапетяну, который, собственно говоря, с ним и поговорил. Думаю, что это сегодняшнее решение вот такое, жесткое со стороны Республиканской партии не без поддержки российского президента. Это такая история.

Смотрите, какая история смешная… Тут мне пишут некие соображения. Я тут читал Конституцию Армении между Уфой и Оренбургом, пока ехал, поэтому могу вам сказать вот что. Республиканская партия Армении, правящая партия торговалась до последней секунды и тому есть очень простая история. Они не выдвинули своего кандидата. Был один кандидат. Они могли выдвинуть любого своего кандидата на пост премьера – того же Саргсяна, или спикера парламента, или кого-то еще и проголосовать за него – сегодня бы у Армении был премьер от Республиканской партии и… улица. Но они даже не выдвинули. Поэтому, я считаю, что идет торговля. Но торговля лучше, чем стрельба, давайте сразу скажем. И будем держать пальцы за Армению. И будем надеяться, что этот революционный кризис разрешится к благополучию всех граждан Армении вне зависимости от политических пристрастий.

А дальше в любом случае – новое правительство Армении, а затем, видимо, новые выборы, которые, скорей всего, произойдут. Армения находится в определенном окружении, вы знаете. Есть еще фактор Азербайджана, есть фактор Нагорного Карабаха. Есть возможные действия Азербайджана. К этому тоже надо присматриваться. И важно, что Россия как гарант нагорно-карабахского процесса, чтобы она не оказалась втянута в столкновение, потому что мы там присутствуем. И вот мне правильно пишет Игорь Журавлев: «Возможно ли вмешать в конфликт наших военных с военной базы в Гюмри?» На базе в Гюмри, если я правильно понимаю, наши зенитчики. Поэтому вряд ли зенитчики могут вмешиваться. Не думаю. Хотя, знаете ли, черт его знает. Ну, посмотрим.

Я хочу вам напомнить, что сейчас у власти в Армении стоят бывшие карабахские военные. Серж Саргсян, безусловно. Но и часть карабахских военных тоже являются противниками Саргсяна, и некоторые из них сидят в тюрьме. Вот эта история очень важная.

Будете хамить – пойдете вон. Сейчас и пойдете. Добавляем – и вы исчезли! Какая беда! Для вас. Пишите, но вы не знаете, что вас нет.

Дальше. Тут меня спрашивают как раз по поводу письма на нашем сайте. Есть письмо-проест посла Азербайджана в Москве Полада Бюльбюль-оглы, который написал мне письмо. Мы его разместили на сайте. С опровержением или с позицией по поводу мнения Юлии Латыниной, которая высказывалась по карабахскому вопросу. Естественно, мы, как обычно публикуем…. Есть право на опровержение. И мы опубликовали официальное письмо посла Азербайджана.

Что я хочу по этому поводу сказать. Первое: я уверяю любую сторону, которая участвует в том или ином конфликте, что ни у одного из журналистов «Эха Москвы», у авторов «Эха Москвы» нет желания или намерения кого-то оскорбить, особенно по национальному вопросу. Если бы такое было, люди бы почувствовали мою тяжелую длань. Это первое. То есть нет никакого желания кого-то оскорбить.

Вторая история заключается в том, что в отсутствии этого желания авторы «Эха Москвы» имеют право на свое мнение, и, в том числе, на радикальное. И смысл работы «Эха Москвы» заключается в том, чтобы предоставлять все точки зрения. Поэтому письмо посла Азербайджана в Москве Палада Бюльбюль-оглы, нашего уважаемого и знаменитого человека, размещено на сайте «Эхо Москвы» с упреками в адрес мой, в первую очередь, но и Юлин. До Юли это будет доведено. Но еще раз повторяю: никакого желания никого оскорблять нет – это точно. И второе: есть точки зрения весьма разнообразные, которые присутствуют на нашем сайте.

А. Венедиктов: Интернет для них — среда обитания. Это влезли в их квартиры грязными сапогами: «дайте ключи от квартиры!»

Мне тут пишет Александр: «Не читал письмо, после передачи исправлю упущение». Исправьте упущение. Вот такая история. Я на сегодня, пожалуй, по Армении и Азербайджану, если ничего нового не будет происходить, не буду комментировать кроме одного. Вот знаете, все эти истории о всемирном заговоре… Я не слышал, что там говорили депутаты в парламенте, но если взять, в том числе, заявление Никола Пашиняна, который сказал о том… кто-то из депутатов, видимо, сказал, что армянская революция или армянские выступление – это придумано Навальным и Саакашвили, и довольно круто Пашинян сказал, что, «если вы думаете, что люди сами по себе не могут быть возмущены, значит, вы гнилые люди», — это он обращается к своим депутатам армянского парламента. Это важная история, что вечная паранойя, история заговоров — «рука Навального». Раньше была «рука Госдепа», теперь – «рука Навального». Я думаю, что Алексею Анатольевичу достаточно заниматься Россией, чтобы еще заниматься армянским переворотом.

Вот давайте я не буду комментировать Юлию Латынину. Вот есть на сайте программа Юлии Латыниной. Есть на сайте письмо посла Азербайджана. А вы сами там как-нибудь, исходя из своих представлений о прекрасном… Но в любом случае, мы даем возможность познакомиться с разными точками зрения.

Вот Алла НРЗБ пишет про историю Армению. Послушайте, я вам расскажу историю, которая меня весьма неприятно поразила. Это был далекий 87-й год, соответственно, более 30 лет тому назад. Это уже перестроечное время. В Москве проходит съезд учителей истории, то есть со всего Советского Союза приехали школьные учителя истории. Я был делегатом съезд (86-й или 87-й, может быть, может, коллеги мне скажут, в каком году), это был всесоюзный съезд учителей истории.

И там возник вопрос очень интересный о том, как история республик отражается в школьных учебниках но для всех. Помните, государство Урарту? И вот встает с трибуны… там по очереди из каждой республики выступали… еще раз повторяю: это просто учителя, это школьные учители, может быть, хорошие, но обычные. И вот идет делегация из Армении из Армянской ССР, и начинает говорить: «Вот смотрите, у нас была Великая Армения – так страна называлась, которая была от моря до моря…». И вдруг из зала начинаются крики. Я не понимаю в чем дело. Я поворачиваюсь: стоит делегация, как потом выяснилось, Азербайджана и кричит: «Не было никакой Великой Армении!»

Вот послушайте, история трактовок. Давайте мы как-то откажемся, что ли, во всяком случае, в эфире «Эха Москвы», несмотря на то, что вот Александр Султанкин пишет, что слушает нас аж в Саудовской Аравии – приветствую! – мне кажется, что это всё такая вкусовая история. Поэтому давайте мы не будем… Тем более, что все народы – армянский народ братский, армянский народ братский, американский народ братский, белорусский народ братский – давайте мы точно внутрь событий… я считаю, что это внутренние события, нет там никакого Госдепа, то есть он, может быть, и есть, но там и наш МИД есть в таком случае.

Если наше посольство не работало с оппозицией, если наше посольство не встречалось с Николой Пашиняном и другими лидерами – это, конечно, упущение, а так и было, как мне рассказывают, — поэтому мы будем наблюдать, ребята и держать кулаки, чтобы там не было стрельбы. Все остальное поправимо. Когда людей не убивают, когда люди не гибнут, когда нет даже элементов гражданской войны… Но гражданское неповиновение – это дело армянского народа.

Конечно. Вы меня спрашиваете, есть ли там российские интересы. Конечно, там есть российские интересы. Есть огромная диаспора в России, на Юге России. Есть очень крупные бизнесмены, которые сейчас направлены или их попросили туда… Мы их уже называли: Ара Абрамян, и Самвел Карапетян и Рубен Варданян. Мы позовем их в эфир. Но вряд ли они захотят рассказать, но, конечно, у них есть просьба из Кремля. А какая это просьба – пойди пойми, какая просьба. У нас через 10 минут новости. И вы у знаете последние новости.

Перейдем на другую тему. Очень интересно… ВКонтакте Владимир Сивоклоков задал мне вопрос, насколько ощутима лично мной разница в людях и настроениях в 12-м году на Болотной и сейчас, в 17-м году на митингах Навального, на прошедшем митинге — что поменялось в людях? Митинг на Болотной в 11-м году очень похоже на то, что сейчас происходит в Ереване.

В тех митингах приняло участие – я не помню, я не готовился к социологии, но она большая социология – там вышли люди, это был не студенческий митинг, там вышли люди состоявшиеся, там средний возраст, если мне не изменяет память, 35, это люди, которые были, извините за это слово, обременены семьей и обременены собственным бизнесом, делом, работой. Это были оскорбленные люди, у которых украли их голоса на выборах, как они считали. Это был совсем другой контингент, чем сейчас, извините за это слово.

У меня вчера моя жена ходила от нашей семьи на митинг по Телеграму, потому что я работал. И она говорит, что она чувствовала, что вокруг нее на поколение младше. То есть это были люди в основном 20-25 лет, то есть свободные-свободные. То есть еще раз: семья – это обременение, бизнес – это обременение, то есть ты начинаешь беспокоиться за семью, за бизнес. Свободные люди вышли. Это первое.

