Беседы с батюшкой. С прот. Дмитрием Смирновым. Беседы с батюшкой телефон прямого эфира


Беседы с батюшкой. С прот. Дмитрием Смирновым, смотреть онлайн

На вопросы телезрителей отвечает протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г. Москва. Передача из Москвы. 

 

― Добрый вечер, дорогие телезрители. Мы с вами в прямом эфире передачи «Беседы с батюшкой» и сегодня у нас в гостях протоиерей Дмитрий Смирнов.

Батюшка, добрый вечер.

― Здравствуй, отец Александр, здравствуйте, дорогие братья и сестры. Поздравляю всех Татьян с Днем Ангела.

 

― Можно еще добавить Нин, которые будут праздновать День Ангела послезавтра.

― Да, Нин тоже поздравляем.

 

― «Люблю свои грехи, привык к ним. Умом понимаю, что нужно с ними бороться. Но как преодолеть эту любовь ко греху?»

― Ответ мы находим в конце Евангелия от Иоанна, когда Господь спрашивает Петра: «Любишь ли меня?» Любовь ко Христу должна стать бо́льшей, чем любовь ко греху.

 

― Но нужно время, чтобы возлюбить Христа всем сердцем, всей душой, всем помышлением. А грех тянется с детства, все время утаскивает к себе.

 ― Другого способа победить грех нет в природе.

 

― Человек говорит, что любит Христа, но отказаться от привычки ко греху не может.

― Я в это верю, значит, он любит недостаточно.

 

― Это говорит о том, что человек не настолько любит?

― Выйдем из области разговора о высоком в область низкого. Большинство людей, которые курят, тем самым сокращают свою жизнь. Однажды врач говорит человеку: «Либо вы умрете, либо бросаете курить». Несмотря на то, что эта привычка сильная, если для человека жизнь представляет бо́льшую ценность, чем удовольствие, которое он получает от курения, то он бросит. Я встречал людей, которые бросали курить в достаточно почтенном возрасте, потому что это становилось опасным для жизни. Но некоторые люди посмеиваются над необходимостью бросить курить. Приводят в пример Уинстона Черчилля, который дожил до преклонных лет, выпивая по бутылке-две виски в день и выкуривая несколько сигар.

 

― Люди умеют придумывать оправдания.

 ― В общем-то, незачем их придумывать. Никто не заставляет человека ни веровать во Христа, ни в то, что капля никотина убивает лошадь. Это свободный выбор человека, его вера и любовь.

 

― Борьба со грехом ― это проявление любви ко Христу.

― И вера, что грех можно победить с помощью Божьей. Когда человек любит другого человека, он старается не делать то, что тому неприятно. Любовь ко Христу подразумевает знание того, что Ему это неприятно.

 

― Вопрос телезрителя: «По воле Господа я пришел к православной вере через человека, который является старообрядцем. Он пытался, хоть и деликатно, убедить в истинности их позиции. Я сейчас хожу в единоверческую церковь, где служба идет по старому чину. Все приходы входят в Русскую Православную Церковь.

В Символе Веры есть строчка: «И воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася». Как я понимаю, воплотился Господь от Духа Свята. Не понимаю «от Марии Девы, и вочеловечшася». Не могли бы Вы высказать свою точку зрения?»

 

― У меня своей точки зрения нет. На все вопросы относительно веры я транслирую мнение Русской Православной Церкви, учение которой изложено в книгах разного уровня: от догматического богословия до «Закона Божия» для детей.  Личная точка зрения― это уже ересь. Возьмите исконный, древнегреческий текст Символа веры и переведите сами, тогда Вы все поймете.

 

― «Один из разбойников, находясь на кресте рядом со Христом, уверовал в Него и вошел в рай, другой насмехался над Ним. А в Евангелиях от Матфея и Луки говорится, что оба поносили Его. Как так получается?»

― Здесь могут быть разные варианты: например, сначала поносили оба, потом один образумился, или человеку, который это рассказывал апостолу, казалось, что оба поносили, но один поносил, а другой в это время шептал: «Помяни мя, Господи, егда приидешь в Царствие Твое».

 

― У креста стояли только Матерь Божия и Иоанн.

― Да, Иоанн Богослов стоял у креста, он был свидетелем, остальные у креста не стояли.

 

― Вопрос телезрительницы: «У меня повесились два племянника. Могу ли я их спасти, причащаясь и творя милостыню?»

― Спасти человека может только Господь, а мы только можем Его об этом просить.

 

― Если случилась такая беда в семье, нужно молиться об этих несчастных и просить, чтобы Господь явил к ним милость?

― Это по желанию. Если тётя беспокоится о душах своих племянников, то она может дома просить Бога об их спасении.

 

― А стоя в церкви?

― Церковь ― наш дом. Церковь самоубийц не отпевает и панихиды по ним не служит. Но если они были психически больными, то Церковь все это делает, так как человек считается невменяемым, и ему не вменяется в вину то, что он натворил.  Вообще, если речь идет об этих двух братьях, раз оба так поступили, то в семье, скорее всего, есть какое-то психическое заболевание.

 

― Вопрос телезрителя: «Я мусульманин, у меня есть жена, и я хотел бы по исламским традициям взять вторую жену, русскую. Признает ли Церковь такой брак?»

― Конечно, нет. С точки зрения Церкви, это не брак, а незаконное сожительство. И тем более оно противоречит законам нашего государства: в России многоженство запрещено.

 

― «Почему Церковь признает гражданский брак, а брак по мусульманским традициям не признает?»

― Мы признаем мусульманский брак.

 

― «Я имею в виду брак между христианкой и мусульманином».

― Дело в том, что мы смотрим на брак, как на строительство малой Церкви, где отец ― священник Бога Вышняго, мать ― дьякон, помощник ему, а дети ― народ Божий, который отец и мать должны вырастить христианским. Скажите, как мусульманин, который не знает христианства, сможет выращивать христиан? Поэтому брак с мусульманином или мусульманкой невозможен.

 

― Вопрос телезрителя: «Отец Дмитрий, заметил, что когда кто-то звонит в прямой эфир и просит Вашего благословения, Вы либо молчите, либо уходите от ответа. Чувствую, что Вам дискомфортно в этот момент. Расскажите, пожалуйста, что такое священническое благословение, почему Вы чувствуете себя не очень хорошо, когда его просят у Вас?»

― Я чувствую себя очень хорошо. Просто мы тратим эфирное время на пустые, формальные приветствия: как я могу заочно благословить человека, которого не знаю и не вижу? Какая-то нелепость. В письме еще можно написать знакомому человеку «Бог тебя благословит», а не ведая человека, как можно благословить? Тратя впустую эфирное время, возможно, тем самым мы лишаем кого-то возможности задать вопрос.

 

― Вопрос телезрительницы: «На нашем приходе часто меняются священнослужители, некоторые из них требуют особого отношения к Таинствам Причащения и Исповеди, не прописанного канонами Православной Церкви. Как к этому относится?»

― Я бы посоветовал Вам придерживаться того пути, который Вы выбрали для себя. А если из-за этого возникает конфликт, необходимо обратиться к благочинному. Если он не сможет Вам помочь, тогда ― к епископу, и действовать так, как скажет владыка.

 

― «В молитвах мы просим у Бога исцелить в немощах сущих, споспешествовать путешествующим, утешить страждущих. Неужели Бог без нашего ходатайства за нуждающихся людей Сам не будет им помогать? Почему мы должны Бога об этом просить?»

― Мы ничего не должны, поэтому не просите. Никто никому ничего не должен. Все совершенно свободны: хочешь молись ― хочешь не молись, хочешь веруй ― хочешь не веруй, хочешь помогай ближнему и проси помощи у Бога ― хочешь не помогай ближнему и не проси помощи у Бога. Каждый человек исходит из того, что он считает нужным.

 

― Здесь недоумение вызывает то, что неужели Бог не вступится без нашей просьбы за нуждающегося, обижаемого?

― Ты можешь представить человека, за которого никто не вступится и который никому не нужен?

 

― Может он всем так насолил…

― О! Совершенно верно, отец Александр.

 

― Вопрос телезрительницы: «Будучи уже немолодым, мой муж принял ислам и начал исповедовать суфизм. Могу ли я за него молиться? Умом я понимаю, что должна принять случившееся, но душой не могу этого сделать».

― А если у человека заболела корова, может он за нее молиться?

― «Может».

― Значит за корову можно, а за мужа нельзя? Кто важнее: муж, сын Адама, или же корова?

 

― У людей возникает страх, что сотворят противное Богу, если помолятся за иноверца.

― У меня был случай, когда лежал в больнице. Мой доктор был буддистом и обратился ко мне с просьбой о духовной помощи мусульманке. Когда я пришел, увидел, что лежит женщина, по-моему, башкирка, и спросил: «Что у тебя, милая?» Она что-то ответила. Я спросил: «Хочешь, чтобы я за тебя помолился?» Он сказала: «Очень хочу!» Я помолился. На следующий день спрашиваю доктора: «Как дела у той женщины?» Он говорит: «Слава Богу, все хорошо, операция прошла благополучно, она Вас очень благодарит». Вот такая ситуация: буддист просит христианина за мусульманку, христианин идет к мусульманке и молится за нее. Что тут такого? Пусть назовут книгу, в которой написано, что я не могу молиться за мусульманина или еврея? Я не могу молиться за него на проскомидии: поминать, вынимать за него частичку, потому что он не член Церкви, но молиться за него я могу.

 

― Когда Господь сказал: «Молитесь за обижающих вас», Он не уточнил, что обижающий должен быть православным.

― Здесь еще возможен такой момент: он может меня обидеть, но я могу-то не обидеться, тогда я не обязан не молиться.

 

― Вопрос от телезрительницы: «У меня есть крестница, ей 21 год. Она девушка православная, целомудренная. Хочет получить духовное образование и выйти замуж за священника, однако мать против этого. Я, как крестная, всячески ее поддерживаю и говорю, что она на правильном пути. Девушка очень смиренная, послушная и против матери не может пойти. Какой Вы дадите ей совет?»

― У нас есть богословский институт, в который принимают и девушек. Учиться там нужно 5 лет. Когда она его закончит, ей будет 26 лет. К этому времени она там найдет себе жениха, окрепнет, станет взрослым человеком и будет сама решать свою судьбу. Что касается родителей, то в истории Церкви есть много случаев, когда отец убивал свою дочь, принявшую христианство.

 

― А если мать не благословляет, она может взять благословение на поступление в учебное заведение у священника, своего духовника?»

― Как раз на поступление в духовное заведение необходимо письменное благословение духовника, а не матери.

 

― Но с мамой будет конфликт…

― Может быть, и не будет. Мы не знаем природы ее противодействия.

 

― «Читая литературу о христианском воспитании детей, пришла к выводу, что в воспитании детей необходим только правильный родительский пример и больше ничего. Права ли я в этом?»

― Нет, конечно. Воспитание комплексно. Родительский пример ― вещь важная, но нужны еще научение, организация воспитания, атмосфера и строй в семье.

 

― Это, наверное, как раз входит в понятие «родительский пример»?

― Если входит, тогда хорошо. Воспитание, как и садоводство, подразумевает не только хорошие «семена» и «обрезку», но и борьбу с «вредителями» и «сорняками». Такими «сорняками» могут быть школа, дворовые ребята или родственники. От них нужно изолировать ребенка, потому что они могут вести «подрывную» работу.

― Нередко люди недоумевают: благополучная, верующая семья, часто многодетная, и вдруг в ней один ребенок, который идет вразрез всему.

― Так бывает, и это не от воспитания. Народ давно заметил: в семье не без урода.

 

― Хотя пример для всех был благой и правильный, все его восприняли, а он нет.

― Император Юлиан Отступник воспитывался в монастыре, а потом отрекся от Христа и попытался повернуть империю опять к язычеству: разрушал христианские храмы, гнал христиан.

 

― Примера не хватило.

― Человек, не смотря на примеры и воспоминания, всегда может выбрать свой путь.

 

― А что нужно, чтобы в человеке победило добро, чтобы он выбрал христианский путь?

― Человек должен возлюбить Христа. А отец с матерью должны учитывать психо-физические особенности своего дитяти. Так бывает, что в итоге не все дети следуют за Христом: в мире много соблазнов и совершенно стерильную жизнь устроить невозможно.

 

― С одного подсолнуха берутся и сеются семена, а вырастает всё разное… Как так?

― Гены, брат.

 

― «У меня есть двенадцатилетняя дочь. Уже несколько месяцев я замечаю у нее пристрастие к фильмам ужасов. Пыталась привлечь ее внимание к хорошим, добрым фильмам, пробовали запрещать смотреть ужасы, но эффект оказался обратным: у нее появился еще больший интерес к ним. Как можно ее от этого отвратить?»

― Дело в том, что от фильмов ужасов возникает наркотическая зависимость. Девочка ищет это переживание от ужаса, испытывает сладострастие. Это вид наркомании и девочку необходимо лечить.

 

― Нужно идти к наркологу?

― Я не знаю. Может быть, к психиатру, который знает наркологию. Фильмы ужасов создаются людьми, которые делают деньги для других людей. Известно, что наркотики, оружие и люди ― это самый дорогой товар, поэтому на фильмах ужасов делают большие деньги. Для двенадцатилетней девочки это «тяжелый наркотик», она оказалась «наркозависимой» от «доз», которые выделяются ее железами внутренней секреции, как реакция на ужасы. Она уже начинает этого искать, и если ее лишить, то будет ломка, абстиненция.

 

― То есть процесс излечения будет болезненным и долгим?

― Не знаю. Я не специалист.

 

― Но помочь можно?

― Во всяком случае, нужно пытаться. Точно также воздействует на человека рок-музыка: от ее ритмов люди приходят в наркотическое состояние. При этом текст совсем неважен. Тем, кто занимается, роком, обеспечен денежный успех.

   

― Вопрос телезрительницы: «Недавно услышала от одноклассницы своего десятилетнего сына нецензурную брань. Как мне нужно поступить в этом случае: поговорить с родителями девочки или нет? Не получится ли это каким-то ябедничеством?»

― Обязательно нужно поговорить. Давайте ситуацию усугубим: к примеру, Вы обнаружили в интернете ролик, в котором ребята-старшеклассники держат Вашего сына за руки и вкалывают ему в вену наркотик. Сообщить об этом в милицию будет ябедничеством?

 

― «Во время богослужений в храме, особенно на акафистах, можно услышать, как поют прихожане: часто громко и фальшиво ― тяжело воспринимать такое пение. Пробовала делать вежливые замечания, но ответили, что в других храмах поют и в интернете написано, что можно петь. Как бороться с такими «певчими»?»

― Никак.

 

― Это невозможно или не нужно?

― Зачем бороться? Сел на метро и поехал в храм, где всё по-другому. Вот и всё. Известно, что чем хуже слух, тем громче поет. У нас тоже на Пасху и Рождество приходит одна девчонка Оля. Она вопит на весь храм как иерихонская труба, причем всегда на полтона ниже, получается как болгаркой по спине. Всегда думаешь: когда же закончится «Символ веры», чтобы не слушать ее. И что? Терпим, не выгоняем в надежде, вдруг что-то души коснется.