Второе: вчерашний митинг, который был, он был похож. Вышли люди, которых оскорбляли тем, что вторглись в их сферу их обитания, в интернет. Люди, которые, может, раньше и не выходили. Но это были некоторые не обремененные, бесшабашные люди – это первое различие и очень важное. Потому что если вы помните лозунги и требования Болотной 11-го, 12-го: «Верните выборность губернатора»: криво, косо, но вернули. «Регистрация партий»: криво, косо – зарегистрировали. Там снижение разных барьеров: криво, косо – сделали. То есть власть тогда, почувствовав, что это… я не могу сказать, что малый бизнес, там было очень много людей свободных профессий, что называется либеральных профессий. Было очень много людей индивидуальных предпринимателей и не только, очень много известных людей, которые в обычной истории поддерживали Путина. Но вот это была стыдная история, во всяком случае, что я помню о Болотной 11-го, 12-го года. Сейчас история другая.

Про 5 мая. Навальный зовет выйти на Тверскую в 14 часов, и каждый слушатель «Эха Москвы» примет свое решение. Мы будем освещать, выйдете вы, не выйдете вы, будет ли это гражданское неповиновение, не будет ли гражданского неповиновения. Мы медиа, мы будем освещать эту история 5 мая. 6 мая, как вы знаете — Удальцов. Мне представляется, что если бы мэрия пошла навстречу Алексею Навальному и сделала бы возможность – я не знаю, принял он или нет – извините, как обычно, пройти по Тверской от памятника Пушкину до площади Сахарова, я бы счел это нормальным. Но таких предложений не было, как я понимаю, ни с одной стороны. Было предложение мэрии, абсолютно мне непонятное, идти с другой стороны, с той стороны Садового кольца. Это зачем? Это почему?

Поэтому посмотрим. Вот вчера вышло… Вот «Белый счетчик» — а я доверяю: ребята технические – было 12 тысяч человек. Там перекрыли не давали, но, скажем, 15 тысяч человек вышло. Для Москвы последнее время это много.

А. Венедиктов: Политика определяется президентом РФ. Абсолютно неважно, кто будет министром обороны или экономики

Но если у вас в Армении от 100 до 200 тысяч – мы с вами не знаем, — но надо понимать, что если выйдет опять 15 тысяч человек – ну да, хорошо, но это будет мало. Потому что одно дело интернет, а другое дело – отношение к выборам и инаугурации президента.

Да, люди, которые вышли за интернет, — да, я с некоторыми говорил – они говорят: «Да нам все равно, Путин, не Путин, – они ногами влезли в нашу среду обитания».

Молодежь. Они аполитичны, они интроверты, как вы мне тут пишите. А, мне кажется, 17-20-летние, они не то что неполитичные, среди них была политичная часть, но, слушайте, это люди, которые уже привыкли жить, это для них среда обитания, это реально, как мы дышим воздухом. Они там живут. Это влезли в их квартиры ногами, грязными сапогами, «дайте ключи от квартиры!» Вот же история. И это ваши дети, в том числе. Это ваши дети. Вы может быть пропутинский, антипутинский, но ваши аполитичные дети, их вот политика задела таким образом, на самом деле.

Мы сейчас продолжим. Я хочу сказать спасибо. Львов слушает… «Почему в России есть митинги в поддержку Дурова, а в поддержку Сноудена нет?» — спрашивает Алкид из Пензы. Ну, потому что у вас такие вопросы, поэтому и ответы на них такие.

Про инаугурацию. А что про инаугурацию? Ну, 7-го инаугурация. 8-го представит нового премьер-министра. Мне кажется, что на 95% будет Дмитрий Анатольевич Медведев. Что касается правительства, то с учетом вполне себе консервативных взглядов Владимира Путина, я не ожидаю… Конечно, интересно, если вдруг, например, исчезнет из правительства Сергей Кужугетович Шойгу, и на его место, например, Алексей Дюмин придет, или придет Суровикин, не помню, как его зовут, Владимир или Михаил. Конечно, это интересно.

Но политика определяется, уважаемый некто Кас, из Гомеля, президентом Российской Федерации. И скажу вам честно, на этот момент абсолютно неважно, кто будет министром обороны или министром иностранных дел, или министром экономики. То есть это важно для нюансов, но, судя по всему, это не очень важно. Поэтому, конечно, можно играть в разные кандидатуры. Есть вот такой Денис Мантуров, я вам говорил. Его поддерживает «Ростех», Сергей Викторович Чемезов. Зная тяжесть Чемезова в окружении Путина, могу предположить, что Денис Мантуров, нынешний Минпромторг, может стать вице-премьером, а может не стать. Могу предположить, что Игорь Шувалов уйдет на какую-нибудь госкорпорацию, а, может быть, не уйдет. Это всё решения, которые принимает президент, и самое главное – политику определяет президент Путин.

Спасибо! Уфа слушает «Эхо». Запорожье слушает. Спасибо большое! «Привет из Баку!» — Лейла. Привет, спасибо вам, что и в Баку нас слушаете.

Кстати, спасибо за лайки, которые вы ставите. Это очень для нас важно, потому что нам стали приходит боты и ставят дизлайки очень быстро. На утренний «Разворот» — там, где Таня и Саша, например, тем не менее, условно говоря, заканчивается утренний «Разворот» — 5 дизлайков. Потом проходит две минуты – и тысячи. Ну, понятно, боты, понимаем. Поэтому ставьте лайки, и это будет хорошо. Модеры есть.

Челябинск, Иваново. Спасибо! Курск – важно.

Вот мне пишет А.Н СМС: «Меняй не меняй, все едины…». Талдом, и Грозный, и Копенгаген. Отлично, Херсон! Конечно, не все едино. Вот если не будет Шойгу, предположим, так случится, для меня будет абсолютно точно понятно, что президента достало, что его дурят, а его дурят.

Вот, собственно говоря, и мои дебаты заочные с Владимиром Познером об этом… Уж, слава богу, про Францию я знаю. Сначала наше Министерство обороны, потом Владимир Познер, ссылаясь на высокопоставленные российские источники, пишет, что французы обещали американцам ударить по Сирии во время этого удара и не ударили. Ударили. Для этого достаточно зайти на сайт Министерства обороны Франции, на сайт, президента Франции. Для этого достаточно позвонить в пресс-службу президента Франции. И не просто ударили, а координировали удары. Потому что АВАКСы управлялись французами. Но, тем не менее, вот… То есть президенту тоже доложили, что Франция не ударила. Ну, вот чего? Таким образом, если Шойгу уйдет – президента достал обман. Посмотрим. Новости на «Эхе», потом вернемся в студию.

НОВОСТИ

А.Венедиктов― В Москве 21 час, 35 минут. Еще раз напомню, программа «Статус» сегодня на отдыхе. Екатерина Шульман пропускает этот день. Я просто ее заменяю. Напомню, в следующем часе Ольга Журавлева и Евгений Ясин, а сегодня в «Одине» Алексей Нарышкин будет с вами.

Да, мне тут прислали. Сан Саныч, спасибо! У французской армии на вооружении 4 АВАКСа Е-3. Это правда, и именно эти АВАКСы являлись координирующими в атаке на Сирии, и президент Макрон об этом с гордостью заявлял.

А. Венедиктов: У меня нет политических секретов. Когда со мной говорят, все учитывают, что я в эфире могу проболтаться

Скрипали. Да, я съездил в Солсбери. Тут меня спросили – извините, просто улетело – обращается ко мне, забыл кто: «Вот вы говорите, что правосудие в Великобритании не дает утечек, то есть не публикуют данные, а вот были опубликованы имена агентов». Это таблоид опубликовал имена агентов. Это, заметьте, не Скотланд-Ярд, ни прокуратура, не следователь, ни полицейские, просто обращаю на это ваше внимание. Я уже рассказывал о том, к сожалению, что я пытался получить информацию, мне было просто ясно объяснено. Слушайте, у них другие правила. И следствие продолжается.

Смешно, мне кто-то прислал про Скрипалей. Сейчас я с отвечу… Ну ладно, не важно. Смысл был в том, а чего ничего не пишут? Когда пишут, все кричат: «Чего вы пишите? Ничего не было». Когда не пишут, все «Вы что-то скрываете!» Слушайте, идет следствие. То, что пишет пресса, то, что воруют английские коллеги, пользуются утечками, это вопрос к ним.

На самом деле, если вы посмотрите, власти, кроме первых политических заявлений, давно ничего не заявляют. Они заявляют политические, а не уголовные… Я вам напомню, что расследование по убийству Литвиненко было опубликовано – решение судьи – через 10 лет. Что касается самих Юлии и Сергея Скрипаля, еще раз повторю, если вы не поняли, они находятся под программой о защите свидетелей. И сегодня советник по национальной безопасности английский, выступая в парламенте, в комитете, по-моему, разведки или по обороне, он сказал, что главное сейчас – предупредить остальных, кто может быть подвергнут такой же атаке.

Пишет Максим: «Получается, что вы верите французам больше, чем Шойгу». Да, я верю французам по запуску французских ракет больше, чем Шойгу, знаете почему? Потому что там гражданский контроль, потому что там контроль парламента, потому что там контроль прессы, потому что там контроль оппозиции президенту и противников, кстати, операции в Сирии. А в парламенте есть оппозиция.

У нас нет контроля парламента, у нас нет контроля оппозиции, у нас нет контроля прессы. У нас нет контроля, и можно поэтому президенту показывать американскую атаку трехлетней давности, выдавая за собственную атаку. А он — президент – это показывает Оливеру Стоуну. Вот и всё.

Да, Максим, к сожалению, это так, потому что у нас есть тому примеры обмана, не нашего обмана – президента обманули, президента обманули, Верховного обманули — Верховного нашего. Что вы все про французов? Вы про наших подумайте.