 

― Здесь лучше потерпеть, отойдя на несколько шагов?

― Понимаешь, есть люди глухие, они всегда орут. У пожилых людей часто слух понижается. Чем бороться, лучше посмиряться. Храмов сейчас много, Слава Тебе Господи, дальше будет еще больше ― всегда можно выбрать.

 

― Патриарх благословляет такое народное пение, призывает не мешать ему.

― Если мы вернемся к старой церковной практике, когда будут все петь, то увидим, что людей со слухом больше.

 

― А те, кто без слуха, подстроятся?

― Нет, просто они не смогут перекричать.

 

― В большом хоре, если кто-то фальшивит, его не очень слышно.

― Конечно. Я много слышал народных хоров и никогда не замечал, чтобы фальшь была слышна. Там работают другие механизмы.

 

― «Перед исповедью священник произносит: «Аще ли что скрыеши от мене, сугуб грех имаши.». Значит ли это, что человек, полностью оставивший свой грех, но не исповедовавший его, не получает прощения и с каждой исповедью грех усугубляется?»

― Я не знаю про геометрическую прогрессию. «Сугубый» ― это гипербола. Речь идет о том грехе, который человек сознательно утаивает.

 

― Человек раскаялся, отказался от греха, тысячу раз о нем пожалел, но ему стыдно исповедовать этот грех, произнести вслух перед священником.

― Если не можешь произнести, напиши на бумажке.

 

― «От волнения на исповеди, только частично помню, что говорил священник. Допустимо ли записывать исповедь у священника на диктофон, чтобы потом послушать?»

― Спросите у священника. Если он не против, записывайте, если против ― нет.

 

― «В Евангелии говорится, когда Иисус изгонял беса из человека, тот громко заявлял, что знает, что Иисус ― Сын Божий.  Для чего бесам нужно было делать такие заявления?»

― От боли: он к Нему таким образом взывал, потому что испытывал  мучение. «Ты Сын Божий ― Ты должен быть милосердным. Зачем Ты нас мучаешь?»

 

― Спасибо, батюшка, за ответы. Пора нам прощаться.

― Всего доброго. До свидания. Будем живы-здоровы ― до следующего воскресения.

 

Расшифровка: Вероника Можарова 

tv-soyuz.ru

Беседы с батюшкой. Эфир от 27 ноября , смотреть онлайн

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает архимандрит Александр (Глоба), доктор богословия, врач-специалист в области организации здравоохранения, клирик Городницкого Свято-Георгиевского мужского монастыря.

– Не случайно мы встречаемся с Вами накануне поста. Наша последняя встреча была перед Успенским постом, сейчас – перед Рождественским. Что самое главное в этом посту для православного христианина (и не только для того, кто, может быть, только начинает поститься)?

– Самое главное в этом посту, чтобы подготовить себя, свою душу, свое тело, сердце, ум к принятию такого величайшего события, как Рождество Господа и Спаса нашего Иисуса Христа. Потому что это действительно большое событие, которое на сердца православных христиан (и вообще христиан) накладывает особый духовный отпечаток радости, того, что  у каждого человека есть надежда на спасение. Потому что в мир приходит Сам Господь Бог, принимает тело и то состояние, в котором находится греховный человек. Но Сам, будучи без греха, берется за наше спасение. И вот каждый год, каждое Рождество сердце православного человека встречает с радостью это величайшее событие. Поэтому каждый человек должен подготовить себя к нему особым образом: молитвой; привести свои телесные чувства в спокойствие, в определенное состояние, чтобы умом и сердцем принять родившегося Бога.

– Но пост прежде всего, как Вы сейчас отметили, – это духовное состояние, не гастрономическое. И все-таки, что касается нашего стола, ведь скоро Новый год, светские праздники, корпоративы… К этому как относиться?

– Необходимо относиться трезво. Потому что люди, которые участвуют в каких-то корпоративах и относятся к Церкви постольку-поскольку (есть такая категория людей), наверное, должны вести себя так же, как и все, не выходя за рамки приличий в той компании, в которой они находятся. То есть если будет какой-то стол, предполагающий какие-то блюда, и человеку будут предлагать это попробовать, то, естественно, люди малоцерковные могут, конечно, праздновать.

– Спокойно относиться.

– Абсолютно. Чтобы не было никаких споров по поводу веры. Потому что человек, который вступает в эти споры, не всегда сможет выйти из них победителем. А люди, которые начинают этот спор, особенно искусные в том, чтобы людей приводить к такому состоянию, делают это, чтобы посмеяться и над его верой, и над его Церковью. Я советую таким людям не вступать в эти споры, особенно в такие моменты, когда может быть ущерб душе и сердцу человека.

– Вопрос телезрительницы: «У меня очень низкий гемоглобин, повышенное СОЭ. Я была у эндокринолога, у меня нашли проблемы со щитовидкой. Мне сказали, что ни в коем случае нельзя поститься. Как быть с постом? Я же все время постилась. Я инвалид, никуда не хожу».

– Это такая категория людей, которые в гастрономической части поста имеют особенные послабления: допустим, в течение всего периода Рождественского поста в среду и пятницу стараться исключать мясные продукты. А здесь человек страдает тем, что низкий гемоглобин, ему необходимы медицинские препараты и особый стол, который включает в себя, может быть, красное мясо, печень. В среду и пятницу тогда по возможности мясное исключается. Если необходимо есть все время и в определенном количестве, пусть по рекомендации врача ест. Ну а людям за пятьдесят лет я в своей пастырской практике все-таки благословляю употреблять кисломолочные продукты и продукты, которые содержат в своем составе кальций, витамины. Потому что люди, которые в зимний период постятся, как бы себя лишают необходимых питательных веществ и наносят ущерб своему здоровью. И чтобы не было никаких нареканий на Церковь, на постные дни и Типикон, церковный Устав, чтобы такие люди себя нормально чувствовали, могли прийти в церковь помолиться, конечно, нужно особое послабление постного стола. Но здесь ни в коем случае нельзя говорить о том, что можно дать себе послабление в духовном посте; надо особенно усиленно держаться этого поста. Также душевный пост: ограничить себя от смотрения телевизора, от обсуждений, осуждения, чтения какой-то неполезной литературы. Чтобы все-таки свое сердце и душу привести к праздничному состоянию встречи родившегося Бога.

– А как же кормящие матери?

– Они, по уставу Церкви и по благословению Святейшего Патриарха Кирилла, тоже относятся к особой категории людей, и у них определенный режим, который им назначается врачами, ведущими их; они живут по определенному расписанию. Здесь, конечно, Церковь не может накладывать на них какие-то обременительные обязательства, чтобы таким образом не принести вред ни женщине, ни плоду.

– Как с Вами связаться вне эфира, чтобы встретиться и побеседовать?

– Необходимо написать на адрес нашего монастыря. У нас на сайте есть почтовый ящик, куда люди уже неоднократно присылали свои вопросы; мне их пересылает наша братия, если я нахожусь вне монастыря, на мой личный e-mail (или как-то сообщают). И я стараюсь ответить таким людям, чтобы они имели какую-то живую связь с Церковью, со священником, с пастырем.

– Да и вообще, мне кажется, не нужно бояться обращаться к священникам, потому что мы здесь, как недавно слышал от одного священника, как дошкольники. Самое главное – это в храме.

– Абсолютно так. Священник – это тот человек, который тебя правильно приведет к Богу. И не надо обращать внимание на жизнь священника, потому что, в принципе, трухлявый или ржавый столб тоже может показывать правильную дорогу, правильное направление. Поэтому если люди бывают искушены таким вопросом, что, может быть, священник не такой или Церковь не такая, то мы должны понимать главное: мы идем ко Христу, к Богу для того, чтобы спастись, и священник знает правильный путь.

– Нам присылают много вопросов, вот некоторые из них. Пишет телезритель: «Я не знаю, где могилка моего родного отца, но знаю, что он крещеный и был отпет в храме. Грех ли для меня, что я не хожу на его могилку, не пытаюсь ее найти?»

– Самое главное, ключевое слово здесь «память». И она должна быть прежде всего духовная, молитвенная, чтобы такой человек постоянно помнил о том, что у него есть усопшие родители. Нужно иметь о них живую память, подавать записки в церковь, чтобы священник помолился, обязательно вынул за них частичку. Обязательно причащаться, поминать их в своих утренних и вечерних молитвах. Поэтому если такая ситуация, то, конечно, какой же здесь грех? Если есть желание найти могилку – никто не может воспротивиться, но если человек не может или нет такой возможности, то он должен все время молиться.

– Еще один вопрос от телезрительницы. Сегодня она пошла на исповедь. Начинается исповедь, она волнуется, священник просит ее отойти в сторону (видимо, она как-то эмоционально себя вела) и говорит: «Успокойтесь, подойдете последней». Она от смущения не заметила, что сказал священник, и вообще ушла из храма. Потом как-то все осмыслила и спрашивает: правильно ли она поступила, что делать теперь и как построить общение, чтобы священник не обиделся?

– Много эмоциональных составляющих, которые иногда бывают со стороны священника, а иногда со стороны человека. Если это идет от приходящего в церковь человека, то он должен обуздывать свои страсти. Может быть, он хотел какого-то особенного отношения к себе, не всегда церковного, поэтому он должен знать, куда  приходит. То есть приходишь в церковь – принимаешь церковные правила и делаешь то, что говорит священник.

Если священник некорректно себя ведет, здесь необходимо помнить слова апостола Павла.То есть священник должен к пожилым людям относиться так, как к своей матери или отцу; если это человек, который имеет такой же возраст, как священник, – то как к сестре или брату. А в том случае, наоборот, обращаться к священнику так: если она старше, то должна обратиться как мать, то есть простить, может быть, какое-то неправильное отношение по его молодости. Это первое.

Второе – никогда не нужно уходить из церкви, не получив ответа. То есть если человек не получил ответа от священника, он должен спросить, где может его получить. И нет такого священника, который скажет: нигде не получишь, уходи отсюда вообще. Такого нет и быть не может. Поэтому если священник, допустим, говорит подождать, помолиться, то лучше всего таких людей не просто отправлять, а давать им молитвослов: иди почитай пока эти молитвы. То есть принять человека и обязательно поговорить потом с ним.

Здесь необходима культура общения, культура психологического воздействия на человека. Потому что приходящий человек находится и в определенном состоянии незнания, и, может быть, какого-то дискомфорта. Может быть, он хочет что-то узнать... Поэтому надо подстраиваться друг под друга.

– Вопрос телезрительницы: «Можно ли заменить Псалтирь Давида на Псалтирь Ефрема Сирина?»

– Здесь такой вопрос: какая цель этой замены? Потому что Псалтирь Давида – это богослужебная Псалтирь, а Псалтирь Ефрема Сирина – больше душеполезная, духовная пища, которая необходима для каждого православного христианина. Я не вижу смысла в замене одного другим. Если ты, допустим, устал читать Псалтирь и хочешь почитать другую книгу, возьми духовную почитай; здесь греха никакого не будет. Потому что домашнее правило не является уставным богослужением. Вот если бы на уставном богослужении в храме такой вопрос возникал, что на утрени вместо Псалтири читать другую, не богослужебную книгу, то это один вопрос. А в домашнем правиле человек волен выбирать для себя объем духовной пищи, объем прочитываемой литературы, но основным правилом для него остаются утренние и вечерние молитвы и молитвы в продолжение дня.

– Мне кажется, иногда люди просто усложняют себе какие-то базовые правила, которые, в принципе, каждому по силам.

– Да, есть такое.

– Вообще это правильно – искать себе способы для того, чтобы увеличить, отяготить правило?

– А для этого должен быть духовник, который обязательно человеку показывает и доказывает необходимость тех или иных действий духовного порядка. Потому что когда человек на себя возлагает большие надежды, на то, что он справится с этим объемом, он забывает о том, что враг у него очень сильный, который все время будет его оттягивать от молитвы, от помыслов о Боге, богопознании, богопочитании. Он будет все время все усложнять какими-то домашними, бытовыми мелкими воздействиями. Поэтому человек должен, когда подвизается в духовном подвиге, делать это правильно, с церковным, пастырским благословением. Он не должен быть автономной единицей вне Церкви, потому что вне Церкви, как говорил Иларион (Троицкий), нет спасения. И апостол Павел тоже об этом говорит.

– Вопрос телезрительницы: «Как заставить себя молиться каждый день, каждый вечер? Я человек верующий и хожу в церковь, но очень редко».

– Это вопрос человека, который уже испытывает сложности на этом этапе пути к Богу. Здесь действительно надо себя иногда понуждать к тому, чтобы встать на правильный путь. Для себя надо сделать необходимым знание о том, что молитва связывает с Богом, и, обращаясь к Богу, я обязательным путем получу то, что у Бога прошу и в чем нуждаюсь. Если человек не имеет в этом потребности, у него ничего не получится, он будет думать о том, что Бог ему даст это автоматически. Вроде того, как у человека есть сердце, которое обладает важной функцией автоматизма. И люди думают, что у Бога тоже есть такая функция автоматизма: Он будет подавать им все автоматически в продолжение всей их жизни. Нет, это не так. Потому что эта функция каким-то образом заканчивается, человек оказывается в определенной нужде, и тогда именно с этой нуждой он очень хорошо и очень легко начинает общаться с Богом, начинает обращаться к молитвам и просить у Бога то, в чем имеет нужду.

И очень хорошо телезрительница сказала: как себя заставить? Прежде всего, не начинать никакого дела, не помолившись (есть утреннее правило), и не ложиться спать, не помолившись. То есть обязательно выполнять эти условия. В течение недели или двух  будет ломка, головная боль, будут возникать различные отвлекающие причины. Телефон, телевизор, компьютер отключаются, открывается книжечка, и человек молится в течение 15-20 минут. Этого времени достаточно для того, чтобы прочитать все молитвы. А потом уже заниматься делами: умываться, чистить зубы, ложиться спать (или, наоборот, с утра, прежде чем умыться и что-то сделать, – обязательно помолиться, а потом уже продолжать свои домашние дела). Обычно в течение двух недель человек становится на эти рельсы и будет уже в дальнейшем испытывать нужду в том, чтобы помолиться. То есть это войдет у него в автоматизм его повседневных действий.

– Некоторые исследователи считают, что нужен двадцать один день для того, чтобы что-то вошло в привычку.

– Это условная цифра; попробуй хотя бы две недели продержаться.

– Бывает такое: читаешь молитвы, понуждаешь себя, какая-то маленькая победа у тебя случилась, но в этот момент ты просто читаешь текст, а в голове совершенно другое. Что делать? Продолжать молиться или нет?

– Продолжать. Потому что будут возникать такие явления, которые будут отвлекать от молитвы. Даже будешь читать текст молитвы и думать совершенно о другом. И здесь необходимо просто-напросто преодолеть это препятствие духовного характера. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий), рассказывая о своей жизни, говорил, что сначала он читал Евангелие – и оно просто не лезло ему в голову. И он заталкивал информацию как в резиновый мяч, как будто надувал его.

– Такое сухое знание, по сути.

– Да-да. А потом, когда прошло определенное количество времени, все то, что он прочитал, нашло в его голове свое место, все по полочкам разложилось, и отсюда уже начинали проистекать духовные плоды. Поэтому здесь, для того чтобы заполнить пустой объем, необходимо его накачать какой-то информацией. Мы говорим о полезной духовной информации, о том, чтобы молитву сначала закачать в информационное пространство головного мозга, и она сама найдет там свое место, а уже потом, немного погодя, будет давать определенные духовные плоды.

– Вопрос телезрительницы: «Что такое венец безбрачия и как его можно снять? Когда читается молитва о человеке, который пьет или колется, бывает такое, что тяжело или плохо тому, кто читает эту молитву? В народе так говорят. Или это неправда?»

– Дело в том, что когда человек молится (особенно тот, кто подвержен страсти винопития или наркомании), конечно же, духи злобы поднебесной такого человека просто-напросто растаскивают и очень сильно отвлекают от молитвы. Поэтому головной мозг в этой ситуации вообще находится в заложниках у страстей. Для того чтобы начать молиться через сердце и ум, надо преодолеть очень большие трудности. То, о чем женщина рассказывает, действительно характерное  явление, которое необходимо преодолевать, все время день начинать как бы заново. Все, что происходит в течение дня, человек должен запоминать, и если что-то не получилось, со следующего дня опять начинать это заново и не падать. А если упал, стараться обязательно встать.

Поэтому я хочу всем пожелать успехов в этом трудном деле. Потому что молиться по-настоящему очень сложно. Некоторые думают: пойду в монастырь, приму монашество. Думают, что монахи там лежат на кроватке и в потолок плюют. Очень много искушений люди получают и в стенах монастыря. И для тех, кто хочет принять монашество и священство, бывает, проходит очень большой промежуток времени, когда силы злобы поднебесной воздействуют на человека.

Спрашивали про венец безбрачия, но скорее всего это все относится к какому-то оккультизму, который отвлекает человека от Бога. Потому что мы знаем, что есть Промысл Божий о каждом человеке, о каждой человеческой душе, и жизнь человека выстраивается под влиянием таких сил, где участвует ангел-хранитель, наш небесный покровитель, а также Божественная благодать. И если что-то у человека не получается, то очень часто не получается не потому, что на него воздействуют какие-то  чары или духи злобы поднебесной (хотя и они тоже воздействуют), но прежде всего это говорит о человеческой психологии. Человек мало знает о своей психологии, своем поведении.

Если человек, допустим, влюбляется в кого-то и не получает ответных чувств, это совсем не значит, что у него венец безбрачия. Может, ты не имеешь ключа к этому человеку, может, не имеешь определенных знаний, определенной харизмы, которую прежде всего должен получать не от природы, от рождения, а от того, как ты себя ведешь, какие  книги прочитал, как изучил психологию человека. И когда ты обладаешь определенным букетом, определенным списком  познаний в этом деле, это и складывается в так называемую человеческую харизму.

Люди думают: вот родился в рубашке, такой счастливый – и все золото мира на тебя должно упасть, будешь купаться в богатстве. Нет, это надо кропотливым трудом зарабатывать. Конечно, очень часто люди, бывает, ищут выхода у бабушек, дедушек – различных знахарей. Все это неправильно, потому что Господь у нас ревнивый и относится к этому действию отрицательно. Люди получают как бы проклятие, если говорить библейским языком, и надежды на спасение очень часто не имеют. Поэтому мы должны (особенно священники) призывать людей, чтобы они решали эти проблемы духовным, церковным путем, который дал нам Господь Иисус Христос.

– А вот в нашей церковной практике есть обет безбрачия. Это что?

– Это обет, который ты даешь Богу. Можете меня поздравить; десять лет, как я принес обеты (именно в начале Рождественского поста это было). И ни одного дня, ни одного часа не пожалел, что соединился со Святой Церковью, что Богу принес обет, и чувствую особый покров Божией Матери. Потому что знаю, что люди, которые приносят монашеские обеты, церковные обеты, особенно охраняемы Божией Матерью. Она их как бы усыновляет, удочеряет и заботится о них.

Очень тернистый путь бывает, но Божия Матерь помогает. Господь Иисус Христос Своих духовных родственников обязательно как бы ведет за руку и спасает от многих неприятностей. У людей, живущих в миру, бывает, как бы все есть, а бывает, у кого-то ничего нет, а ты живешь при помощи Божественной любви, любви Божией Матери в особом месте – как в тепличке. И действительно, по жизни смотришь вперед или назад – видишь, как Господь тебя оберегает, ведет особенным путем.

Самое главное – не свернуть и не нарушить эти обеты, потому что Господь тоже очень ревнивый, Он хочет, чтобы твое сердце было искренним. И радуется, когда ты приносишь Ему искреннее сердце, когда приносишь Ему духовные плоды. А когда это все не по-настоящему, то словно посмотрел на красивый фейерверк: он красиво расцвел и сразу закончился. И монашество бывает таким: надел эти одежды, вышел, покрасовался – и все. А монах получает от Бога определенную помощь, когда дает обеты. Даже когда получает монашеские одежды – это особая броня правды, особая одежда духовного воина, который призван к тому, чтобы превосходить все эти страдания, мирские, житейские трудности, чтобы самому попасть в Царство Небесное и помочь тем людям, которые, может быть, пойдут по его путям.

– Вопрос телезрительницы: «Можно ли совершать утренние и вечерние правила с записью, которая есть в компьютере? Что делать с вещами, в которых я венчалась, после моей смерти?»

– Если человек имеет какие-то аудио- и видеозаписи, может их прослушивать, может также участвовать в молитве; это тоже может считаться исполнением утреннего или вечернего правила. А также, допустим, в компьютере или в приложениях на смартфонах есть различные молитвословы, которые тоже могут использоваться как обычная книжечка. Здесь нет ничего страшного. Плохо, когда телефон не до конца заряжен:  начинаешь читать, он разряжается, и молитвы из-за этого бывают прочитаны не полностью. Вот здесь возникает духовный конфуз, начинаешь думать: что ж я не зарядил, почему такая плохая батарейка? Поэтому я стараюсь читать по книгам, которые необходимы для соблюдения монашеского или келейного правила.

А что касается тех вещей, которые остаются у человека после определенных жизненных обстоятельств, то, думаю, не надо об этом заботиться. Мне вот все равно, куда мои вещи денутся. Я знаю, что мои иконы, кресты, облачения останутся в церкви (все церковное остается там). А куда пойдут мои гражданские брюки, ботинки – меня это абсолютно не касается. А если у людей возникает такой вопрос, может быть, необходимо заранее позаботиться об этом. Если хочешь, уже сейчас реши судьбу этой вещи: или подари кому-нибудь, или используй завещание, чтобы его, например, перешили. То есть какого-то особенного магического свойства у этого платья не существует. Поэтому к этой вещи надо относиться как к вещи, может быть, памятной; во всяком случае, не идеализировать ее и не делать из нее какую-то икону.

– А венчальные свечи? Или коврик, который стелют под ноги?

– Раньше собирали все эти домашние святыньки и клали в гробовую подушечку; свечи могут использоваться в домашней молитве. Сейчас делают красивые, белые с золотом, и уже не знаешь, как быть. Помолиться вместе с супругом или супругой – и пусть эти свечки догорят. Страшного ничего не будет. Не в свечках счастье. А это полотенчико… ну, положите его куда-нибудь, пусть лежит, напоминает о светлых и радостных торжественных событиях. И мы должны идти к Богу не через вещи, а сердцем, нашей душой. Поэтому здесь люди должны выбирать самое главное – духовный вектор движения.

– Вопрос телезрительницы: «Очень правильно сказали, что все эти вещи не так важны, важно христианское воспитание, отношение к детям, к народу. Я бабушка, у меня внуки. И я столкнулась с тем, что у нас святые и святыни – это как бы врачеватели, дарящие здоровье и благополучие. А почему у современных медиков  нет вот этого милосердия, христианского начала, которое должно даваться им при образовании? Почему современные врачи относятся и к людям, и к детям как-то очень свободно? Почему у нас в основном медицинское образование платное, а отношение немилосердное? Я вижу людей, которые учатся на врачей, и они не милосердны. Как в учебные заведения привнести вот эту нотку христианства? Это ведь самые основы любви к людям. Как это сделать? Меня это очень волнует, я с этим сейчас столкнулась».

– Мне вспоминается и моя жизнь, потому что я тоже оканчивал медицинское заведение (и среднее, и высшее). Может, мне повезло и Господь как-то взял меня в такую духовную тепличку, но я встречался только с очень грамотными студентами и преподавателями, высокообразованными и высококультурными. И вот сейчас говорят такое... Может, сейчас какое-то уже такое поколение пошло, но обычно, когда я встречаюсь с медиками, даже со студентами (приходят в храм Божий, причащаются, исповедуются), всегда вижу в них особую благодатную силу, которую они получают от ангела-хранителя. То есть в них есть эта искорка желания и любви.

Когда обычно прихожу в больницу (бывает, прохожу обследование), тоже встречаюсь вроде с хорошими людьми. Не знаю, может быть, это какие-то разные обстоятельства... Но я знаю, что в медицинских учреждениях люди изучают такой предмет, как этика и деонтология, по нему надо сдать зачеты, и не может такого быть, чтобы медики не проходили этот предмет. Они обязательно знакомятся с теми нравственными ориентирами и рамками, которые должен соблюдать каждый медицинский работник.

И если люди приходят в медицинское заведение и не встречают любви, здесь надо задать вопрос: почему так? То есть разные обстоятельства могут быть. Если человек простоял на операции восемь-десять часов, а ты начинаешь требовать к себе определенного отношения, то скорее всего получишь очень официальный ответ; тебя попросят прийти в какое-то другое время, что может тебя обидеть. Или, допустим, врач вышел с суточного дежурства или с дежурства на «Скорой помощи», когда целую ночь  ездил по Москве, собирал раненых, больных, увечных, обмороженных; может быть, пьяных или не совсем психически здоровых. Здесь каждая конкретная ситуация особенная, и к ней надо подходить именно индивидуально.

Поэтому дай Бог, чтобы  в нашей стране, в нашей образовательной системе, особенно медицинской, вот это несоответствие качеств и призвания нивелировалось бы и пропадало, чтобы наши медики действительно были милосердными, чтобы люди, даже если случайно оказались в той среде, имели бы именно эти духовные качества: любовь, милосердие, сострадание. И я верю, что у нас на Святой Руси так всегда и будет.

– Я тоже несколько раз общался с медиками. Они говорили, что иногда подавляют в себе некое желание пожалеть человека. Иногда действительно такие ситуации, что жалеть не надо, приходится принимать очень серьезное решение; может, говорить даже очень страшные вещи.

– Я приведу пример. Например, кот (у кого-то есть) хочет залезть на стол и стянуть колбаску или кусочек мяса. Можно его пожалеть, ведь он хочет. Что он такого плохого делает? Им можно полюбоваться. Но он нарушает какие-то рамки, за которые выходить нельзя. Когда человек, допустим, находится в медицинской среде и у него определенный психологический склад характера (он склонен к панике, может проявить свои качества так, что откроются какие-то болезненные стороны его состояния), то здесь медик, как имеющий особые познания, может предотвратить это. То есть на определенное действие человека ипохондрического или истерического склада он скажет: нет, подождите, здесь вот это делать нельзя. Он остановит человека и ограничит его, потому что в дальнейшем, если у него, допустим, истероидный тип личности, он может вообще затормозить работу лечебного заведения. Если все будут следовать его прихотям. Поэтому здесь, конечно, врач уже лучше знает, как поступить в той или иной ситуации, в данном конкретном случае.

– Вопрос телезрительницы: «Может ли мать молиться по соглашению за своего болящего сына акафистом, не будучи при этом воцерковленным человеком?»

– Действительно, молиться могут все, всегда и везде, воцерковленный это человек или нет. Что такое воцерковленный человек? Это тот, который живет по церковным правилам, который знает, что такое церковная жизнь, знает, что в своей жизни необходимо все устраивать таким образом, чтобы Церковь занимала не последнее место, а  главенствующее. Потому что Чаша Христова приводит нас ко Христу. И воцерковленный человек знает, что должно пройти определенное количество времени – и он должен причаститься, отметить церковный праздник.

Что такое праздник? Это упразднение всех дел, которые не относятся к тому, чтобы нас привести к спасению. То есть если ты в воскресенье пойдешь на огород копать, но не придешь в церковь Христову, то принесешь этим вред своей душе. Потому что Господь Сам сказал, чтобы воскресный день у нас был посвящен Богу. Бог сказал – ты выполни, неважно, какие у тебя отговорки, какие оправдания. Это не кто-то другой сказал, а Бог. Поэтому человек должен выполнять заповеди Божии, Его постановления, волю Божию. Если человек этого не делает, потом пусть не удивляется, что в жизни у него что-то не получается, все плохо или все происходит таким образом, что он потом начинает серчать и обижаться на Бога. Поэтому если Бог говорит в Священном Писании – будь добр, сделай. Это и отличает человека церковного от нецерковного.

Если человек хочет помолиться, он хочет получить какую-то пользу от Бога. Допустим, молитва матери по соглашению. Мать должна знать прежде всего, что такая молитва может не только привести к исцелению или к помощи тому, о ком она просит, но еще и к изменению ее жизни и приведению ко Христу, к Чаше Христовой ее самой и ее сына. То есть это не самое главное – помолиться по соглашению. Самое главное – войти в церковную жизнь. Я скажу большой секрет: потому что Господь Иисус Христос исцеляет дух, душу и тело человека через Свои истинные Тело и Кровь.

Чтобы прийти к этому таинству, человек должен покаяться, изменить свою жизнь. И бывает так, что ты можешь молиться по акафистам от 40 до 150 раз – и ничего не получить. А придешь ко Христу, отпустишь бремя своих грехов через таинство Покаяния – и получишь просимое; даже больше. Потому что Бог волен творить чудеса в нашей жизни.

– Вопрос телезрительницы: «Мне 78 лет, я перенесла с 1996 года две полостные операции по поводу желчнокаменной болезни и еще семь операций; в прошлом году мне сделали операции по поводу онкологии кишечника и язвы желудка. И вот все говорят, что поститься не надо. Хочу как к врачу к Вам обратиться: может быть, мне лучше поститься с этими болезнями?»

– Действительно, поститесь, но духовным и душевным постом. Если врач Вам рекомендует что-то, что направлено на поддержание Ваших телесных сил, то Вы все-таки кушайте то, что рекомендует врач. А если хотите особенно послужить Богу через пост,  пожалуйста, молитесь. Есть молитва, есть определенный христианский стиль жизни, который обязательно оставит в Вашем сердце особый радостный след. Поэтому не нужно налегать на гастрономию. Потому что человек, имея силы, может послужить Богу еще и духом, и своей душой. Так что здесь надо выбирать золотую середину и не подавлять телесное желание послужить Богу посредством молитвы и изменения образа жизни.