 — «Вы были в Солсбери как турист?» Я был в Солсбери как турист. А вам что? Я был в Солсбери. А вы были?

Иванов пишет мне: «Что с самолетами?» Вот про польский самолет я только что вам говорил в субботу, что мы опубликовали технический доклад новой польской комиссии, где указано, что в самолете были взрывы еще в воздухе. Ничего вам не могу сказать, потому что обломки польского самолета находятся где? В России. Правильно. Не возвращаются. Почему? Дело еще идет.

Что утверждает польская комиссия? Я же обещал посмотреть. На чем основывается обвинение России. Потому что правильно говорят… президент, по-моему, говорил на пресс-конференции, отвечая на вопрос польского журналиста – наш президент – что если там были взрывы, то где заложили взрывчатку. И вот там утверждается в этом докладе – посмотрите на сайте «Эхо Москвы», — что за год до этого полета самолет польского президента проходил профилактику в Саратове. А дальше сами. Слушайте, зайдите на сайт сами — почитайте.

Малазийский самолет. Думаю, что в этом году начнется процесс. Сейчас определено, что это будет национальный голландский суд, поскольку самолет вылетел из Амстердама, и Россия заблокировала все возможные пути создания международного трибунала. Значит, это будет голландский процесс.

Сочинский. А ничего нету. Это очень интересно, спасибо, что вы напомнили, уважаемый Саша Иванов, потому что, на самом деле, все интересуются польским, все интере6суются Малазийским. А самолетом, в котором погибла доктор Лиза, в котором погиб ансамбль Александрова, сочинский так называемый – нет вопросов кроме вашего. Обратите на это внимание. Неинтересно.

Что тут еще. Давайте посмотрим эсэмэски. Какие признаки, определения fake news, — Руслан из Чикаго спрашивает – ложной информации вы используете при анализе новостей?». Смотрите, я же не fake news ищу, я ищу, наоборот, новости. Затем я смотрю, как из разных источников это препарируется. Изучаю источники, что не менее важно, понимаю, как принимается решение на публикацию… вот, например, вы видели, The New Times опубликовала информацию о 50 вопросах, которые прокурор Мюллер собирается задать Трампу. Коллеги внимательно посмотрели и написали, в том числе, мне, что скорей всего, которые могли сделать или помощники Мюллера или помощники Трампа в момент переговоров, потому что эти вопросы не сформулированы так, как сформулирует их Мюллер. Это утечка чернового материала, поэтому то, что опубликовала The New York Times, я теперь понимаю, что это утечка чернового материала. То есть надо сравнивать, изучать, смотреть, наблюдать на самом деле.

А. Венедиктов: Я не хожу на митинги. У меня ходят журналисты. 5 мая я буду сидеть здесь и руководить, как всегда

Можно ошибаться? Конечно, можно ошибаться. Но я часто говорю, не знаю. Вот я не знаю по поводу химической атаки в Думе. Но я, например, знаю, что хлор используется при выкуривании боевиков из тоннелей, которые они там прорыли. Боевики, находясь в Думе, они там прорыли массу связанных тоннелей – это факт. Как вам объяснить… когда мы говорим о химоружии, хлор не входит в понятие химоружия. Поэтому мы можем утверждать: не было применено химоружие. Не было.

Хлор – это боевое отравляющее вещество, но это другая категория. Поэтому химатаки не было, потому что хлор не химоружие. А хлор, как вы знаете, тяжелее воздуха, поэтому он опускается в эти тоннели и выталкивает этих людей. Потому что там оставалось много боевиков. Вот, например, это надо знать. Надо искать людей, которые понимают в этом. Я ищу людей.

Вторая история, уважаемый, действительно, коллега из Чикаго, заключается в том, что поскольку я во многом не разбираюсь, я не являюсь специалистом ни в химоружии, ни вообще в оружии, я нахожу людей, я знаю людей. Меня консультирует масса известных людей.

Вот, например, чтобы вы понимали – я уже рассказывал вам, что, что, собственно, Телеграм на мой телефон ставил Павел Дуров. Он мой личный консультант, получается. Когда у меня возникают проблемы про пользование Телеграмом, я пишу Павлу, и он мне пишет в ответ, на какую иконку я должен нажать, и поскольку я полный дебил в этом смысле, вот как это сделать… Вот мой консультант.

Когда это касается международных отношений, у меня есть знакомые нынешние дипломаты, бывшие дипломаты по разным странам, которые меня консультируют. У меня есть масса военных людей. У меня есть люди из спецслужб. У меня инженеры есть. Это же нормальная для меня работа. Я же не занимаюсь новостями. Я занимаюсь анализом. И я, естественно, этим людям доверяю. А как иначе это может быть?

Хороший вопрос по Эху»: «Ирина Воробьева все-таки ушла или осталась?» Ирина Воробьева осталась и, более того, в четверг она будет вести «Особое мнение» и в 17 и в 19. А завтра она будет вести, как обычно, «Одну». Вы же сами знаете, всё – в эфире. Поэтому спрашивайте, если хотите, но не задавайте совсем пустые вопросы.

Да, сам Дуров мне Телеграм ставил. Я очень доволен этим. Потому что я знаю, куда обращаться.

Вот человек пишет. Давайте я вам прочитаю: «Кем хлор используется?» Кем? Асадом. И неоднократно было доказано. Берем, открываем на сайте Совета безопасности заседание. И читаем не только Небензю. Но читаем и представителей других стран. Как вы думаете, когда в Совете безопасности резолюция по химатаке получает 12 голосов из 15 — мы, конечно, ее блокируем вместе Венесуэлой, Китай воздерживается. Там выступления. Читайте выступления. Там аргументация. Читайте аргументацию Генерального секретаря ООН, специального представителя. Читайте сами.

Сергей Берников пишет: «Зазвездились вы, Алексей Алексеевич». Не нравится – валите. Ищите простых и тупых, которые не зазвездились. А чего я должен тут скрываться?

«Прослушивается ли ваш телефон службами?» Наверное, вопрос к службам, но, думаю, что ответ известен. Ну и что? То, что я вам говорю здесь, в эфире, я говорю по своему телефону, поверьте мне. Вот эта история чрезвычайно важна. Я ничего другого не говорю. Когда я встречаюсь с людьми… Вот я рассказывал вам, что я встречался перед поездкой в Солсбери с посолом Великобритании здесь, а потом в Лондоне с нашим послом там. Мне нужно было получить картину позиции Британии, картину позиции послов. Они не дали мне интервью ни один, ни второй, объяснив, почему они не будут давать интервью, но для меня очень важно получать объем, который я потом могу вам объяснить, если я там могу.

 — «Как будут дальше развиваться события в Армении?» Я не знаю, слушайте. Есть развилка, которая идет по пути: насильственно – не насильственно. Насильственная история – это когда спецназ пойдет и возьмет саперные лопатки. Я вам напомню, что, по-моему, в 8-м году был подобный же кризис, и тогда полиция стреляла, и было 10 убитых, конечно же. И это было уже. Поэтому ничему не надо удивляться, я скажу честно. Но, тем не менее, не могу ничего предсказать.

Мало с кем успел поговорить. Вы же знаете, я был в поездке: Лондон, Солсбери, Уфа, Оренбург. Как видите, езжу в разные места. И для этого нужно говорить со специалистами. У нас сейчас был Ашот Джазоян. Вот он комментировал как бы расстановку. Но он точно, как и я, не знает, что там произойдет. Я думаю, что и сам не знает.

Больше 5 тысяч смотрят. Спасибо вам большое! «Зачем вы зовете в эфир Маркова?» — спрашивает Джордж. Джордж, вы знаете, я вам объясню историю. Я серьезно к ней отношусь и серьезно отношусь к вашему вопросу.

Смотрите, очень давно, после 93-го года у нас в эфире очень долго и много был Александр Проханов. И мне говорили: «Зачем ты его зовешь в эфир? Он маргинал». Я говорю: «Нет, он не маргинал. Огромная часть населения России разделяет его взгляды». Да, он радикальный, но вы, слушатели «Эха Москвы» — 99% отношусь с уважением – вы должны понимать, что ваш сосед или человек, который едет с вами в маршрутке или человек, который работает с вами за одним столом, или человек, с которым в обедаете в Макдональдсе, он может думать так и вести себя так.

И вот с Марковым Сергеем та же история. Вот о чем идет речь. Поэтому у нас есть радикальные люди. Со всех сторон у нас люди, но вы должны понимать, что все это ваши соседи, и, соответственно, быть к этому готовы.

А. Венедиктов: Самое главное расхождение у Меркель и Трампа – отнюдь не по России. Это тарифы на ввоз алюминия и стали

Да, мне пишет: «Наблюдение – отец учения». Это правда. Дальше. «Вам нравятся самодельные передачи, которые делает Матвей Ганапольский?» — спрашивают из Иркутска. Вы знаете, я никак не могу их посмотреть.

«А кто и по каким вопросам консультируется с вами?» — Алексис. Со мной консультируются те, кто хочет со мной консультироваться и кому моя точка зрения интересна. Вот вы со мной консультируетесь, вот вы меня спрашиваете. И там, где я знаю, там я отвечаю. А где на знаю, говорю, не знаю, честно говоря.

Слушайте, а можно вот какую-то херню перестать мне писать? Просто завалили. «Катя Канакова ушла?» Нет, Катя Канакова не ушла. Марков, Шевченко, Альбац, Шендерович, Сванидзе… Как хотите, что хотите.

«Макдональдс вас благодарит. Пришлите номер карты». Да на здоровье!