– В предыдущем вопросе касались молитвы по соглашению. Очень часто встречается этот вопрос. Конечно же, это связано с церковным событием в одном месте, где священника осудили. Но все-таки что такое молитва по соглашению, как правильно к ней относиться и почему у людей иногда бывает такая зацикленность, что вот это очень важно? Рассудите, пожалуйста.

– Дело в том, что мы сталкиваемся с такой активной агитацией. Бывает, что храм, который находится у нас рядом, через дорогу, который видно из нашего окна, человек не замечает, а замечает то, что активно пропагандируется, вносится в умы и сердца людей. Поэтому здесь может быть виноват еще и храм, который мало звонит по воскресным дням, когда люди собираются дома. В десять часов бы позвонить в колокола, когда и по закону это возможно, – пожалуйста, приходите в храм и молитесь по соглашению.

А здесь выкристаллизовывается какое-то псевдодуховное явление, когда люди хотят обрядом заменить таинства. Никакой обряд таинства не заменит. Поэтому мы должны знать, что любая молитва по соглашению – это молитва у Чаши Христовой. Потому что мы собираемся у Чаши Христовой и по соглашению, по договоренности исповедуем Символ веры и принимаем в себя Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, Который делает более полноценной нашу жизнь. Вот это – молитва по соглашению.

А когда придумываются или высасываются из пальца какие-то правила, какие-то акафисты, то я этому просто-напросто очень удивляюсь, потому что человек должен знать, что молитва по соглашению – это утренние и вечерние молитвы по соглашению со всей Церковью. Не с определенной группой людей, а именно со всей Церковью. Утренние и вечерние молитвы все читают? Все читают. В литургии все участвуют? Все. Вот тебе и соглашение. Поэтому других каких-то особенных псевдорелигиозных культов с православной начинкой человеку не нужно.

– Все намного проще, получается?

– Абсолютно. Поэтому мы должны жить церковной жизнью, жить для Христа и ради Царствия Небесного.

– Когда человек дал обет держать пост, а при этом врачи говорят, что нельзя поститься, что делать?

– Такой обет при определенном состоянии человека является ничтожным, если его дал человек, не получив благословения у священноначалия либо духовника. Потому что все духовные явления, все духовные действия человека должны согласовываться с Церковью, с церковным Уставом, с церковным благословением, с благословением его духовника. Поэтому если человек сам себе дает обет и думает, что дал обет Богу, то этот обет не слышен; это гордыня. И если человек нуждается в каком-то определенном действии со стороны врачей, чтобы вылечить болезнь, но не хочет лечиться или принимать пищу, которая необходима в его состоянии, – это человеческая глупость.

Бывает, люди ссылаются на Иоанна Кронштадтского. Но ты стань сначала Иоанном Кронштадтским, чтобы жить так, как он. Там действительно был случай, когда он болел, и ему рекомендовали яйца съесть. Но он знал свое состояние, что скоро умрет, ему это было открыто, это был духовный человек. И он сказал: нет, я буду поститься, потому что Господь мне уже открыл, что будет со мной. И люди, бывает, находясь в духовной прелести, сравнивают свою жизнь с жизнью Иоанна Кронштадтского и говорят, что будут делать так же, как Иоанн Кронштадтский. Делай, но ты стань сначала таким, как он. Живи в тех же условиях, поступай так, как поступал Иоанн Кронштадтский. Тогда, может быть, тебе и можно было бы так вести себя. А если живешь здесь, в нашем скромном и уютном мире, то будь добр – живи так, как благословляет Церковь.

– Вопросы сложные, интересные, каждый же переживает их, не просто так задает. Но все-таки каждый раз себе задай вопрос: а Символ веры хотя бы знаешь, сможешь ли прочитать? Ведь это же наш гимн.

– Это гимн нашего спасения, потому что это дорожная карта в Царствие Небесное.

– Действительно, это так. Последний вопрос касается Деда Мороза. Он считается каким-то языческим существом, но это незаменимый атрибут Нового года и даже Рождества. На многих утренниках, даже в храмах, зовем Деда Мороза, Снегурочку. Это уже часть культуры. Но человек, видимо, очень дерзновенно к этому относится, считает, что это неприемлемо. Как правильно к этому относиться?

– Относиться как к части культуры. Есть Ленинский проспект, но это не значит, что мы не должны по нему ездить и объезжать его; это тоже часть нашей российской культуры, истории. Поэтому здесь относиться именно как к явлению. Мы же не молимся на этого Деда Мороза. Это для того, чтобы вносить эффект праздника, эффект сказки, которая для психологии человека, далекого от Церкви, может быть полезной. Если церковные люди также устраивают  утренники, где есть  Дед Мороз и Снегурочка, плохого здесь  ничего нет, потому что это развивает у ребенка нервную систему; она пластична, она развивается, обогащается при помощи этих концертов, положительных эмоций. Поэтому это полезно. Но мы должны знать, что это сказочные персонажи, что у нас есть самый главный чудотворец – святитель Николай, который обязательно все сделает, если ему молиться.

– В моей семье так было принято (и во многих семьях), что я в день святителя Николая получал подарки. И, наверное, я уже в школе был, но верил, что это святитель Николай мне принес подарок.

– А я вот уверен в том, что святитель Николай мне до сих пор делает подарки.

– Ну, это понятно; но тогда это были игрушки, коньки, лыжи.

– Я очень хотел стать священником, просил об этом Николая Чудотворца, и он сподобил так, что 19-го числа я стал священником. Поэтому подарки он мне все время делает.

– Так что в жизни православных христиан должна быть радость...

– ... а также надежда и знание того, что только через Христа, через Его святых угодников ты можешь наследовать Царствие Небесное.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Елена Кузоро

tv-soyuz.ru

Беседы с батюшкой. Пост, смотреть онлайн

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает член Епархиального отдела по делам молодежи, ответственный по работе с молодежью в Домодедовском благочинии Московской епархии, настоятель Никольского храма села Лямцино (Домодедовский район) протоиерей Александр Трушин.

– Дорогие телезрители, поздравляю вас с началом Успенского поста!

– Присоединяюсь к словам ведущего и поздравляю всех с началом Успенского поста, с этой большой радостью!

– Сегодня также празднуется другой праздник – Происхождение Честных Древ Животворящего Креста Господня. Сразу хотелось бы задать вопрос (его часто задают нам люди, не принадлежащие ко всей полноте нашей Церкви): почему мы, православные христиане, почитаем крест? Почему осеняем себя крестным знамением?

– В первой фразе Вашего вопроса уже фактически заложен ответ. Мы – православные христиане, то есть исповедуем Христа распятого, воскресшего и вознесшегося. Это наше основное вероисповедание. Господь Своим распятием утвердил Крест как оружие против беса, против нападок, которые совершаются на нас, поэтому мы поклоняемся Кресту Господню, Кресту Христову. Как знак нашего почитания мы носим изображение Креста Христова у себя на теле (нательный крест).

Обратите внимание, как много людей на самом деле боятся изображения креста. Я не говорю сейчас о тех чудаках, которые пытаются увязать изображение простых крестообразных линий и придать им значение. Помню, как однажды меня за руку остановила женщина. Я пытался перейти перекресток, а она сказала мне: «Батюшка, разве можно идти поперек перекрестка?! Вы же крест топчете! Вы должны его обойти». Через какое-то время я встретился еще с некоторыми людьми, которые начали убеждать меня: «Вы что, не знаете о происках дьявола? На подошве зимней обуви изображен крест, то есть человек ходит и этим топчет крест». То есть узор на подошве содержит и крестообразные изображения. Конечно, это уже даже не фанатизм, а бред какой-то, поэтому мы придерживаемся самого правильного – почитаем Крест Господень, изображение Креста и распятого на нем Христа.

Я очень люблю наши православные изображения – в отличие от католических. Вы обращали внимание, что католики, почитая распятие Христа, считают самым главным моментом именно момент исхода души Христа на кресте? Поэтому они изображают Спасителя очень натурально: обвисшее мертвое тело и так далее. Иногда даже восхищаются работой ювелиров: мол, как здорово сделано, доски как настоящие, тело висит согласно анатомическим данным… Простите меня, анатомические данные пусть изучают художники. Мы отдаем предпочтение Христу воскресшему, поэтому в традиции Православной Церкви, особенно Русской Православной Церкви (русский народ веселый, он во всем находит радость, тем более в нашем вероисповедании), изображение распятого Господа радостное. Да-да! Мы видим Господа распятого, но создается впечатление, что руки Его раскрыты нам навстречу, что Он рад видеть каждого из нас, кажется, что сейчас Он Своими любящими руками обнимет нас. Это действительно хорошее, настоящее православное изображение.

Мне, как и любому священнику, приходится освящать кресты. Иногда люди после зарубежных поездок привозят такие изображения, особенно, как любят говорить, так называемое турецкое золото, то есть, очевидно, работы турецких мастеров (а может быть, и китайских), где присутствует подробное изображение обвисшего тела. Знаете, грустно, что человек, нося знак креста на себе, не понимает его сути – радоваться надо Христу воскресшему, что Бог Отец отдал Сына Своего для спасения нас, таких болванов, которые занимаются своими делами и ходят мимо креста до тех пор, пока им не понадобится, пока, как говорится, петух жареный не клюнет.

Итак, мы радуемся, когда Господь как бы раскрывает руки нам навстречу, принимая нас и спасая наши души, оберегая нас от всевозможных невзгод. Поэтому, конечно, это замечательный праздник – Изнесение Честных Древ Креста Господня, и я отдаю предпочтение этому изображению, символике, с которой так много связано. Думаю, как и большинство людей, со временем, когда человек верующий понимает эту суть, он отдает предпочтение православному изображению Господа нашего Иисуса Христа. Поэтому мы с радостью носим этот крестик.

Те, кто был за рубежом, наверное, обратили внимание: у греков, особенно у женщин, кресты часто носят как украшение. Он красив, на нем эмалевые цветы, листы, но распятия нет. Этим сглаживается впечатление, что это – знак спасения или просто украшение. Поэтому, конечно, хотелось бы, чтобы мы сохранили почитание именно Креста Господня – креста, на котором был распят Господь наш Иисус Христос.

– Еще люди говорят, что крест – это орудие казни и мы его носим на себе. Им казнили не только Христа; кресты были по всей Римской империи, на них висели разбойники, провинившиеся люди и так далее. Нас упрекают, что мы малодушничаем, вернее –уничижаем себя, нося на себе орудие казни.

– Думаю, это, будем так говорить, иудейские происки. Они были известны уже с древних времен, буквально с первых веков христианства, когда иудеи стали бороться с христианством и искать разные возможности омрачить понимание креста, на котором был распят наш Господь Иисус Христос. Мы прекрасно понимаем, что если бы произошла казнь простого человека, в истории человечества ничего бы не изменилось. А вот когда распялся Сын Божий как Человек, в нашей жизни и в жизни всей Вселенной произошло радикальное изменение. Поэтому нападки на крест будут обязательно.

Мы возвращаемся к тому, с чего начали: крест очень многих раздражает. Ладно если бы раздражал каких-то иноверцев или убежденных атеистов, но раздражает он даже людей, которые вроде бы равнодушны к православию, к Православной Церкви. Но с крестом, понимаешь ли, не надо, уберите, а почему у вас символика креста, а зачем вы носите его на груди или надписываете где-то?.. Входишь в освященное помещение – и радуешься. Например, в служебном помещении крестики изображены на стенах – и понимаешь, что люди в этом помещении верующие, пригласили священника, освятили помещение. Неважно, будь это чиновничий кабинет или больница. У верующего человека, христианина, это вызывает радость.

Я помню, как один старый монах однажды делился таким впечатлением. Он говорил, что изображение креста как индикатор – отсекает тех, у кого злое сердце. Хотя внешне человек может улыбаться, но стоит ему увидеть крест, как его начинает всего корежить, – действительно, человек с недобрым сердцем. Пусть у нас крест вызывает радость, научим радоваться кресту и тех наших близких, кто еще не понял этого.

– Еще один любопытный вопрос от телезрительницы из Европы: «На работе запрещают носить внешние признаки религиозной принадлежности. Ни для кого не секрет, что европейское законодательство запрещает выражать свою религиозную принадлежность. Нательный крест ввел в заблуждение иноверных сотрудников. Скажите, является ли малодушием, что я одеваюсь так, чтобы креста не было видно, чтобы не смущать других, не лишиться работы?»

– Наверное, мы не можем осудить ее за малодушие, потому что человек явно вынужден так делать, сохраняя мир на работе. Малодушие проявляется в другом. Не в том, чтобы соблазнить сотрудников или ввести в искушение начальство. У нас оно проявляется повседневно, вот в чем весь ужас. Даже люди, которые открыто носят крест, проявляют малодушие. Поэтому давайте говорить о малодушии, связанном не только с ношением креста, но и с нашей повседневной жизнью. Я могу демонстрировать крест на шее, но при этом не останавливаю своих друзей-блудников, вместе с ними хихикаю над их любовными похождениями. Скажите, это малодушие?

Я могу демонстративно нести крест на шее, но когда люди собираются на пьянку и зовут меня (а я заведомо знаю, что они напьются на этих корпоративных вечеринках), я все равно поощряю их, участвую в этой пьянке. Ну и что, что у меня крест на шее всем виден? Пьянка все равно будет. Так же потакают воровству. На шее крест – а человек участвует в воровстве, осуждении. С пороком малодушия надо бороться не через демонстративное выявление знака причастности к христианству на себе, а именно в своей духовной жизни. В данном случае сегодня первый день поста, и это очень радует, потому что пост помогает людям почувствовать себя христианами.

Посмотрите, как нервно многие реагируют на слово «пост». Вот опять, то нельзя, это нельзя… Можно! Почему нельзя? Можно. Пост для тебя должен стать потребностью. Я хочу ради Бога попоститься, чтобы перед встречей праздника Успения Богородицы привести себя в порядок. Вот ради чего пост, а не ради того, чтобы привести в порядок фигуру. Слышишь от некоторых людей: «Пост, заодно похудею… » Нет! Это будет не пост, и тебе он пойдет не на пользу. Ну и есть масса других вопросов, связанных с постом. В первую очередь пост касается каждого из нас лично. Мы в пост должны себя мобилизовать. Я боюсь перекреститься, когда прохожу мимо храма? В течение поста буду креститься.

Привязан к каким-либо страстям? Значит, борьба со страстями, привязанностями, пусть мелкими; пусть шаги верующего человека будут совсем небольшими, но путь складывается из них. Не бывает, чтобы человек сразу начал прыгать далеко, потому что пост не получится, если в доме все время говорят: «Пост, надо потерпеть две недельки, потом начнем есть что хотим». Такие разговоры настраивают человека совсем по-другому. Другой вопрос, если бы мы говорили: «Как хорошо, что пост! Наконец-то я ради Бога, ради Пресвятой Богородицы могу привести себя в порядок». Это слышат дети, окружающие, и тогда состояние поста воспринимается по-другому.

Это очень важно, потому что мы живем в то время, когда разнузданность нашего тела столь велика, что мы уже пытаемся подтянуть Церковь, церковные понятия именно к лености своего тела! Для нас уже «напряжно», если мы понуждаем свое тело чуть-чуть потрудиться Богу. А уж с едой, мне кажется, вообще беда. Любой ребенок воспринимает праздник только через еду. Яркий пример. Буквально несколько дней назад в храме ко мне подошли дети и рассказали, что они с родителями были в зоопарке. Радостно? Радостно. Спрашиваю детей, как там. Первая реакция: «Ой, батюшка, там такие хлопья! Зеленые, розовые, такая вата!» – «Стоп -стоп, а медведей вы видели?» – «Видели, видели! Мы ему столько хлопьев высыпали, и он их собирал, а другой кидал ему булочки». – «Простите, а еще что вы видели?»

И оказалось, что дети весь зоопарк, всех животных воспринимали через свою еду. Вот я ем и даю им. И вообще на первом месте стоит «я ем». Стало очень заметно, что для детей праздник начинается с еды. Это наша распущенность. Это мы превратили праздник детям, простите, в жратву. Поэтому, конечно, хотелось бы, чтобы во время поста человек мобилизовал себя и утихомирил всевозможные пристрастия.

– У нас звонок от телезрителя: «В шестнадцатой главе Евангелия от Матфея Христос, обращаясь к ученикам, говорит: „Тот, кто хочет идти за Мной, отвергни себя, возьми крест свой и следуй за Мной“. О каком кресте идет речь, если до этого они не поняли даже, что такое фарисейская закваска? Как они могли понять, какой крест взять, если он еще не был символом христианства? Второй вопрос. С какого века христиане стали иметь крест как символ, ведь первые христиане еще не носили крестов?»

– Спасибо за вопрос. Поняли они про крест или не поняли? А почему мы с Вами за них мыслим, поняли они, о каком кресте идет речь, или не поняли? Это мы не поняли, потом наконец поняли и думаем, что и они проходили какие-то преломления. Простите, а в другом месте мы говорим, что Господь непосредственно беседовал со Своими учениками – в одних случаях «отверз уста Свои» и стал им объяснять, а в других случаях этой фразы нет. А может быть, Господь им объяснил все? Может быть, они уже наперед знали о кресте? Это первое. Второе. Так же как Иоанн крестил всех приходящих на Иордан, в то время как слова «крестить» еще не было, было понятие «прощать грехи», так и здесь. Говоря о кресте (в славянском переводе), мы прекрасно понимаем, что Господь разъяснил Своим ученикам. Это до нас дошло как «возьми крест свой», а Он разъяснил Своим ученикам, что значит иметь послушание Сыну Божьему, даже в данном случае своему Учителю.

Дальше, как мы помним, написано: «кто не оставит отца своего и матерь свою, несть Мене достоин», «кто не оставит детей своих»… Этот вопрос нередко возникает. Спрашивают: «Батюшка, там же сказано оставить детей своих, отца и мать и идти только за Христом». Идти через любовь. Оставить – подразумевается, что мы не ставим на первый план свою душевную (не духовную) и телесную привязанность к своим близким. Сначала мы обращаемся ко Христу, несем любовь Ему, а Он уже дает нам настоящую, правильную любовь к своим близким. Как неоднократно об этом говорилось, сколько ошибок сделали родители по телесной привязанности! Хотя вроде бы они любят своего ребенка.

Любящие родители начинают потихоньку учить детей пребывать на богослужении, при этом, как говорят, «у ноги стоять» – не кувыркаться по церкви, не ходить ходуном, не мешать всем слушать богослужение, а пребывать «у ноги». Хорошо, если приучают детей поститься. Не сразу круто ломают: все, с завтрашнего дня только нарезанные одуванчики или траву снытку будешь есть, – а с любовью, плавно подводя ребенка к посту. Вот это и будет выполнением тех заповедей, которым учит Христос. Поэтому, чадца мои возлюбленные, как ученики могли понять? – Да может быть, лучше нас! Они с Христом общались ухо в уста. Мы через Евангелие получаем квинтэссенцию, то есть самое главное. А какие-то отдельные короткие монологи, диалоги не дошли до нас.

Но ученикам наверняка было разъяснено, иначе бы они потом не пошли в мир просвещать людей, нести Евангелие, благую весть, если бы не поняли. Они бы не стали проповедниками, не стали отдавать свою жизнь ради Христа. Попробуй кого-нибудь из нас заставить проповедовать что-либо, что мы не понимаем, а тем более то, к чему наше сердце не лежит. Никого не заставишь. И лишь после того, как мы это поймем, а также поймем, что это нужно людям, спасительно им, только тогда сможем идти и проповедовать – в данном случае благую весть, Евангелие. Поэтому ответ на вопрос о том, как они могли понять, если не поняли самого простого, – мы не знаем, от нас это сокрыто. Это никому не раскрыто. Мы можем только предполагать, понимали они или не понимали.

– Второй вопрос был о том, когда крест стал символом христианства.

– Да, официально у нас, кажется, нет даты, когда крест стал символом христианства.

– С Константина Великого, четвертый век?

– Да, да, христианство проходило через разные периоды. Историки находят момент, когда (в первые периоды) христиане крестились вообще одним пальцем (то есть достаточно было одним пальцем изобразить на себе символ креста, и люди понимали, что перед ними христианин). Были другие изображения. Мы знаем, что у католиков осталась традиция креститься всей пятерней, так же и в Армянской Церкви. У нас исповедуется троеперстие, в старообрядчестве – двоеперстие. Поэтому, думаю, акцентировать внимание на конкретном годе или числе нельзя. Общепринятая точка отправления – конечно, с периода правления Константина Великого. Думаю, это и раньше было. Ведь помните, первые христиане использовали изображение юного пастуха, у которого через шею висит ягненок.

Но одновременно известно такое же изображение бога Аполлона, поэтому те христиане, которые в доме использовали изображение пастыря с ягненком на плечах, вводили им в заблуждение язычников. Те приходили и думали, что это изображение бога Аполлона. Мы знаем, что христианство проходило через период, когда Христа изображали в виде пеликана, кормящего в гнезде своих птенцов. По поверию, если у пеликана плохой улов и нечем кормить птенцов, то они выхватывают у него из клюва даже куски его плоти, но пеликан терпеливо ждет, пока птенцы наедятся. Этим символизировался Христос, Который пролил кровь за нас. Это основные изображения. Дальше мы уже знаем и монограмму Христа, и прочее.

– Надо поблагодарить зрителя – это наш постоянный телезритель, постоянно нам дозванивается и очень внимательно следит за нашими эфирами.

– Спаси Господи за вопрос, помогай Вам Бог раскрывать глубины евангельских слов, евангельских строк.

– Здесь мы поможем.

– Слава Богу, что издается немало книг. Но, дорогой мой, нужно еще помнить: по мере нашего поста Господь дает некоторое понимание. Ни в каких книгах ответы не находятся как-то вдруг, а по мере того, как человек постится, подвизается перед Богом. Особенно заметно это в монастырях, у некоторых монахов. Вот не может он что-то понять, ответить ему никто не может, но за счет того, что он подвизается перед Христом, вдруг Господь в какой-то момент открывает ему понимание. Тогда монах встречает тебя и говорит: «Батюшки, я понял наконец!» И видишь эту радость – а понял он через свое смирение перед Богом. Поэтому не только книжными познаниями (а может быть, и не столько), сколько своим смирением перед Богом нам надо искать открытие этих духовных знаний, глубину евангельских знаний.

– У нас еще один звонок от Александра из Чебоксар: «В 67-м псалме Ветхого Завета Бог называется Отцом сирот и Судьей вдов во святом Своем жилище. У меня есть желание поступить в духовную семинарию на священнослужителя, чтобы служить Богу. Можно ли сделать исключение в пользу этого? Отец говорит о Своем святом жилище».

Мы не совсем поняли вопрос, как цитата из псалма связана с поступлением в семинарию?

– Да, вопрос непонятен.

– Может быть, Александр получше сформулирует вопрос до конца передачи, дозвонится нам, и мы сможем на него ответить как-то частным образом. А по поводу поступления в семинарию или училище – по-моему, очевидно, что, помимо желания, нужно иметь духовника, постоянную церковную практику.

– Практику церковной жизни.

– Да, конечно.

– И вообще – намерение принести себя в жертву, то есть забыть о комфорте.

– Но не надо забывать, что много званых, но мало избранных, и принимать любое решение нужно, как мы всегда говорим, со смирением. Конечно, нужно и максимум трудолюбия. Тяжело учиться в наших духовных заведениях.

– Да, непросто. Многие сравнивают их с воинскими, воинской жизнью. Наверное, это самое удачное сравнение. Вот Вы хотите в духовную семинарию. А почему не в военный институт? Почему Вам не стать офицером или военным по контракту, нести такую службу – куда пошлют, там и исполнять свой долг. На Севере так на Севере, в степях так в степях, в пустыне – значит, в пустыне. Могу вам сказать приблизительно, что Вы так же должны быть готовы ко всему, что связано с духовной практикой, со священнослужением. Сергей правильно подсказывает, что Вас, во-первых, должен благословить Ваш духовник, посоветовать Вам: «Да, брат мой Александр, хорошо было бы, если бы ты получил духовное, богословское образование». С этого момента начинается отсчет. А то, что Вы нашли и процитировали несколько строчек из Псалтири, еще не причина поступать в семинарию.

– Может быть, мы дождемся звонка, и вопрос будет поставлен более корректно.

– Да, может быть, и тогда будет более понятно. Но настройтесь заранее, что, поступая в семинарию, Вы по своей форме жизни приравниваетесь к военным. То есть будьте готовы, что не останетесь где-то в теплом местечке, на одном и том же месте. Некоторые думают, что человек жил, работал в одном месте, потом поступил там же в семинарию и там же и будет. Нет. На усмотрение руководства.

– Еще очень важный момент: мы называем студентов воспитанниками духовных школ. Очень часто именно «воспитанники» – ключевое слово в нашем духовном образовании, там воспитывают будущих пастырей.

Давайте продолжим наш разговор о посте. Ситуация, которая, наверное, знакома каждому телезрителю, серьезно относящемуся к посту. Вчера было заговенье. Естественно, наверное, в каждой семье в этот день накрывался стол, изобиловали мясные блюда. Сегодня же, по приходе домой после воскресной службы, в холодильнике можно обнаружить все, что вчера не доели. Как с этим быть? Доедать, замораживать или выкидывать? Выкидывать еду тоже нехорошо.

– Да, вопрос вроде бытовой. Насколько я понимаю, специальных жестких постановлений нет, это решается с благословения духовника. Есть большие семьи, где есть и маленькие дети, и члены семьи, освобожденные от поста (пожилые или те, кто свою жизнь складывает вне стен Православной Церкви), поэтому дай Бог каждому из нас, чтобы духовник благословил, как себя в таких случаях вести.

Вспоминаем слова Господни: оскверняет человека не то, что входит в уста, а то, что исходит из уст. Это в первую очередь. Потом, пренебрежительное отношение к пище тоже является грехом. Поэтому еще раз возвращаюсь: дай Бог своим чадам посоветовать так, чтобы это было спасительно для их души. Во-первых, видно материальное положение семьи. Есть люди, которые, готовясь к посту, заранее подытоживают и на последний день оставляют небольшое количество пищи, чтобы на заговенье «подъесть», как говорят, до конца всю скоромную пищу и начать пост с пищи постной. Если сложилось как-то по-другому – думаю, это не должно вызывать в семье конфликта, вызывать у человека, который стремится к посту, какого-то дискомфорта и внутреннего ужаса, страха перед постом.

Я считаю, что если ты не можешь поститься, считаешь необходимым доесть оставшуюся мясную пищу, то взамен вычитай дополнительно канон, поклоны земные сделай, поставь себе какое-то другое ограничение: сегодня я доедаю мясо, а завтра ни с кем не разговариваю по телефону, никому не отвечаю, кроме рабочих звонков, все пустые звонки отсекаю. Возьмите себе такое постановление. Или если ты день-другой держишься вне поста, подъедая эту пищу, значит, откажись идти к друзьям в гости, на дни рождения, чтобы не было искушений. Состояние поста не только в еде, это прежде всего духовное состояние. Пост становится потребностью верующего человека, любящего Христа. Поэтому неудивительно, что многие люди постятся вне всяких постов. Просто им так хочется, так легко, радостно, очень хорошо.

В свое время духовник учил меня поститься в свой день рождения. Уже будучи человеком взрослым, я спросил: как же так, наоборот, в этот день мы приглашаем гостей, накрываем стол. Он ответил: «Не надо! Божья милость была, что ты родился на белый свет, а Господу не нужно твое объедение, пьянка. В этот день ты должен побыть на литургии, причаститься, исповедоваться и попоститься. В день ангела, в день именин – тоже должен быть пост». И становится понятно, что праздник – не накрытый стол, ломящийся от бутылок и мяса, а духовное состояние. Так что неудивительно, что многие люди говорят, что свои личные праздники (именины, день рождения) они любят проводить отдельно, безо всяких столов. Причастился, вышел с литургии и пошел бродить по городу, просто наслаждаясь радостью, тишиной и покоем. Или сидеть в церковном скверике. Для него это праздник.

Большая ценность, когда мы накладываем на себя те или иные ограничения из радости, из любви к Богу. Любящая мама так радуется, когда ее сын съел лишней клубнички, которую она отложила. Она себе отказала, отдала свое, что ей полагалось. Будь то мама, папа, дедушка, бабушка (по старикам это особенно заметно, они говорят «Я уже старый, уже не хочу» – нет, они очень хотят вкусное, но с радостью наблюдают, как внуки с улыбкой, измазавшись, съедают клубнику, или мороженое, или кусок торта). Это доставляет им радость. Вот мы должны почувствовать радость во Христе в этом.

То есть я не делаю не потому, что нельзя и меня накажут, а потому, что мне радостно, что я могу этим послужить Христу. Тогда бы у нас не было таких проблем. Бывает, подходишь почти к любому храму, там вывешена табличка: шорты нельзя, короткие юбки нельзя, майки, футболки нельзя. Люди входят, говорят: батюшка, но ведь жарко! И ходят как по пляжу, притом возмущенные, обиженные. На службу они, как закон, не приходят, им лень, они высыпаются. Они приходят потом, среди дня, в храм – свечечку на всякий случай поставить, на удачу в бизнесе и прочее. Вот этих табличек быть не должно, так как я потому не прихожу в храм в шортах или в открытой майке, что боюсь обидеть Бога своим поганым внешним видом, послужить соблазном для окружающих. Тогда бы не пришлось нас уговаривать.

Бывает, спрашиваешь девушку, не грешит ли она в том-то и том-то. Да в том, что она пришла в шортах, которые чуть ниже ее пояса. Она уже вся в грехе, и это сразу понятно. Обращаюсь к некоторым мамам взрослеющих дочерей и сыновей. Уже приходилось об этом говорить. Спрашиваешь пятнадцатилетнюю девицу, в чем она прегрешает. «Ой, батюшка, маму не слушаюсь, мама обиделась на меня, что я не стала кашу есть». А стоит эта девица в таком виде, что хочется спросить ее маму, куда она ее вывела – на продажу, что ли? Рабыня она твоя? Почему она почти голая? И мама не то что этого не видит, она потакает ей, она согласна, что дочь или сын должны так выглядеть. Начните пост с этого. Успенский пост, жара еще не кончилась. Дайте себе обещание: до конца поста юбку выше колена надевать не буду. Ниже можно, выше – нет. В шортах никогда не пойду. Вот это будет пост. Лучше ешь мясо, но не ходи в шортах, не тряси голыми телесами, не выступай соблазном для окружающих.