Сирия. Ну, уже не хочу…

 — «Есть ли политические секреты, о которых вы не говорите в эфире?» Нет. Вы знаете, у меня нет никаких политических секретов, тем более, что вы прекрасно понимаете, что когда все со мной говорят, все учитывают, что я сижу в эфире и могу проболтаться. Но при этом мне очень важно людей понимать. Мне важно понимать, почему принимаются те или иные решения. Какие решение принимаются, мы и так знаем, но почему они принимаются, из чего исходят люди, которые их принимают, мне кажется, это важно. Есть же там разного рода любопытные люди.

«Вы, Алексей Алексеевич, утверждаете, слышал, что и в России – свобода. А свобода, скажите, у нас разрешенная или завоеванная, и может ли быть, вообще, быть свобода разрешенная?» Вы из Тульской области, Михаил? Обратитесь к вашему губернатору Дюмину – он вам расскажет всё про свободу. Меня на такую философию, не обижайтесь, абсолютно не хватает.

 — «Что известно о похищении израильскими спецслужбами архива ядерной программы Ирана?» Это очень интересная история, конечно. Там есть одна такая странность. Вот этот сарай, где всё это хранилось якобы, он был обнаружен год назад. И вот целый год спецслужбы Израиля, — а мы знаем их эффективность, — они пытались в него войти. Вот это странность. Я не понимаю ничего про сарай. Но вам я обещаю, что к следующему разу – мы «Будем наблюдать», к субботе – я постараюсь нарыть людей, которые мне могут пояснить что-нибудь лучше.

Галина пишет из Питтсбурга: «Спасите, умираю от вашей саморекламы!» ну, выключите, Галина. Это всё, что я могу вам сказать – выключите. Вот не нравится, не слушайте – сто раз говорил. А вы по-прежнему слушаете и давитесь. Ну, зачем вам это?

А что по Татарстану ответить? Я не в Татарстане был, я был в Башкортостане.

5 мая? Нет, я не хожу на митинги. У меня ходят журналисты. Во-первых, 5 мая – это суббота. У меня – программа. Во-вторых, я буду сидеть и здесь руководить, как я это делаю во время всех массовых мероприятий, когда они происходят, когда я в Москве. Нет, не хожу, давно уже не хожу, на самом деле, чтобы вы понимали. Вы это прекрасно знаете.

Нет, «Русских евреев» Парфенова не видел, друзья мои. У меня спрашивает Люся: «Штейн – ваша любовница?» Кто еще? Нет, Люся Штейн не моя любовница. Дальше? Чья, не знаю.

Меркель и Трамп. Ну, что Меркель и Трамп? Ну, естественно, самое главное расхождение у Меркель и Трампа – это отнюдь не по России и не по Люсе Шейн, — заодно отвечу. У Меркель и Трампа главное расхождение – скучный вопрос – это тарифы, которые Трамп вводит на ввоз алюминия 25-процентный и стали – 10-процентный. Вот это, действительно, проблема для Германии. И вроде бы Меркель и Макрону удалось убедить Трампа, он отложил введение этих тарифов, которое должно было начаться сегодня – это огромные деньги – на 1 июня. Я думаю, что будут переговоры дополнительные. Вот Меркель и Трамп. Вот это важная история.

«Очередная прочитанная вами книга?» Вот сейчас то, что я читаю, называется «Между Берлином и Москвой» польского историка Дембски, который рассказывает как раз 39-й, 41-й год, как это было. Мне это понравилось, на самом деле. Хорошая история. Мне нравится.

«Эхо», — Сергей из Липецка пишет, — великолепно тем, что допускает всех». Ну. не всех. Вот НРЗБ спрашивает, есть ли надежда, что Веллера вернут на «Эхо»? Если он извинится перед Ольгой Бычковой – обсуждаемо. Остальное – необсуждаемо.

Ой, Корея — совершенно отдельная история. Совсем плохо понимаю. Мне кажется, что это такая красивая история, когда все уйдут довольными, вот все. И, конечно, там всё понятно. Сначала северокорейский лидер решил взять на испуг, видимо: стал запускать ракеты, испытывать в полигоне, то Трамп двинул авианосную группу. Это было взаимное такое серьезное испытание. Но что нужно было лидеру Северной Кореи? Снятия санкций, да? Потому что там плохо, там реально плохо. Что нужно Трампу? Безъядерная Корея. Что нужно Китаю, Японии, Южной Кореи? Безъядерная Корея. Все добиваются своего. Мне кажется, что это такая странная история совсем, когда все могут быть в выигрыше. Россия, конечно, тоже может быть в выигрыше, потому что иметь рядом мало управляемого человека, которые запускает ракеты во все стороны, да еще имеет ядерные боеголовки, это в любом случае опасненько, поэтому чем меньше будет ядерного оружия, тем лучше.

«В следующий раз позовите Шария». А следующий раз – это что, когда это будет? Я не знаю.

Сериал? Пожалуйста, я скажу. Я сел на 5-й сезон сериала «Скандал». Мне, вообще, сериал «Скандал» очень нравится. Я там напропускал. Я сел на 5-й сезон сейчас. Вот сейчас от вас пойду, завтра поеду в Санкт-Петербург на один день. Буду вести оттуда «Невзоровские среды» вместе с Александром Невзоровым. Здесь будет Ольга Журавлева. И вот с собой, значит, закачал себе 5-й сезон. Сериал «Скандал» очень интересный.

И хочу вам сказать, я привез отличную идею с «Эха Оренбурга». Они там сделали на разных языках «Говорим по…». Я хочу сейчас представить одну из программ, которую я хотел бы у них украсть. Ну, «голубой воришка». Ну, голубой в хорошем смысле этого слова или в плохом, как хотите.

echo.msk.ru

Эхо Москвы — Викиреальность

Эхо Москвы

Интернет-сайт — новостной и аналитический сайт

Тип: Новостной и аналитический сайт Расположение: Москва, Россия Веб-адрес: echo.msk.ru/ Основной язык: русский

Эхо Москвы — известная радиостанция, имеющая популярный сайт, чьи ролики популярны и на Ютубе.

[править] Особенности участников

На «Эхе» неоднократно выступали Шендерович, Новодворская, Латынина, Немцов, Навальный, Радзиховский, Шевченко и др. Среди ведущих и гостей «Эхо» практически нет нелибералов.

[править] Конспирология

«Эхо Москвы» позиционирует себя как оппозиционные СМИ, однако владельцы радиостанции — госкомпании (Газпром и другие).

Так, колумнисты и ведущие «Эха» выступают за отдачу Японии Курильских островов (консенсус: за передачу островов выступили Млечин, Михаил Веллер и все другие). Во всех межэтнических конфликтах (Манежка, Сагра, Кондопога и т. д.), «Эхо Москвы» выступали против русских. Ярко выражено «Эхо Москвы» заняло позицию на стороне Грузии против России в конфликте 2008 года. Ведущие «Эха» выступают против социальных гарантий (пенсий, пособий и т. д.).

Поэтому существует мнение, что «Эхо Москвы» служит властям для дискредитации оппозиции. Серьёзные критики власти, такие как Белковский или Каспаров, вся правая оппозиция, практически не имеет доступа к эфиру.

В поддержку данного мнения косвенно выступил журналист Олег Кашин, написавший в 2014 году на своем сайте kashin.guru статью «12 подвигов Венедиктова», в которой собрал обвинения главного редактора «Эха Москвы» Венедиктова в скрытой игре на власть, которая приводила к неожиданным ударам по оппозиции. В числе «подвигов» упомянуты причастность Венедиктова к таким громким скандалам как «Рында Путина», «Навальный и фирма в Черногории», перенос митингов протеста с Площади Революции на Болотную («укрощение креаклов») и др.[1]

5 июля 2016 года ФСБ изъяла у редакции «Эха Москвы» электронную почтовую переписку с Пионтковским «в рамках уголовного дела о призывах к деятельности, направленной на нарушение территориальной целостности России». 14 июля по сообщению Венедиктова, следователь ФСБ для расследования этого дела запросил у радиостанции список всех редакторов сайта. Также Прокуратура запросила у «Эха Москвы» расшифровки передач «Особое мнение» с участием публициста Леонида Радзиховского и писателя Виктора Шендеровича.[2]

В википроекте Русский эксперт Эхо Москвы внесено в список известных антироссийских блоггеров, сайтов и СМИ.

www.wikireality.ru

Алексей Венедиктов — Один — Эхо Москвы, 27.06.2017

А. Венедиктов― 22.05 в Москве. Всем добрый вечер. Это программа «Один.лайт». У микрофона Алексей Венедиктов. Сразу хочу сказать, что мы пока здесь не поставили новую передачу. Ну а в следующем часе Алексей Нарышкин начнет программу «Один». Что может быть для вас нужно и важно понять – что ровно через неделю, пометьте себе, в это самое время 4-го июля к нам в студию должен прийти, во всяком случае, предварительная договоренность у нас есть, давно вами запрошенный и ожидаемый вице-мэр правительства Москвы, ответственный за транспортную ситуацию Максим Ликсутов. И мы будем готовиться к большому эфиру, даже скажу по секрету, пока Максим Ликсутов про это не знает и не узнает, что мы хотим большую длинную передачу, основанную на ваших вопросах как раз по всем, не как у нас было с Сергеем Семеновичем Собяниным только по реновации. Я много вопросов оттуда перенес Ликсутову. Но если даже мы переедем из «Один.лайт» в «Один» и пойдем дальше к Нарышкину в 23. На самом деле в 22 ровно через неделю здесь вице-мэр Ликсутов. Давайте соображать по большим темам. Думаю, что у нас с вами все получится. Просто меня давно не было, я сейчас догоняю, вопросов вижу много, догоняю ваши вопросы и ваши ответы. Надеюсь, через месяц, через три недели наконец-то уйти в отпуск. Поэтому хочу ответить вам вперед, что называется.