Это касается людей всех возрастов. Сейчас я сослался на бедную пятнадцатилетнюю девушку, но мне хочется сказать, что нарушение понимания правильности одежды бывает у людей всех возрастов. А когда еще и старушки полуголые шлепают, да еще их начинают оправдывать (как же, человек такой жизнерадостный, она надеется еще и замуж выйти, у нее и кавалер есть)… Простите, гроб твой кавалер уже. А чем ты перед Богом будешь оправдываться? Будешь рассказывать, как ты полуголая ходила, старыми телесами потрясала и всех пугала вокруг? И такого же деда полусумасшедшего отловила? Разве это можно? Этого быть не должно. Человек приходит в храм с мыслью: «Я боюсь обидеть Бога, а значит, я и веду себя, и выгляжу так, чтобы Ему было не обидно на меня взирать».

Знаменитые слова «в чем застану, в том судить буду» наши предки понимали буквально. Когда-то, еще подростком, я приехал в гости в одну глухую деревню на Волге. Меня очень удивило, что один дед в летнюю жару косил траву в застегнутой доверху рубашке и пиджаке. Я ему предложил раздеться. А он: «Ты что, смеешься? А вдруг я сейчас помру? Что же я, перед Богом предстану, как ты, в одних трусах?» Тогда это меня очень потрясло. Сначала я подумал, что он боится смерти, а потом понял: он боялся Бога. А сейчас человек готов мясо не есть, но попробуй заставь его одеться и прийти прилично. Не хотят, борются с этим. Вот, дорогие мои, пожалуйста, с этого пост и начните. Повторяю: не можете без молочных продуктов, значит, ограничьте себя в мороженом. Сыр буду, творог буду, потому что это полезно костям стареющим или развивающимся, молодым, а мороженое не буду. И ходить вызывающе тоже не буду. Вот это будет пост.

– Послушаем еще вопрос от телезрительницы Ангелины: «Если у человека случается что-нибудь плохое или хорошее, он всегда говорит: „На все воля Божья“. Как отличить Божью волю от попущения?»

– Какой тонкий вопрос! А попущение и воля Божья – это не одно и то же?

– Телезрительница уже повесила трубку.

– Да, я понял. Знаете, это богословские понятия. Давайте ко всему относиться как к воле Божьей, только не надо сваливать на нее нашу волю, личную.

– Простите, может быть, попущение имелось в виду как искушение, какая-то скорбь?

– Ну, мы знаем, что Господь по Своей любви не посылает скорби, а попущение может быть ради совершенства человека, ради его духовного роста. Поэтому когда мы узнаем, что тот или иной подвижник испытывает те или иные нападки, то значит, это было попущение, чтобы он окреп, духовно возрос. Это может касаться и многих других людей.

– Последний вопрос: иногда православных называют несвободными людьми. Нас в этом упрекают. Часто люди говорят о целом наборе правил, ограничений, постов, апостольских правил, если все из них применять в своей жизни, то можно вообще заканчивать жить, грубо говоря. Что можно сказать на эти утверждения противников нашей веры?

– Дорогие мои, мне кажется, мы самые свободные люди, потому что нет страшнее, чем быть рабом греха, и нет радостнее, чем быть рабом Христовым. Потому что весь наш сегодняшний разговор подразумевает, что те ограничения, которые Церковь предлагает (даже не накладывает), мы с радостью возлагаем на себя, потому что мы освобождаемся от греха. Идя ко Христу, мы освобождаемся от греха, потому что нет страшнее рабства греху. Мы видим пьющего, блудящего, который пребывает в этом грехе и рыдает потом от своих похождений. Есть грех объедения, рабство греху объедения, рабство осуждению. Человек настолько подвластен осуждению, что сам уже не может, переживает, что он без конца любого человека осуждает.

Какая свобода, какая радость, как мы уже с вами говорили, встречать тот или иной праздник именно в том, что я могу себя в чем-то поджать. Не в одном, так в другом. Это всегда радость, облегчение. Кстати, меня хорошо поймут люди, которые сбросили вес. Обратите внимание, какая радость – они летают как птички (неважно, два килограмма сбросили или двадцать два) и говорят: как хорошо! Никто же не говорит им: что ж ты, бедненький, заставил себя тренироваться, терять вес, ничего не ешь, какой ты несчастный… Какие они счастливые, что порхают! Так и во всем, когда мы освобождаемся от греха.

– Сердечное спасибо Вам за беседу и за то, что нашли время в период отпусков прийти к нам на прямой эфир. Благословите наших телезрителей.

– Господь да благословит всех вас! И прошу ваших молитв. Надеюсь, что наши телевизионные встречи приносят хоть чуть-чуть пользы нам всем – не вам или нам отдельно, а всем.

 

Ведущий Сергей Платонов Записала Маргарита Попова

tv-soyuz.ru

Беседы с батюшкой. Культура отдыха , смотреть онлайн

В екатеринбургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Сергий Рыбчак, настоятель храма во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла (город Полевской). 

– Лето – пора отпусков, дач, огородов. Мне кажется, было бы интересно порассуждать на тему, которую можно обозначить таким словосочетанием, как культура отдыха.

В наших городах есть различные парки якобы культуры и отдыха, тем не менее большинство людей, если говорить про горожан, просто не знают, куда выбраться в выходные дни. Забывают о том, что такое выезд с детьми на природу с палатками, в горы, на большие прогулочные маршруты и так далее. И даже когда человек отправляется в далекое путешествие, не факт, что он отдохнет, что у него получится отдохнуть. Порой люди, которые выбираются куда-то на выходные, выезжают в лес, получают заряд отдыха гораздо больший, чем от длительного путешествия. Как Вы считаете, перспективна ли такая тема, видите ли Вы в этом какую-то проблему?

– Я, безусловно, могу найти в этой теме и проблемы, и положительные стороны – по одной простой причине. Отдых, конечно, необходим каждому человеку (и он может быть и пассивным, и активным), но в первую очередь мне на память сразу приходят слова из четвертой заповеди Божией: шесть дней работай, а день седьмой – Господу Богу твоему. Если у современных людей (имею в виду в первую очередь людей крещеных, христиан) есть желание к исполнению заповедей Божиих, то, безусловно, они научатся и правильно распределять свое время, в том числе и для отдыха (своего и своей семьи). Почему? Потому что это действительно многовековой опыт, и заповедь о хранении дня шестого, безусловно, показывает человеку необходимость иметь отдых – и духовный (в первую очередь, это самое важное), и физический.

Современные мегаполисы и города, к сожалению, как муравейники, в которых для человека, даже если он и хочет найти для себя активный отдых, это достаточно сложно. У него это все ассоциируется, наверное, с пассивностью. Больше от суеты хочется отдохнуть, запершись дома, в своей квартире, возле телевизора, компьютера; как угодно, лишь бы никто не беспокоил. На самом деле человек стремится все время заполнить некую пустоту, что копится в нем от той ежедневной суеты, которая его преследует. Проблема действительно есть, серьезная проблема: люди по-разному себе представляют полезность отдыха. Я, например, всегда за активный отдых, который, безусловно, необходим в первую очередь на природе. Ведь у нас люди не видят природы неделями и месяцами. Нет этой связи с живой природой – значит, нет и внимания к своей душе, потому что очень многие святые, например, говорили, что даже созерцание прекрасных моментов в природе, смены погоды и так далее настраивает душу так, чтобы подумать и о вечности. А если мы думаем об этом, то можем и правильно задуматься, как распределять свое время; не так много его у нас, в том числе для отдыха.

– Отдых в мегаполисе – это, конечно, с одной стороны, желание уйти от суеты, которая нас каждую минуту окружает. Я уж не буду говорить о просмотре телевизора, о спиртных напитках или зависании за компьютером как о видах отдыха, такими их не считаю. Но людей в выходные дни можно встретить в торговых центрах. Этому посвящено множество статей, передач, размышлений и наблюдений: действительно, парковки все заняты, людей очень много. В этом плане есть двоякое ощущение. С одной стороны, не надо бы один-единственный день или два выходных дня посвящать магазинам и делать это каждые выходные. С другой стороны, магазины делают все для того, чтобы как можно больше людей туда приходило. Там появляются хорошие оборудованные детские площадки, именно при магазинах формируются целые развлекательные парки, где есть аттракционы и занятия для взрослых и детей. То есть это некая замануха. Что с этим делать?

– По крайней мере, делать что-то уже достаточно сложно. Вопрос заключается в том, что люди привыкли в своей жизни к потребительству. И то, что мы называем заманухой, на самом деле способ завладеть вниманием и религия шопинга, развивающаяся сегодня достаточно активно. По сути дела, современные люди все этим заражены; по крайней мере, в городах это проблема номер один. Я думаю, здесь только лишь возможность (даже, если хотите, пропаганда) активного образа жизни сможет помочь. Спортивные мероприятия хотя бы; мероприятия, которые полезны для человека. Не то, что он смотрит на стадионах, а то, в чем сам участвует более активно. Но на сегодняшний день этого очень мало.

Я все-таки наблюдаю другой очень интересный феномен: люди, если у них есть хоть какая-то возможность, стремятся обзавестись своим загородным жильем – даже не для того, чтобы вырастить морковку и капусту, а чтобы приехать туда и немножко побыть на природе. Проснуться, выйти во двор, подышать свежим воздухом, прогуляться, попить деревенского молочка. Очень много этого. По крайней мере, как мне приходится видеть в тех селах, которые окружают Полевской: у нас сегодня даже бывшие совхозные поля просто массово застраиваются домами. И не только жителями Полевского; много и тех, кто приезжает, например, из Екатеринбурга. Вот это, по крайней мере, является даже неплохим решением проблемы в противовес шопингу и потребительству.

– Наверное, стоит еще поговорить о том, в чем вообще главная задача отдыха. Ведь нужно отличать состояние, когда человек отдыхает, от состояния, когда он ленится, находится в упадке, унынии, депрессии, когда ему не хочется ничем заниматься и он как бы прикрывает это отдыхом. В чем разница, в чем главная задача отдыха и каково принципиальное отличие одного от другого?

– Известно выражение о том, что отдых – это смена деятельности. Даже святитель Феофан Затворник в свое время писал, что человеку необходимо двигаться, чтобы разминать свои суставы, свое тело, потому что это потребность. Равно как, например, если это серьезная физическая работа, безусловно, требуется после нее и определенный пассивный отдых. А вот если работа пассивная, то после этого еще и лежать  – это безусловное расслабление, самое настоящее. На самом деле здесь все еще связано с одним важным моментом нашей духовной природной испорченности. Ведь как проявляется состояние уныния? Страсть уныния в нашей искореженной природе проявляется именно в виде в том числе лени ко всякому доброму делу. Вопрос даже не в том, что человек пассивно лежит, отдыхает, расслабляется. Вопрос в том, что у человека нет потребности к доброделанию. Ведь всякое доброделание не только приносит моральное удовлетворение, но и придает новые силы. Если отдых и есть возможность привлечения новых сил, восстановления сил, то как раз  важнейшим восстановлением сил является доброделание. А это с духовной, аскетической точки зрения как раз таки стремление к доброделанию, когда преодолеваешь страсть своего уныния (соответственно, страсть к расслабленности и пассивность).

– Но иногда, чтобы отдохнуть, требуется лишь поговорить с кем-то по душам. Отдельная тема в этой связи – вообще умение общаться, выстраивать диалог. Не так давно в книге Юлии Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?» прочитал, как выстраивать взаимоотношения с ребенком, об умении задавать ему вопросы, умении слушать, но при этом не надо пытаться тут же обязательно анализировать то, что ты услышал; надо просто выслушать. Неумение выстраивать диалог порождает некую закрытость людей, и все это трансформируется во взрослые отношения, наши взаимоотношения в обществе. Все это порождает в том числе желание уйти в виртуальный мир, скрыться от реальности, открывшись в некоем другом пространстве. Мне кажется, стоит еще поговорить о том, как научиться общаться и выстраивать диалог.

– На самом деле достаточно сложная тема – как научиться общаться. Мы с самого детства начинаем свое общение – сначала с родителями, потом со своими одноклассниками, сокурсниками, соседями и так далее. Человек – существо социальное, и, безусловно, общение ему необходимо, это его реальная потребность. Учиться этому нужно всегда. В конце концов, мы можем вспомнить даже знаменитых античных философов. Знаменитые платоновские «Диалоги» построены на примерах того, как Сократ учил своих учеников задавать вопросы и соответствующе владеть темой. Поэтому если уж великие философы задавались вопросами, как правильно строить диалог и задавать вопросы, то это актуально и сегодня.

Для того чтобы научиться общению, наверное, нужно понимать, для чего это общение. Человек должен быть интересен другому как человек. Вот когда человек действительно интересуется личностью другого, его достижениями, безусловно, и он всегда будет интересен. Я замечал много раз: как только речь идет о событиях, интерес появляется постольку-поскольку... А вот когда речь о конкретном человеке, о его поступках, делах, стремлениях или ошибках, все замирают и сразу включаются в эту беседу, потому что действительно любому человеку интересен опыт другого. Наверное, учиться этому надо, но сказать одним словом, как этому нужно научиться?.. Если человек ставит себе задачу научиться общаться, то он должен интересоваться другим человеком, настоящим. Не интересоваться его проблемами для удовлетворения нашего празднословия или любопытства, для сплетен, а уметь, как Господь об этом говорит, любить ближнего. А чтобы любить ближнего, надо уметь понимать его. Вот если ты хочешь научиться понимать ближнего, чтобы эффективно ему помочь, то ты, безусловно, научишься диалогу, научишься общению.

– Если универсальных рецептов, чтобы выстроить диалог, нет, то как человеку учиться? Мне кажется, что с переходом на цифровые носители, различные мессенджеры, приложения и соцсети мы начинаем утрачивать навык непосредственного диалога и общения и в будущем будем иметь пособие о том, как научиться разговаривать.

– Чтобы научиться диалогу, нужно начинать с того, что известно, элементарно. В духовном плане это можно назвать так: познай себя. Когда человек начинает познавать себя, начинает понимать себя, что в нем происходит, как он мыслит, чувствует, чего хочет, у него появляются определенные критерии для его желаний, поведения, мыслей. Вот тогда он задается вопросом: а этот критерий одинаково истинен для меня и для других людей? И вот тогда появляется интерес к другим людям, возникают соответствующие вопросы, выстраивается соответствующий диалог. Если у человека другое мировоззрение и другие критерии, это тоже тема для диалога. Но самое интересное, наверное, всегда узнавать самого себя в первую очередь. А на этом, безусловно, возникает и интерес к другому человеку. Я говорю не об эгоистическом внимании и замыкании, а именно о познании того, о чем говорит Господь. Когда мы открываем Евангелие, вот квинтэссенция христианской этики – пятая, шестая, седьмая главы Евангелия от Матфея, Нагорная проповедь. Если человек почитает, вникнет в это, посмотрит на самого себя и постарается оценить, безусловно, у него очень много возникнет вопросов. Но эти вопросы нужно будет кому-то задать. И вот тогда возникает диалог.