Напомню, что можете задавать мне вопросы по телефону, имеется в виду посылать sms +7-985-970-45-45. Не забывайте подписываться, аккаунт @vyzvon. Я вижу, вопросы идут. Всем добрый вечер еще раз. Или через наш сайт, под трансляцией в Сетевизоре есть окошечко, где вы можете тоже вопрос, но пожалуйста, вы подписывайтесь. Я с анонимами очень не люблю говорить. Вот Аня опять пишет: «Добрый вечер». Аня, вам и всем остальным. Еще раз, пришло довольно много вопросов в этот раз как-то больше вменяемых через сайт. Но и как всегда через соцсети, где мне кажется вопросы просто более какие-то конкретные что ли. Не знаю, почему это происходит. Ну, поэтому я обычно начинаю с вопросов, которые приходят ко мне через соцсети, но естественно sms пока вы шлете и так далее. Итак. Михаил Калашников пишет: «Алексей Алексеевич, в последнее время «Эхо Москвы» активно транслирует на видеохостинге Ютуб, скажите, пожалуйста, это временное явление или радиостанция собирается отказаться от Сетевизора. Спасибо, что открыли свой канал в Telegram». Нет, радиостанция не собирается отказываться от Сетевизора, если только Сетевизор не собирается отказываться от радиостанции. Мы ведем трансляцию на Ютубе как дополнение, которое вам вполне приятно. Кому-то приятен Сетевизор с его сервисом, кому-то приятен естественно, и Ютуб. Мы будем развивать видеотрансляцию, мы будем разными способами выносить до вас то, что мы делаем здесь в эфире. Поэтому, Михаил, да, действительно я сегодня открыл свой канал в Telegram. AAVST55, где я буду писать то, что я не пишу на сайте. И редко говорю в эфире. Мне кажется, что это важно.

А.Венедиктов: Я не представляю Путина на пенсии. Но мало ли чего не представляю в жизни

Дальше вопрос, который пришел это был фейсбук, вот еще есть фейсбук: «Что будет происходить с сайтом «Эхо Москвы» дальше, будут ли какие-то новые интересные программы, специальные проекты». Ну, вы знаете, Михаил Иванов, у нас через два дня ровно послезавтра выборы нового главного редактора сайта. У нас истек контракт Виталия Рувинского. В соответствии с уставом редакции сайта будут выборы главного редактора. Ровно 29-го. Во многом главный редактор определяет политику сайта. Естественно, не без моего участия. Потому что он является моим заместителем в ЗАО «Эхо Москвы», тем не менее, это вполне самостоятельное подразделение и поскольку я думаю, что оба кандидата, сейчас выдвинуто два человека, напечатаны бюллетени, оба кандидата в том числе Виталий Рувинский и Роман Мусин, они наверное имеют свое разное видение развития сайта. Я за них не буду решать, тем более что у нас голосование тайное. 23 журналиста суммарно работают на сайте, они будут голосовать тайно. Там есть такая процедура довольно интересная. Что собрание журналистов предлагает мне кандидатуру главного редактора сайта путем голосования, а дальше я принимаю решение и представляю на назначение генерального директора. Такая структура сделана, потому что главный редактор сайта он становится моим заместителем по факту. Поэтому я заранее взял на себя обязательство, что я выдвину любую кандидатуру, за которую проголосуют журналисты редакции сайта. Я это сказал обоим кандидатам. И я не афиширую свои предпочтения. Тем более что я сам буду слушать их десятиминутный спич на собрании о том, как они видят развитие сайта. Но я не имею права голоса на этом собрании, я не являюсь журналистом сайта. Поэтому я думаю, что в следующий раз я вам расскажу или пригоню этого нового главного редактора или нового старого главного редактора, как проголосуют журналисты. Вот собственно такая история. Поэтому мне про сайт говорить трудно, а вот про стратегию я вам могу сказать, что последнее время мы начали очень активно, как вы видите заниматься соцсетями. И у нас возникает сейчас третья редакция, совсем недавно я назначил Алексея Соломина главным редактором редакции социальных сетей. Это третья редакция. Есть редакция радио, есть редакция сайта, теперь будет редакция соцсетей. Мне представляется это важным. Вот здесь вы видите, что мы двигаемся очень активно в твиттере, очень активно в фейсбуке. За этот месяц пока Алексей работает. И дальше мы будем с каждой отдельной соцсетью двигаться отдельно. Вот они меня просто заставили, я бы сказал открыть Telegram, хотя не очень понимаю, для чего мне это надо. Но попробуем. У меня сегодня там сейчас идет дело к 4 тысячам подписчиков за сутки. Ну это интересно, во всяком случае.

Тут мне сразу пишут, Григорий из Санкт-Петербурга: «Доренко с Ликсутовым вас обогнал». Вы знаете, Григорий, неважно кто и с какой скоростью, важны вопросы и ответы. Поэтому обогнать нас не-воз-мож-но. Обогнать «Эхо Москвы» не-воз-мож-но. Потому что мы лучшие и потому что наши слушатели задают лучшие вопросы и вы лучшие, польстил я вам и мы лучшие — польстили вы мне. Так оно было, так оно будет. Поэтому мы будем развивать, безусловно, радио, безусловно, сайт и безусловно социальные сети. Все три среды, пожалуй что, это делается естественно для слушателей. Такая большая просьба, когда вы задаете вопрос, не повторяйте 10 раз, вот у меня уже Ликсутова потянули, там вопрос 7 раз задан. Ребята, вы правда думаете, что я буду таким образом его задавать. Думаю, что нет.

«Почему трансляция «Эхо Москвы» на Ютубе, — мне прислали твит, — отстает от радиоэфира. @vyzvon пишешь, а тему уже сменили». Анонимус пишет. А чего вы Анонимус, чего вы боитесь преставиться. Назовитесь Машей, например. Или Леней, какая разница. А почему трансляция «Эхо Москвы» на Ютубе отстает от радиоэфира, наверное, технологическая история. Вы меня по этому не спрашивайте, ответить я на это не могу.

Так, и еще один вопрос, причем еще один анонс, спрашивает Олег из Самарской области: «Какую радиостанцию вы считаете основным конкурентном «Эха»? Ой, вы знаете в разных городах, Олег, разные конкуренты. В Москве это, безусловно, «Говорит Москва» утром с Сергеем Доренко и Вести-ФМ утром с Владимиром Соловьевым. Бизнес-ФМ не менее серьезный конкурент. Все конкуренты. Я скажу так, и Шансон конкурент и Авторадио конкурент. Но история в том, что надо работать над собой, а не против конкурентов. Надо сравнивать мне кажется себя с собой вчерашним. И мы это делаем вполне здорово.

Еще один проект, меня про него спрашивают, я боюсь сейчас потерять это, чтобы не тратить время, а вот, Наталья из Москвы пишет: «16-го июня «Яблоко» опубликовало расследование в отношении Пригожина. У вас на «Эхо» молчок». Это вранье, Наталья. У нас это было в новостях и наши, по-моему, Латынина об этом говорила. Так что не надо врать. Пишет: «Если не считать об этом событии в правой колонке». Вы знаете, на радио нет колонок. Или у вас звук такой, у вас две колонки правая и левая. Я не понимаю, что вы говорите. «Transparency International опубликовало расследование в отношении «Российские сети вещания и оповещения» Игоря Зорина». Здесь действительно был косяк, спасибо, что вы прислали. Я сегодня обратил внимание своего пока еще заместителя Виталия Рувинского и это расследование они пропустили. Это правда. Проглядели. Оно поставлено на сайт. Так что если бы вы не занимались всякой конспирологией, а просто обращали бы мое внимание, когда мы косячим или пропускаем или лучше внимание главного редактора сайта, оно бы было более полезно. А если вы хотите выпендриваться таким образом, то вам придется выпендриваться на другой радиостанции. Туда звонить. И еще один проект. Просто не люблю вот этого. Это дань уважения Алексею Навальному, выпендреж такой. Вылущивается как говорила моя бабушка покойная.

Так вот, еще один проект, я хочу сразу объявить о нем, я уже говорил об этом. Мы запускаем небольшую программку на украинском языке. Завтра она стартует с Алексеем Соломиным и  Алексеем Нарышкиным из Москвы и Матвеем Ганапольским из Киева. На украинском языке. О том, что происходит на Украине, в том числе не только в Киеве, но и в украинских провинциях. Мне кажется это чрезвычайно важно и потом это чрезвычайно мило. У нас был, помните проект «Говорим по-украински» ночью, может мы туда и перейдем к часовому эфиру. Но пока мы в виде эксперимента его запустим. Прошу вас завтра в 16.35 послушать, и вам понравится. Для того чтобы привести вас в такое как бы сказать хорошее настроение всех тех, кто сейчас слушает проблему «Один.лайт» с Алексеем Венедиктовым, давайте мы сейчас погрузимся в этот язык.