– Да, это действительно целое искусство. Как я уже ранее говорил, в наши дни диалогу мешают гаджеты. У каждого из нас есть телефон, смартфон. Хорошо, когда на встрече с другом или компанией друзей есть негласное правило: класть телефоны в сторону. Зачастую, наоборот, во время диалога приходят какие-то сообщения, эсэмэски, и встреча друзей может превратиться из приватной в целую прямую трансляцию, которую сейчас любая социальная сеть позволяет произвести. Все это подвергает нас желанию и некоей противоестественной, но уже ставшей естественной потребности в некоем публичном общественном одобрении, получении лайков. Сколько я чего написал, сколько раз меня посмотрели, сколько просмотров прямо сейчас? Не так давно видел забавную картинку. Изображена эволюция человека (упустим саму тему эволюции): после человека прямоходящего идет человек ссутулившийся, в очках, в руках держит телефон… Мне кажется, в этой картинке есть нечто, отображающее нашу реальность.

– То есть в какой-то степени деградацию.

– В какой-то степени деградацию.

– Безусловно. Мы всегда говорили, что технический прогресс не приводит к тому, что люди становятся лучше. К сожалению, мы видим совершенно другую реакцию. Понимаете, все эти технические достижения, что сейчас называются гаджетами, возможностями, хороши только в одном случае: если бы это действительно давало возможность помогать друг другу, если бы это помогало настоящему общению. Нередко это всего лишь средство обычного, естественного самоутверждения… Ведь страшное дело. Вы говорите об одном случае, а я знаю другие случаи, когда дети, школьники приходят к состоянию уныния и даже отчаяния, готовы на крайние жуткие поступки только лишь потому, что в социальных сетях их не отметили или написали какую-то гадость. Мне приходилось даже с несколькими подростками очень долго беседовать, даже исповедовать их, помогать им восстановить нормальное восприятие себя. Это большая проблема.

Другое дело, когда общение идет между друзьями, которые находятся на очень большом расстоянии… К примеру, у меня родственники живут очень далеко: в Германии, США и так далее. Конечно, как мне с ними общаться? Интернет помогает этому общению. Раньше, например, мы с моей родной сестрой один раз в неделю с помощью обыкновенного телефона могли поговорить, рассказать друг другу о своих событиях, поделиться мнениями о чем-либо и так далее, и это было за счастье. Сейчас у нас есть возможность общаться ежедневно.

– Даже ежесекундно.

– Да. В этом я вижу благо. Но когда кто-то находится рядом, с кем я могу встретиться, пообщаться, попить чаю вечером, а мне вместо этого достаточно пару слов в WhatsApp или еще где-то, это уже ненормально. Самая настоящая деградация в общении. Я, безусловно, могу утверждать, что можно одним и тем же инструментом и доброе делать, и худое. Как будет человек использовать этот инструмент, зависит от его нравственного и личностного уровня. Поэтому одни только сожаления бывают.

– Вы являетесь духовником реабилитационного центра «Подвижник». Так или иначе, через общение с Вами прошло множество людей, которые столкнулись в своей жизни с зависимостями. Это может быть далеко не безобидная зависимость типа увлеченности гаджетами и Интернетом. Что люди в этом находят, что они ищут? Допустим, мы целый вечер пересматриваем фотографии друзей, которые у нас есть, количество подписчиков или количество лайков под определенной записью. Что такое человеческое мы ищем? Все равно желание что-то получить? В жизни получить, может быть, не получается, а в виртуальности все это очень быстро: обратная связь моментальная.

– Если говорить о наших ребятах, которые находятся у нас в реабилитационных центрах, то понятно, что у них кроме наркотических есть и игровые зависимости. Но эти игровые зависимости действительно начинаются с самого элементарного увлечения, бесконтрольного увлечения, с траты времени на те удовольствия, которые человек сам себе выбирает. Это достаточно сложный вопрос. Но это общий вопрос. У каждого человека индивидуальная проблема, поэтому подход к каждому реабилитанту индивидуален. У каждого своя проблема, своя судьба и свои обстоятельства жизни.

Но если говорить в общем, я могу однозначно сказать: человеческая природа сильно искажена, и мы находимся в истории, которая началась с грехопадения. Безусловно, в каждом человеке есть весь набор страстей как следствие испорченной природы, в том числе и гордость, и тщеславие. Мы слышим слова Господа, что в этом мире похоть плоти, похоть очей, гордость житейская, то есть стремление к удовольствиям, к славе человеческой, к богатству и так далее. Безусловно, человек хочет удовлетворить свое тщеславие, утвердиться в своей гордыне. И это относится абсолютно к каждому человеку – и ко мне, и к Вам, и к любому другому, кто будет смотреть нашу передачу. Другое дело, как человек может научиться контролировать с Божией помощью эти страсти. Даст ли он им абсолютную власть над собой, когда это будет, как апостол Павел говорил, полное рабство всякому греху? Или же у него действительно, как в народе говорили, делу время, потехе час. Если он сможет контролировать это, то, безусловно, научится и правильно пользоваться теми же самыми возможностями Интернета, телевидения и всех остальных технических продуктов.

– У каждого ли человека это может получиться?

– Контролировать эту зависимость? Если человек обладает, безусловно, верой… Все-таки уже восемнадцать лет мы занимаемся наркозависимыми и видим: если человек действительно развивает, укрепляет свою веру, то приобретает навыки противодействия (или, по крайней мере, противления) этим зависимостям. Всем зависимостям – начиная от гордыни и заканчивая наркотическими. Безусловно, без Божией помощи это очень сложно. Как однажды говорил, по-моему, архимандрит Иоанн (Крестьянкин), по гордости своей человек может научиться ходить даже по потолку, но какая польза будет от этого человеку и тем, кто рядом с ним? По гордости можно очень много чего достигнуть, и мы это видим, кстати, на примере социальных сетей, что по гордости человек может делать с собой, чтобы привлечь внимание. Но какая ему от этого духовная польза, какая польза ближним и окружающим? Поэтому, безусловно, если человек верующий, если он стремится по-настоящему жить духовной жизнью, он сможет найти и возможность ограничивать все эти зависимости.

– Это умение ограничивать себя, анализировать то, что происходит в твоей жизни, чем ты увлечен, очень ценно. Но в состоянии, когда человек от чего-то зависим, у него порой пелена на глазах, он может не понимать, что это зависимость, и будет продолжать делать то, что делал, считая, что это в порядке вещей, абстрагируясь от реальности, от того, что на самом деле происходит. В этом случае каким образом самому в себе это распознать («что-то я зачастил»)? Или это все-таки на плечах близких должно лежать? Суметь вовремя дать человеку опомниться, направить его на другой путь и высказать ему свои опасения, ведь они могут быть восприняты достаточно агрессивно: мол, не лезь не в свое дело…

– Да, это все касается в том числе и нашего воспитания, и детей, и взаимоотношений между родителями и детьми. Очень часто приходится по этой же теме, если ее развивать, говорить: сохраняйте очень важный контакт доверия ребенка к вам, потому что если вы начнете проявлять агрессию, необоснованную грубость, ребенок закроется и не будет вас слышать, он будет тогда слушать тех, кто будет тешить его страсти, его желания и все остальное. Конечно, от родственников очень многое зависит. Вот даже на примере нашего центра: взрослые парни, даже мужчины – их чаще всего привозят родственники. Это и жены, и сестры, и родители, и даже друзья и близкие. Они приходят, и волнуются, и помогают. И те, кто поступает к нам в центр, приходят не по своему разумению – вот узнал, приехал, спасайте меня. Нет. Это чаще всего делают как раз родственники, близкие.

Поэтому, наверное, не зря Господь приводит знаменитую притчу о милосердном самарянине. Когда человек был изранен, избит, кто откликнулся на его беду? Тот, который никакого отношения к нему не имел, иноплеменник, но он проявил к нему милосердие. Вот такое милосердие, безусловно, должно быть у всех нас и в отношении к нашим ближним. И не надо бояться им помогать, искать способы избавления человека от таких зависимостей, в том числе игровых, социальных и так далее. Ведь иногда бывают такие страшные дела: ребенка лишили телефона или еще чего-то, а он уже считает, что это катастрофа, что дальше без этого жить невозможно. Это уже прямая зависимость и даже начало психических заболеваний, которые сейчас в изобилии начали развиваться у современной молодежи. Просто в изобилии, потому что на сегодняшний день психопатия – это, наверное, основной диагноз современного человека.

– Ходить к психологу или психоаналитику в нашей стране не очень принято. Для того чтобы человек принял решение куда-то пойти, он должен быть уже в достаточно взрослом и здравом уме, чтобы понимать, что сам он разобраться с этой ситуацией не может; походы в храм и исповедь не помогают разрешить те внутренние проблемы, которые есть. Если говорить про взрослых людей, может быть, осознание того, что пора менять свою жизнь и направляться в специализированное учреждение, тоже может появиться. Но когда дело касается детей, подростков, то здесь очень важно, чтобы у них были взрослые наставники, родители, которые это замечают. Но тогда отправлять ребенка к психологу? Если вдруг понимаешь, что у него начинает развиваться то, что в дальнейшем может привести к более серьезным последствиям…

– Я думаю, когда уже возникает проблема и эту проблему наблюдают родители у своих детей, здесь нужно обращаться и к психологу, и к священнику, и за добрым советом к тем, у кого уже есть опыт (имею в виду таких же родителей, которые от этого уже пострадали). Тем более в этом плане как раз социальные сети приносят свою определенную пользу. Люди могут поделиться тем, как они избавлялись от той или иной проблемы. Ведь существуют форумы для общения и поддержки друг друга. Через такое общение, безусловно, можно найти определенное решение разных проблем. Потому что в одном случае это уже связано с очень серьезными психическими проблемами, в другом это просто неумение выстроить отношения со своим ребенком, когда проще так: вот тебе все, что хочешь, только не лезь ко мне.

– Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало.

– …Потому что у меня своя жизнь, и мне надо настраивать свою жизнь, у меня работа, я хочу отдохнуть, у меня своя личная жизнь, а ты занимайся чем хочешь. А когда уже возникает проблема – вопрос: а что же дальше делать? То есть это уже личностные проблемы. Поэтому когда возникает что-либо такое, безусловно, здесь важен опыт и психолога, и священника. Может быть, и психотерапевта, если это более серьезные вещи. Все актуально и все может сгодиться для решения этой проблемы.

– Казалось бы, тема отдыха, общения, выстраивания диалога – это даже не тема для разговора, это некая наша повседневная жизнь, которая и так всем понятна, ясна. Но на самом деле за ней открывается еще больше вопросов, на которые достаточно сложно ответить.

– Согласен. И эта тема очень большая. Безусловно, здесь краткие ответы на эти вопросы, наверное, очень сложно найти. Действительно, тема очень сложная, потому что жизнь сегодня сложная, очень много суеты, информации, которую человеческий разум просто не переваривает. Формируются зависимости на фоне наших страстей, в нашей испорченной природе, и это все усугубляет состояние – человек находится в постоянной хронической усталости, даже чисто эмоциональной. Не столько физической, сколько психоэмоциональной. Безусловно, непонимание этого и неумение отдыхать по-настоящему и перенаправлять свои силы и внимание на настоящий отдых, который приносит моральное удовлетворение, приводят к тем состояниям, которые сегодня уже характеризуются как депрессия, уныние, отчаяние и так далее. Люди в этом состоянии ищут способы отдыха и с помощью алкоголя, и с помощью наркотиков и многих других не совсем правильных способов.

– Способы более простые, чем куда-то собираться, ехать, когда можно сделать это прямо здесь и сейчас, не выходя из дома.

Мне кажется, стоило бы еще поговорить вот о чем. Подходит к концу июнь; 12 июля мы встретим день памяти святых апостолов Петра и Павла. Летний пост – и очень часто у людей возникает вопрос, для чего он. Вроде время такое, что хочется отдохнуть, расслабиться, съездить в отпуск, а как раз в это время наступает Петров пост. Несмотря на то что он уже скоро завершится, мне кажется, стоит еще поговорить о том, как провести оставшуюся его часть. А поскольку это еще и день престольного праздника вашего храма, стоит поговорить о том, есть ли какие-то традиции празднования дня святых апостолов в вашем храме.

– Празднование дня святых апостолов Петра и Павла – это действительно один из очень радостных дней, это престольный праздник в нашем храме. Поэтому Петровский пост для нас проходит совершенно уникально; в этот пост мы сосредоточиваем свои силы на подготовке к престольному празднику. Поэтому у нас в полной мере проводятся и подготовительные работы, и ремонт храма, и покраска, и много-много других дел. Надо сказать, что во всем этом принимают участие все прихожане, и очень многие искренне, с желанием… Это, может быть, как раз общий интерес и понимание, что и придает определенное значение самому Петровскому посту. Ведь я, например, всегда говорю о том, что не человек для поста, а пост для человека. Это действительно так. Если рассматривать именно таким образом, то никакой пост не является проблемой.

Нельзя сказать, что в пост нельзя отдыхать. Потому что пост – это очень благоприятное время для тренировки своего воздержания от определенных зависимостей. И когда человек научается воздерживаться от каких-то зависимостей, вы не представляете, он действительно получает ощущение настоящего отдыха и свободы. Много раз я слышал такие заверения от своих прихожан; впрочем, как и по своей практике знаю. Вот кто-то брал на себя воздержание вообще в пост ни в каких социальных сетях не отмечаться и ничего не читать, а все это время уделить чтению того же Евангелия или любой другой хорошей литературы. И говорил: я за пост всегда читаю книг больше, чем за все остальное время. Или другой человек, например, говорит: все это время я посвящаю своим детям, родственникам, близким. Каждую свободную минуту распределяю таким образом: это для детей, это для престарелых мамы и папы, которым нужно помочь (особенно в весенне-летний период, когда нужно съездить на дачу, что-то вскопать или подремонтировать).

На самом деле, когда есть только примитивное восприятие того, что можно есть, а что нельзя, как раз и приводит к неправильному пониманию истинного смысла поста. А пост – это всегда возможность для обретения свободы от тех зависимостей, которые человек имеет. И возможность тренировать себя, чтобы противостоять этим зависимостям. Вот когда человек понимает, что пост для него благоприятное время, мы всегда видим добрые плоды этого поста. И на собственном примере, и на примере наших ближних, наших прихожан. Поэтому, думаю, даже оставшиеся дни Петровского поста можно всегда употребить на благие дела, в том числе посмотрите на своих близких, родных, кому можно в эти дни помочь; что можно прочитать, что ты хотел прочитать, но не прочитал. Оставь в покое Интернет, телевизор, сядь и почитай – и получишь такое духовное удовлетворение, как будто действительно побывал в отпуске.

– А поскольку пост – это систематическое состояние жизни православного христианина (а не так, что раз в году), получается такой замечательный способ профилактики этих зависимостей.