ПЕСНЯ

А. Венедиктов― Такой передел «Вопли Видоплясова», такое переложение классической песни. Я надеюсь, что ребята будут говорить про это и петь тоже про это. Про підманула, підвела. Но в любом случае завтра в 16.35 давайте послушаем, обратите на это внимание. Еще несколько вопросов Вконтакте, пользователь ЯЯЯ. Ты, ты, ты. «Если Ирина Воробьева ушла с «Эха», то почему я ее периодически слышу». А Ирина Воробьева не ушла с «Эха». Поэтому периодически ее и слышите. Видите, как вопрос строится. Вот что я отвечу вежливо человеку, на самом деле сто раз про это говорили. Как вы можете ее периодически слышать, если она не ушла.

А.Венедиктов: Я написал Павлу Дурову: можно я вам позвоню? Он: последний раз я говорил по телефону года 4 назад

Рустам Сабитов меня спрашивает из Вконтакте: «Когда интервьюировали Путина, так называемые «армянские танки», это 1997 год, было ощущение, что перед вами человек, у которого большое будущее?» Нет, не почувствовал и каюсь, до сих пор. Вот бывают такие вещи. Пришел чиновник вежливый, с очень грамотной спокойной хорошей русской речью, слегка взволнованный, потому что прямой эфир это был чуть ли ни первый в его жизни. Ну вот мы расстались. А потом встретились уже, когда он стал премьер-министром.

Илья спрашивает: «Как на ваш взгляд президент Путин относится к Сталину?» Знаете что, я же запросил интервью у Владимира Владимировича для журнала «Дилетант». Исторического. Про его отношение к историческим персонажам. Мне очень хотелось бы думать и надеяться, что если он не дает интервью «Эхо Москвы» и вообще российским медиа, он так относится к ним осторожно, то мне кажется, что «Дилетанту» мог бы дать. Там и спросим про Сталина. Я вам напомню, что в апреле 14-го или 15-го года на прямой линии я уж не помню какого года я спросил его и сказал ему, что мне кажется, что в вашем правлении начинаются сталинские нотки. И все: ха-ха-ха, хи-хи-хи, мне потом говорили: ты что, где ты видишь, у нас самое такое, пятое-десятое. Ну вот. Дальше вы все знаете сами.

Пишет мне, это у меня уже сайт пошел. Человек с ником Валгалян пишет: «В начале 14-го года, будучи в эфире Громадське-ТВ в Киеве вы говорили, что у вас идет гражданская война, потому что протестующие на майдане «беркутовцы» являются гражданами Украины, не цитата, но смысл сказанного сохранен». Нет, я говорил о том, что они являются вашими соседями по лестничной клетке. Те, кто на майдане и «Беркут». Вот так я сказал. «Следует также из вашей логики, что теперь когда полковник Кусюк и его бравые ребята очевидно граждане России, очевидно, всей гоп-компанией вошли в состав Росгвардии, гражданская война идет с 12 июня с момента их первого опознанного боестолкновения с другими гражданами РФ на улице Тверской. Также не считаете ли вы, что, исходя из логики событий вслед явления безусловного Кусюка просто обязан появиться на улицах столицы условный разумеется Ярош. Глава «Правого сектора», запрещенного на территории РФ Минюстом», — Валерий из Киева. Вы знаете, при всем вашем таком насмешливом тоне, я скажу, что меня это беспокоит. И когда меня беспокоило это в феврале в Киеве, и когда я говорил вашим журналистам и слушателям, зрителям Громадське-ТВ, вы помните, что на меня кричали, орали, визжали. Как я смею и так далее. Прошел месяц. Вот я могу вам сказать абсолютно точно, что то же самое я говорю российским людям, принимающим решения. И вы очень точно подметили, что такие действия, которые предпринимают последнее время в России по разгонам митингом, хотя, конечно же, две стороны сравнивать нельзя и реакция большинства российского общества не такая, как была на Украине, тем не менее, тренд негативный. И меня это сильно беспокоит. Очень сильно беспокоит. В этом смысле вы абсолютно правы.

Лаух: «Алексей Алексеевич, вы часто нам рассказываете, какой у нас человечный Владимир Владимирович, который недоступен простым смертным, на каких-то там ваших каналах». Я не очень понимаю, что вы говорите. Но он человек да, я же его вижу как функцию, и когда я его вижу как функцию, он рассказывал о своем отношении к тем или иным его решениям или заявлениям. А когда я с ним лично разговаривал, о чем я в частности написал в своем Telegram-канале один из эпизодов, касающихся нашего разговора о патриотизме. Можете сами посмотреть. То я говорю, что я считаю правильным и то, как я считаю правильным. Вы можете говорить то, что вы считаете правильным. Но вы человека видите только как функцию по телевизору, и делаете свои представления. А я помимо телевизора еще могу общаться сам. И у меня представления более сложные как о любом человеке. Вторая часть: «Скажите, вы ни на секунду не задумываетесь о том, что эта история с показом Оливера Стоуна видео была поставлена намерено. Спасибо». Нет, я так не думаю. Более того, я знаю, какой там потом был разнос. Потому что очевидно, что эта история возникла внутри министерства обороны, она была поставлена, естественно не сам Шойгу монтировал и так далее и проверял, она была поставлена неким подразделением информационным, в котором сейчас идут разборки очень сильные. Это подстава министра, который подставил президента. Вот так да, да. Это ложная история, это правда. И никакая это не постановка. Чтобы вы понимали. Это то, что я знаю. Вы можете думать как вам угодно. Мне всегда кажется, что каждый имеет право делать выводы, исходя из той информации и своего мнения и своего воспитания, которое он собирает. Я вам лишь накидываю информацию дополнительно, ваше право ее учитывать в своих умозаключениях или не учитывать. Мне кажется, что это самая важная история.

Лара17: «Добрый день, Алексей Алексеевич, как вы относитесь к идее создания на «Эхе» передачи, разоблачающей фейковые новости». Я не понимаю, что такое отдельная передача, разоблачающая фейковые новости. Вот мы видим историю с CNN, где уволились три журналиста, еще раз: они не были уволены. Они уволились и то, что они были уволены это фейковая новость. Так вот уволились три журналиста, из них два лауреата Пулитцеровской премии. А третий номинант на Пулитцеровскую премию. За то, что они опубликовали новость о расследовании сената недостоверно. То есть из одного источника. Это не значит, что это была фейковая новость. Это ложь, кто вам говорит. Включая то, что лжет президент Трамп, который называет это фейковой новостью. Просто руководство CNN сочло эту новость недостоверной. Потому что был один источник и поэтому она по законам CNN, по уставу CNN не должна была публиковаться. Помните ли вы историю, у нас увольнялись когда-нибудь журналисты, публиковавшие фейковые новости. Не помните. Ну и ладно. И еще одна фейковая новость, помните, была новость о том, что Трамп грозился предоставить запись своих разговоров с директором ФБР Коми. Новости на Первом канале, на ВГТРК. А дальше выяснилось, что никаких записей нет, о чем Трамп сам и заявил. Вот вы про это хотите? Лидеры создают фейковые новости. Вот Путин показывает Стоуну, и все пишут про эту новость. А она оказывается фейковая. Ну, послушайте, это должно идти в общем потоке новостей. Отдельной передачи не надо. Мне так кажется.

Лукашенко. «Вы совсем недавно обронили, что возможно вы посетите Минск. Не думали ли вы о том, чтобы сделать интервью с Лукашенко и так далее». Спрашивает Кагачевский, всегда желательно имя. Вы знаете, сначала будет встреча в группе главных редакторов, как обычно бывает с президентом Лукашенко в Москве. А потом действительно поедем в Минск в середине июля, и я надеюсь договориться о возможности интервью. Я надеюсь. В данном случае это решение принимает и президент любой страны. В данном случае мало ли чего и у кого я прошу. Но мне кажется, что хорошо бы, чтобы сделать интервью, а уж как оно получится, так получится. Мне пишет какой-то Ток73: «Сетевизор есть, но толку от него, уже давно не работает». Приходите на Ютуб-канал, если вам кажется, что это лучше. Сейчас я перейду к sms. Еще полминуты дайте мне. «Сделать передачу об эволюции», — СЖ от 1974. Это я не понимаю. «Но такие авторы как Кирилл Еськов или Сергей Дробышевский могли бы прекрасно с этим справиться». Вячеслав из Санкт-Петербурга. Я подумаю над этим. «Потеряли Кураева». Я не знаю, чего потеряли. Давно не звали. И Нина Вконтакте спрашивает: «Видит ли Венедиктов свет в конце туннеля». Какой Венедиктов? Вот младший Венедиктов, Алексей 16-летний мне недавно сказал: папа, мы все в предсмертном состоянии. Имея в виду, что когда-нибудь там будет тоннель. Поэтому, знаете ли, видит, наверное, старший видит точно.

НОВОСТИ

А. Венедиктов― В Москве 22 часа и 35 минут. Это программа «Один.лайт», у микрофона Алексей Венедиктов. Напомню вам, что на следующей неделе в это время мы ждем Максима Ликсутова, вице-мэра Москвы по транспорту. И ваши вопросы мы будем собирать на сайте, в соцсетях, безусловно, в эфире. Я хочу сказать, что мы вообще ожидаем несколько гостей по урбанистике. В ближайшее время. Токио, Лос-Анджелес, Пекин, что-то еще. Мы вообще этой теме будем уделять много внимания. Надо сравнивать наш город, наши города и города тех, кто слушает я вижу из разных городов: Санкт-Петербург, Челябинск, Уфа. Чтобы понять, как строится современный город. Тамара Владимировна спрашивает: «Всегда ли вы готовы признавать свои ошибки, если вы были не правы?» Ну если я уверен, что я не прав, то я и признаю ошибки. Причем это очень полезная история. Сразу скидываешь с себя камень ошибочного суждения или приведенного ошибочного факта. И снова свободен. Поэтому, Тамара Владимировна, безусловно, это так.

А.Венедиктов: Я знаю, какой там был разнос после истории с показом видео Стоуну

Я перешел к тому, что я говорю сейчас то, что вижу с экрана. +7-985-970-45-45. И через аккаунт @vyzvon твиттер вы можете тоже присылать свои сообщения и вопросы. И через наш сайт. «Повторите адрес Telegram», — из Татарстана спрашивают. Пожалуйста: AAVST – это как Алексей Алексеевич Венедиктов старший. Про младшего сказал. И 55 это год моего рождения. AAVST55. Я буду стараться. Я, честно говоря, я не понял, что такое Telegram-канал. Я активный пользователь Telegram, чтобы вы понимали, поскольку я дебил в области всякой технологии, то мне собственно Telegram своими ручками в свое время установил сам Паша Дуров. Павел Дуров. Павел Валерьевич Дуров. И он до сих пор иногда меня консультирует. Когда я чего-то не могу сделать, я ему пишу: Павел, помогите, пожалуйста, я не понимаю. Он мне пишет совсем как дебилу, говорит: так, находите иконку в правой части, видите? Нажимайте. После у вас открывается штука, которая называется меню. Находите третью строчку, — вот как с дебилом он правильно со мной обращается. Поэтому я далеко не продвинутый телеграфист, кто-то мне сегодня написал: ага, в 1917 году начали со взятия телеграфа, а теперь начали со взятия Telegram. Смешно. Так вот, и мои сотрудники, и помощники и Леша Соломин и Таня Фельгенгауэр, и мои заместители и Катя Кобзева уговаривали меня открыть, открыть Telegram. Сегодня кончилось тем, что Катя Кобзева перед отпуском взяла и открыла мне, говорит: пишите. Конечно, у меня есть мнение, и инсайд и новости. И я посмотрю, что из этого получится. Ну и вот получится из этого. Что-нибудь.

Дальше. Музыкальные заставки, придется пересмотреть фильм «Мост через реку Квай». Да, это мой старый подклад. Как у нас принято говорить, давно его не юзал, вот теперь решил его еще поюзать. Не надо писать мне длинные сообщения, уважаемый Д., я не успею прочитать. И уважаемый Павел, уважаемый из Пензенской области гражданин П. Очень длинно не успеваю. Иначе я должен прерваться на 30 секунд, что вам поставить за это время. Очень коротко писать. Я это повторил. «Не вижу вас в Ютубе». А сейчас Ютуб, как я понимаю, у нас не работает. Это я чего-то не сообразил. Он работает на утренних разворотах. Сейчас работает Сетевизор. Но мы будем дальше его развивать. Вам обещаю. И будем потихонечку вводить. Сейчас меня, видимо, там нет.

И с Павлом Дуровым, Виктор, очень смешная история была. Я тут недавно написал Павлу: Павел, можно я вам позвоню. Он говорит: последний раз я говорил по телефону года 4 назад. Он все переписывается. По-моему, так сказал. 3-4 года. Так что насчет интервью, если он  захочет, мы всегда готовы сделать с ним интервью.

«Повторить или сделать передачу про ленд-лиз», — пишет… А зачем, возьмите ее на сайте. Послушайте, у нас на сайте, это наша принципиальная позиция – открыт весь архив. У нас периодически такой психоз возникает: а давайте сделаем архив платный. У меня тоже иногда такой психоз возникает, но есть люди, которые говорят: тихо, шеф. Спокойно, босс. Холодная водичка. Может вискаря. Как скажете. В общем, архив у нас бесплатный. Находите программы. Замечательная программа по ленд-лизу. Кстати я просил Виталия Дымарского, Володю Рыжкова сделать «Цену победы» или «Дилетанты» по военнопленным 41-го года, потому что в последнем номере «Дилетанта», который вышел 22 июня, мы делаем про 41-й год. И эта передача или в четверг в «Дилетантах» в 21 или в «Цене победы». Это к вопросу мне тут задавали и так далее.

«Хочется передачу о науке». Вы знаете, Евгений, мне тоже хочется передачу о науке. Из Ярославля. Но понимаете, в чем дело, это же такого как Капица найти невозможно. А то, что делала «Наука в фокусе» тоже ребята делали, как они хотели. Была очень хорошая программа. Я ищу, я думаю про то, как делать. Я опять совершенно такого плана, знаете ли, человек, вот я не могу найти человека, который вел бы передачу по телесериалам. Вот я считаю, что это такой пласт культуры отдельный, который надо вести. Вот я сижу и думаю, чешу в затылке. Все очень медленно происходит. Мне это не нравится.

Андрей из Гродно пишет, из Белоруссии, здравствуйте, Андрей. «Для равновесия организуйте, пожалуйста, минские интервью с представителями оппозиции или другими людьми либерального толка». Знаете, одно не исключает другого. Но я сейчас сосредоточен на интервью с президентом Лукашенко, потому что его у нас на «Эхо Москвы» не было лет этак 10. А интервью с другими кандидатами в президенты у нас бывали и будут. Я вас уверяю, это нисколько не помешает нам это сделать. Но все-таки интервью с президентом это очень важная история, мне кажется, что правы те, кто просят его, это же необязательно сторонники или противники, просто все понимают, что мы хорошо можем сделать так, как надо.

Джонни Уолкер, привет, Джонни пишет: «Как смотреть новую передачу Ганапольского на украинском языке. С русскими субтитрами? Я украинский язык почти не знаю». Я тоже не знаю, но я думаю, мы с вами все поймем.

Дальше. Трамп, слушайте я про Трампа пока ничего не знаю. Тоже запросил естественно, интервью. Но это сами понимаете. Иван Оловянишников: «Кого вы считаете выдающейся личностью среди американцев за всю историю?» Вы знаете, Марка Твена. Извините. Если не из политиков. Если из политиков, то мне кажется, что вот эти отцы-основатели были очень разные. Мы про них немного знаем, хотя мы с Натальей Ивановной про них делали передачи во «Все так», найдите тоже на сайте и посмотрите. Это были люди совершенно выдающиеся и люди, знаете, что было самое в них важное? – это люди, которые умели признавать свои ошибки, извиняться и они были сепаратистами, а потом они стали великими строителями великой Конституции. Поэтому мне кажется эта история совсем интересная. И важная.

Дальше у нас «положа руку на сердце» – на чье? Эрик из Москвы. «Путин хороший президент или могло быть по-другому и лучше в нашей стране». Вы знаете, Эрик, я не разделяю многих решений и многих заявлений президента Путина. Я представляю, что нашей стране было бы лучше, если бы она шла по другому пути. Но вот знаете, я же еще по образованию историк. У меня историческое образование, надо смотреть назад, как уже случилось и не ахать и не охать, надо смотреть вперед — как может быть. А как бы оно было бы – мне кажется это малоинтересно. То есть это интересно, ну интересно. Тут без подписи. За ленд-лиз, нет, по-моему, еще не расплатились. Не знаю, сейчас совру. А потом при Тамаре Владимировне придется извиняться. Давайте посмотрите передачу.

Дальше что. «Расскажите про принципы, — из Свердловской области Александр, — принятия решений в различные исторические периоды». А вы знаете, это невозможно рассказать. Вот почему Иван Грозный принял решение ввести опричнину. Читаем разных историков. Получаем разные версии. Мы же не знаем, что было в голове у этого человека, на мой взгляд, слетевшего с катушек абсолютно. В определенное время, конечно. Мы видим разные периоды его правления. И мы видим разное его отношение в разных периодах к разным людям. Слушайте, он пытал ближайших друзей. Ну хорошо друзья изменились, отруби им голову и дело с концом. Нет, знаете какая казнь сажание на кол. Знаете, что человек там не сразу умирает. Когда кол поднимают, человек по нему опускается. И были разные виды дерева, разные виды острия, чтобы человек мучался или не мучался. Вот вы можете это объяснить? Я, честно говоря, придумать это не могу. Игорь пишет: «А почему Константин Залесский не приходит?» Как это не приходит. Вот буквально перед поездками моими я его видел. Его зовет Виталий Дымарский. Нет, там ничего не случилось. Если вы в этом смысле.

А.Венедиктов: Они меня заставили открыть Telegram, хотя не очень понимаю, для чего мне это надо

Вот Крайт пишет: «Не зададите Лукашенко пару неудобных вопросов о налоге на безработных?» А чем он неудобен этот вопрос. Слушайте, честно, я еще не готовился. Если Александр Григорьевич скажет «давай будем», вот я приду к вам, сяду и скажу: наваливайте мне вопросов из Белоруссии, из России, из Крыма, из Абхазии, с Украины. Из Люксембурга, из Бургундии. Потому что я, честно говоря, я же должен посмотреть, что там волнует. Когда я готовлюсь, я так сразу не могу. Вот сейчас войдет Александр Григорьевич, я буду не готов. Всякая чухня получится. Он-то готов, а я-то не готов. Он-то там варится в своих налогах, а я-то не варюсь в своих налогах. В его налогах я имею в виду. Поэтому давайте мы не будем. Очень смешно, Виктор из Мурманска, Мурманск, привет: «Больше рассказывайте про Норвегию». Я понимаю, да. Дальше. Про цыган чего-то, не понимаю, извините ради бога. Передачу про цыган да, пожалуйста, вообще.

Вот тут мне пишут: «Представляете Путина на пенсии». Дмитрий пишет. Нет, я не представляю Путина на пенсии. Но мало ли чего не представляю в жизни. Вот я когда с ним в 1997 году брал интервью, я не представлял, что он будет президентом РФ. Вот не представлял. Еще могу сказать, что в июле 1999 года не представлял. Хотя уже видел тренд. Не представлял. Так, пошли дальше. Цикл передач, чего? Философия нашего – ой, я вас умоляю. Это знаете читать надо, а не слушать. «Новость про два клика это фейк». Я не знаю, что за новость про два клика. Поэтому я ничего не знаю.

«Меня зовут Вака, — пишет Вака, — вопрос про интернет-трансляцию уже задавал Плющеву, он ответил, что это в вашей компетенции. После запуска через полторы минуты зависает онлайн-трансляция». Как это может быть в моей компетенции. Скажите, пожалуйста, если зависает онлайн-трансляция. Вы компетенцию главного редактора представляете? Может, вы какой-то другой задавали. Если речь идет о распространении видеотрансляции на все остальные эфиры, это правда в моей компетенции, но не все ведущие готовы, некоторые ведущие говорят: мы нанимались на радио, мы не согласны. И я их должен уговаривать. Я не буду так силовым образом приравнивать. Потом тут же надо девушки должны сразу намазываться, накрашиваться, делать прическу «я у мамы дурочка». Это все не так просто. Поэтому вы, видимо, там никогда не это самое…

Алексей из Ганновера, Алексей, здравствуйте, давно от вас ничего не было: «А почему вы так активно пользуетесь Telegram, почему он вам так понравился?» А он удобен просто, я вообще пользуюсь вещами, которые мне удобны. Вот мне удобно носить рубашки на размер больше. Я их ношу. Мне удобна скорость Telegram и приватность его. Хотя у меня там ничего нет, я вполне могу в открытую, но поскольку я переписываюсь с людьми, в том числе принимающими решения, они к этому не готовы. У меня там ничего секретного нет вообще. Может быть, стиль обращения с разными известными людьми там покажется вам фривольным, но мы все там привольно общаемся. Поскольку мы понимаем, что это приватная переписка. Он мне удобен, я очень быстро через все континенты немедленно, я много езжу и общаюсь. Просто удобен. Вот потому что удобен. Я даже не понимаю вопроса. Почему? – потому что удобен. «Почему на сайте удалили все программы за 2007 год и другие». Сергей, я проверю, это не может быть. Мне сообщает Рита из Казани: «Ксения Ларина вернулась». Да ладно! Как это она вернулась. Ну я смеюсь, ну конечно, я вам обещал, Рита, ну чуть затянулся отпуск. Зато я обещал ее юзать в эфире теперь по полной программе. Она уже испугалась. Я тоже очень рад, что она вернулась.

«Как вам игра нашей сборной на кубке конфедерации?» Знаете, Оскар, я не видел ни одной игры. Но так получилось, я просто работал и был занят и в общем, не видел. А мне не нравится то, что это как будто Сталинград. Вот проиграли, все, страна пропала. Как там в песне при товарище Сталине: готовься к бою, часовым ты поставлен у ворот, ты представь, что за тобою полоса пограничная идет. Я очень любил эту песню. И помнил этот фильм замечательный по сценарию Льва Кассиля. И этот матч на Красной площади все это было красиво. И помню нашу сборную, которая проиграла югославам в 47-48-49 году, мне сейчас напомнят. И расформировали всю команду, и сажали спортсменов за проигрыш. Мне стыдно, что на ребят, да, это спорт, это только  спорт. Бывают удачи, неудачи. Я понимаю, когда болельщики даже освистывают свою команду или наоборот приветствуют ее. Вы знаете, я абсолютно случайно был в Исландии, когда футболисты Исландии проиграли, они добили счет, но проиграли. Они вылетели. И как их встречала Исландия. Что было на улицах. Просто праздник. Они же появились после проигрыша, они не стали чемпионами. Но вот мы много ставим на наших спортсменов, имея в виду, мы желаем победы, но у меня такое ощущение, что мы желаем победы себе. И как будто они нас оскорбили. Пусть все разбираются, тренер Черчесов, не Черчесов. Это пусть говорят специалисты. Вот у нас Вася Уткин, Сережа Бунтман. Пусть они там говорят про игру. Но мне кажется, что охаивание особенно со стороны политиков, Пушков, который чего-то там несет. Как будто он чего-то понимает. Слушайте, это стыдно. Поэтому игру сборной оценить не могу, а вот реакцию на игру сборной – могу. Их надо поддерживать и тогда в них, поверьте мне как классному руководителю, появится гонор и желание выиграть. А так вы их опускаете.

«Можно ли участвовать у вас в эфире по городам?» — спрашивает Нина архитектор, градостроитель. Нет, Нина, нельзя. Потому что на самом деле это не профессиональный эфир, где собрались архитекторы градостроители и говорят о своем непонятном. Это люди, которые не архитекторы, люди, которые отвечают за развитие города, включая проблемы бездомных собак. И говорят они просто с жителями, а не со специалистами. Поэтому мне это важно. Если в этом был ваш вопрос. Владивосток, Михаил: «Алексей Алексеевич, как вам город-красавец, но без смысла». Я всегда с большим пиететом отношусь к людям, знаете, меня архитектура заботит меньше. Особенно когда ты приезжаешь в город на два дня или на один день, вот я в Уфе был два дня, в Оренбурге был один день. Сейчас последние поездки. В общем, мне люди гораздо важнее, чем камни. И я понимаю людей, которые там живут. Я понимаю, я не турист и не житель. Люди – это главные для меня жители.

А.Венедиктов: Мы будем развивать видеотрансляцию, разными способами выносить до вас то, что делаем в эфире

Елена: «Услышим ли на «Эхе» Михаила Веллера, очень не хватает». Конечно, Лена, вы услышите Михаила Веллера, когда он извинится перед Ольгой Бычковой. Без всякого сомнения. Услышите Михаила Веллера при условии. А, ЦДК, 52-й год. Спасибо большое, Юрий из Санкт-Петербурга. Я, честно говоря, не это самое. Конечно, так сидишь, видите, Тамара Владимировна, извиняюсь. Не помнил. Ошибся.

«В споре об Анне Киевской Макрон встал на сторону Петра Порошенко. Каково ваше мнение, Алексей Алексеевич». А какой там спор, собственно говоря. Была Киевская Русь. Был князь Ярослав Киевский. Который стал князем Ярославом Киевским, приехавший из Новгорода Великого. Но вообще он родился в Киеве. И мама у него была, если мне не изменят память, соответственно княжна Полоцкая Рогнеда. Не совсем русское имя. Да и сам Владимир его папа, то есть дедушка нашей Анны Киевской в общем, как известно тоже не сильно. Святослав, отнюдь не славянин был. Ольга его мама Святослава, в общем, это спор бессмысленный. Она Анна Киевская, княгиня Руси. Ну княжна. Там нет спора. Я его вообще не вижу. Это смешно. Она приехала из Киева. Закрыли тему.

Опять про Трампа. Да что же такое-то. «Передача была «Один» у Плющева, потом у Соломина, почему…» Вот это их решение, послушайте. Еще раз, если внутри передачи была какая-то рубрика, а затем автор передачи ввел без мнения главного редактора, затем убрал без мнения главного редактора, это право автора. Я не буду этим авторам навязывать какие-то рубрики. Это их передачи. От момента входа, вот я пришел автор сейчас и дал песню. И сейчас кто-нибудь скажет: а чего это дал песню, а потом скажут, пусть все дают песню. Нет, это я сделал рубрику на украинском языке. «Планируете ли приехать в Екатеринбург», — Дмитрий. Да, Дмитрий. Пока я думаю, что я приеду после выборов. Есть у меня мысль там Пермь, Екатеринбург, после 18 сентября. Не хочу, чтобы это как-то воспринималось, как будто я там кого-то поддерживаю или не поддерживаю. Хотя я, конечно, желаю удачи Евгению Ройзману и Максу Решетникову в Перми без всякого на то сомнения. Это хорошие крепкие опытные управленцы. С моей точки зрения. Но я не пермяк и не екатеринбуржец. Это вам решать. О, Господи, так, это я не понимаю. Кому-то чего-то не нравится. Не нравится – не слушайте. «У вас не «Один», а просто вынос мозга». Так подождите, ну, во-первых, у вас и следующий час будет вынос мозга, и Нарышкина попрошу, дам ему лопату, он вынесет мозг. «А как вам Маркин под вечер, в смысле (неразборчиво)» Не снится. Если об этом. «Вы иногда цитируете Портникова из Украины, но редко приглашаете, я слышал пару раз. Почему? Он не хочет или вы не приглашаете». Я не знаю, Дмитрий, я лично не приглашаю. Да, конечно, я думаю, что может быть он не может. Не знаю. Наверное, надо заканчивать, 40 секунд.

«Видели ли вы Гельмута Коля?» Видел я Гельмута Коля. «Приходилось ли общаться». Нет, Серж, я был в группе главных редакторов. В группе приходилось общаться. Но это конечно человек-гора, и, в общем, теперь, наверное, о нем нужно и можно делать большую передачу. Этот человек точно останется в истории Европы. Точно останется в истории мира, я уж не говорю про Германию. Я прощаюсь с вами, оставляю вас на растерзание Алексею Нарышкину. Напомню, ровно через неделю в этом часе Максим Ликсутов. Но до этого мы еще увидимся и не один раз. Счастливо.

echo.msk.ru