– Безусловно. Мы все время об этом так и говорим, что не боимся постов, а, наоборот, радуемся им. Когда у человека есть радость встречи поста (не для того, чтобы отметиться в том, что я ем или не ем, посмотрите на меня, а вот именно ради пользы души и пользы ближних своих), безусловно, это только благое время.

– Спасибо Вам за этот разговор. Просто о сложном или, наоборот, сложно о простом… Спасибо, что сегодня пришли. Желаю Вам хорошо подготовиться к вашему престольному торжеству, чтобы это было душевной радостью для всех: для тех, кто в этот день посетит ваш храм, и для тех, кто вообще в этот день придет в храм на Божественную литургию.

– Всех благодарю за внимание. И Божьего благословения.

Ведущий Дмитрий Бродовиков

Записала Маргарита Попова

tv-soyuz.ru

Беседы с батюшкой. О самом необходимом, смотреть онлайн

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает ответственный по миссионерской работе Сергиево-Посадского благочиния протоиерей Димитрий Беженарь.

– Сегодня тема нашей передачи – «О самом необходимом». Хотелось бы расшифровать название нашей сегодняшней передачи. Что является самым необходимым в духовной жизни?

– Самое необходимое для верующего человека во все времена (и в наше время не исключение) – это избегать крайностей в духовной жизни. Потому что единогласно все святые отцы Церкви говорят, что все крайности – от врага нашего спасения. То есть в молитве,  посте,  творении милостыни,  накладывании на себя каких-то телесных подвигов – во всем необходима рассудительность и избегание крайностей. И если учитывать, что сами мы – люди грешные, несовершенные и живем в несовершенном мире, среди множества соблазнов (у нас без конца меняется настроение, мы подвержены самым разным влияниям), то очень легко современному человеку – в данном случае мы говорим о христианах – впасть в любые крайности.

Бывает ревность не по разуму, которая понуждает осуждать ближних, когда мы не знаем до конца всех обстоятельств, в которых ближний находится. Бывает другая крайность, когда мы готовы ради симпатии к какому-то конкретному человеку оправдывать любые его поступки, даже если они противоречат евангельским заповедям. И готовы, допустим, похвалить грешника в лицо и тем самым дать ему повод еще более утвердиться в его греховном пути. А какого-то человека, который ведет добродетельную жизнь, но, допустим, нам лично антипатичен, мы готовы осудить и вменять его ни во что и так далее. То есть избегать крайностей – это, пожалуй, самое необходимое в духовной жизни. Вот почему сегодня у нас такая тема. Конечно, она необъятна, ее невозможно рассмотреть в рамках одной передачи, но мы хотя бы в общих чертах начнем беседу на эту тему.

– И, наверное, чтобы человек не впадал в крайности, ему необходимо духовное руководство?

– Совершенно верно. Без духовного руководства впасть в крайности очень легко, если человек полагается только на свой разум, на свои знания, на свой опыт. Сейчас, слава Богу, обилие духовных книг, различных видеоматериалов, но даже среди такого моря полезной и назидательной информации все равно без духовного руководства очень легко впасть в крайности и прочитать что-то, что, может быть, не совсем тебе полезно. Что-то почитаешь, начнешь фантазировать. И, читая о высоких духовных состояниях святых отцов, человек может в силу своей неопытности подумать, что нечто подобное и он переживал, и начать накладывать на себя такие же подвиги. Отчего такое обилие «видений», «откровений» (в данном случае эти слова употребим в кавычках) среди многих современных только начинающих христиан? И почему такое легкое доверие этому? Из-за духовной неопытности, из-за отсутствия духовного руководства.

Вот поэтому в начале нашей передачи хотелось бы зачитать вам из произведения преподобного Паисия Святогорца, из третьего тома, который называется «Духовная борьба», то, что он говорит: Сегодня самое необходимое для людей – это найти духовника, исповедоваться ему, доверять ему и советоваться с ним. Если, имея духовника, люди устраивают свою жизнь так, чтобы в ней находилось место молитве и чтению духовных книг, если они ходят в храм, причащаются, тогда в этой жизни им нечего бояться. Для того, чтобы душа не сбилась с пути, за ней должен наблюдать духовник. В духовной жизни очень помогает, к примеру, чтение духовных книг...

То есть преподобный Паисий в русле всех святых отцов, которые были до него, не отрицает необходимость чтения духовных книг, но подчеркивает:

... однако, не имея духовного руководителя, человек может истолковать прочитанное на свой лад и, таким образом, впасть в прелесть.

И преподобный Паисий приводит пример: двигаясь по автодороге в незнакомой местности, человек спрашивает, куда ехать, или смотрит по карте, или использует навигатор. То есть обязательно надо чем-то руководствоваться. Двигаться в незнакомом городе, в незнакомой местности, не зная пути, очень опасно – не туда приедешь. И далее он говорит: То же самое происходит и в духовной жизни. Верующему необходимо иметь духовника, который помогал бы ему посредством таинства Исповеди, давал советы. (Обратите внимание, духовник не живет вместо вас вашей жизнью, а он дает совет.) Только так человек может жить духовной жизнью и быть уверенным в том, что находится на верном пути.

– Может ли человек, столкнувшись с какими-то трудностями, самостоятельно понять, в чем заключается воля Божия?

– Таков духовный закон, установленный Богом, и весь двухтысячелетний христианский святоотеческий опыт это подтверждает, что Богу угодно, чтобы люди исправлялись с помощью других людей. То есть человек спасается через другого человека. «Спасение во мнозе совете», говорит святой псалмопевец Давид. И поэтому просто руководствоваться книгами, своим жизненным опытом, своими знаниями, талантами в духовной жизни очень опасно, всегда надо спросить более духовно опытного. Даже преподобные Оптинские старцы, преподобный Серафим так поступали. И преподобный Паисий Святогорец (наш современник) пишет, что когда вопрос касался лично его, даже если он знал, как правильно поступить, обязательно шел спросить своего духовного отца. То есть я уже на основании предыдущего опыта знаю, как поступить правильно в той или иной ситуации, но все-таки, чтобы поступить по смирению, иду спросить у своего духовного отца.

И даже, как мы читаем у преподобного аввы Дорофея (это святой отец, живший на рубеже VI–VII веков), нередко бывает, что враг искушает подвижника веры тем, что внушает ему помыслы: «Что ты пойдешь беспокоить своего духовного отца? Он тебе даст такой-то ответ». Приходишь, спрашиваешь духовника, он тебе дает такой же ответ. И враг потом внушает помыслы: «И что ты ходил спрашивать? Ты же знал, что духовник тебе это ответит». Но теперь ты поступил по воле Божией, как бы в рамках  духовной традиции, ты спросил благословения духовника. Даже если ты знаешь, как поступить, но будешь действовать по своей воле, легко уклонишься в прелесть.

– Как найти духовного отца и стоит ли руководствоваться в этих поисках первым впечатлением?

– Первое впечатление всегда бывает обманчиво, в том числе и в духовной жизни. Поэтому, разумеется, вверять свою душу в руководство первому встречному священнику, даже если он вам очень понравился, не совсем благоразумно, не совсем рассудительно. Но есть такой духовный закон, правило, что если мы ищем духовного отца, мы просим об этом Бога. То есть христианин должен долго молиться и просить: «Господи, вразуми, помоги, управь путь мой по воле Твоей, помоги мне найти духовного руководителя, который поможет мне исполнять Твою святую волю». И Господь Сердцеведец, слышащий мольбу, воздыхание, сердечное желание каждого человека, так сведет обстоятельства жизни, что вы увидите священника, исповедуетесь один раз, второй, третий, спросите какой-то совет, начнете совет применять к жизни и почувствуете, что как бы складывается некая  духовная невидимая связь, появляется доверие. Доверие очень важно. Так и когда идем к врачу, не пойдем на обследование к тому, которому совершенно не доверяем. И даже если он корифей в медицине, настоящее светило, но если у вас нет к нему доверия, вы едва ли пойдете к нему, а пойдете, может быть, к простому фельдшеру, которому больше доверяете. То же самое и в духовной жизни. Когда возникает доверие, складывается  духовная связь.

– Если человек исповедуется многим священникам, но этого доверия так и не возникает, что ему делать?

– Если человек действительно ищет духовного руководства, а не просто таинства Исповеди, то надо понимать, что таинство Исповеди – это одно из семи таинств Церкви, в котором по молитве священника, после прочтения им разрешительной молитвы, мы получаем прощение тех грехов, в которых мы покаялись. А духовное руководство – это нечто большее. Поэтому исповедоваться вы можете любому канонически рукоположенному священнику, в ближайшем храме, а духовное руководство, если мы его ищем, Господь обязательно подскажет.

– Если человек находит духовника, должен ли он на исповеди (может быть, на первой) своему духовному отцу исповедовать все свои грехи, уже исповеданные? То есть как бы совершать генеральную исповедь заново.

– То есть если он только нашел духовного отца, которого искал много лет? Тут можно провести понятную всем нам аналогию. Когда мы обращаемся к врачу с какой-то серьезной проблемой, чтобы врач знал историю нашей болезни, мы показываем ему результаты наших обследований, анализов, которые проходили доселе, чтобы у врача создалась правильная картина о нашем состоянии и чтобы он мог правильно поставить диагноз и нам реально помочь. То же самое и в духовной жизни: если вы обрели по милости Божией духовного отца, то, конечно, необходима генеральная исповедь, чтобы перед духовным отцом открылась полная картина вашего духовного состояния.

– То есть если человек находит духовного отца, то это первое, что он должен сделать?

– Да, это помогает еще и в том, что таким образом и человек сам смиряется, и показывает свое подлинное доверие. Потому что если нет доверия, вы не будете полностью раскрывать свою душу такому человеку. А когда это доверие возникает, тогда образуется невидимая духовная связь между священником и человеком, который хочет жить по совету, в духовном руководстве. Еще раз подчеркну: духовный отец не обязан прожить нашу жизнь вместо нас, он не должен наш крест нести на своих плечах. Он подсказывает, советует, руководствует, молится, в чем-то предостерегает, но нашу жизнь за нас он не проживет. Вот в этом-то и состоит роль духовного руководства: он как бы идет, ведя вас за руку. Но это не значит, что он должен вместо вас пройти этот путь.

– Если человек встречает духовного отца, который находится в отдалении от его дома (допустим, в отдаленном монастыре), возможно ли такое общение? Или лучше, если духовный отец находится где-то поблизости, в ближайшем храме?

– Безусловно, это самый идеальный вариант, опять-таки по аналогии с врачом. Если врач живет в другом конце страны и мы с ним только раз в год можем по телефону или по каким-то другим средствам связи пообщаться,  лишь по телефону рассказать о своем состоянии здоровья, то проблематично, что у него сложатся правильные представления о нашем состоянии здоровья и что он нам сможет реально помочь. А опытный духовник – это врач нашей души. Поэтому здесь необходимо личное присутствие, постоянное и близкое общение, только тогда возможна реальная духовная помощь.

– Вопрос телезрительницы из Москвы: «Я преподаю в воскресной школе, и очень часто мне присылают на почту ссылки с видео, где показаны неблаговидные поступки нашего священноначалия, а порой на грани ереси всякие высказывания, и спрашивают, почему все молчат и открыто не высказывают свою позицию. Как Вы к этому относитесь и как это прокомментируете?»

– Очень актуальный вопрос. Я даже лично знаю (и с большой болью могу констатировать) очень хороших священников, достойнейших пастырей, богословски образованных, у которых безупречная жизнь и репутация, но которые, к сожалению, впали в крайность, чрезмерно уделяя внимание той информации, которая есть в Интернете. А сейчас есть даже такая очень опасная тенденция, когда люди рассылают друг другу рассылки (в том числе даже называющие себя верующими) с информацией, которая порочит священноначалие, Церковь в целом, всех священников. И эта информация так воздействует на душу, что даже богословски образованные и с безупречной репутацией священники иногда соблазнялись и впадали в крайность, уходили в раскол,  отрыв,  непоминовение и другие крайности. Поэтому это очень опасно.

Я Вам отвечу даже не своими словами, а тем, что говорит примерно на такую же тему преподобный Паисий Святогорец. Мне кажется, что лучше его об этом не скажешь. В первом томе «С болью и любовью о современном человеке» преподобный Паисий говорит примерно следующее. Такого рода вопрос ему однажды задали, это глава «О духовенстве и Церкви», и вы можете это открыть и прямо проследить, как я сейчас читаю. Сестры монастыря святого апостола Иоанна Богослова задали примерно такой же вопрос: Геронда, а почему никто не высказывает открыто свою позицию в отношении стольких происходящих в Церкви соблазнов? Старец отвечает: В отношении того, что происходит в Церкви, не по всем вопросам можно открыто выразить какую-то позицию. Можно просто переносить происходящее, терпеть, покуда Бог не покажет, что нужно делать. Терпеть происходящее –  это одно, а одобрять его, в то время как одобрять это нельзя, –  совсем другое дело. 

Обратите внимание, преподобный Паисий четко разделяет: терпеть, пока Бог покажет, что нужно делать, – это одно (какие-то беззакония, канонические отступления, нравственные падения священников, епископата), а одобрять то, что одобрять нельзя, – это совсем другое дело. В случаях, когда предстоит что-то сказать, надо сделать это с уважением и мужеством –  не брызгая в гневе слюной и не выставляя проблему на всеобщее обозрение. Надо сказать то, что требуется, наедине тому лицу, которого касается дело. Сказать с болью, от любви, чтобы он был более внимателен к каким-то вещам. Искренен и прям не тот, кто «режет правду в глаза», и не тот, кто трубит о ней всему свету, но тот, кто, имея любовь и живя по правде, с рассуждением говорит то, что нужно и когда нужно, в необходимый для этого час.

Видите, как мудро говорит преподобный Паисий. А то у нас бывает удивительная ситуация, когда вдруг в средствах массовой информации появляются сведения, что якобы много лет прослуживший священник создал секту. Какой-то более-менее грамотный мирянин появился, который пишет книги, выступает с лекциями, – сразу раскольник. Хотя бы кто-нибудь наедине подошел и сказал: «Честной отец или дорогой брат, мне кажется, тут-то Вы не правы...» Смиренно, с любовью и болью сначала сказать. А тут сразу на всеобщее обозрение: этот еретик, этот сектант, этот такой-сякой.

И вот смотрите, далее преподобный Паисий говорит: Те, кто обличает других без рассуждения, находятся в духовном помрачении и, к несчастью, смотрят на людей как на пни или бревна. Эти нерассудительные люди без жалости обтесывают остальных, которые мучаются и страдают. Только для человека, одержимого… бесом, есть оправдание в том, что он выставляет людей на позорище и раскрывает их прошлое, чтобы колебать слабые души.

«Когда выставляет прошлое»... Вы знаете, есть такие рассылки по Интернету: вот такой-то епископ или священник раньше был таким-то, сказал то-то, а вот там сделал то-то.

Преподобный Паисий говорит: Понятно, что нечистый дух выставляет на всеобщее обозрение не добродетели людей, но их немощи. И наоборот: люди, освободившиеся от своих страстей, не имеют злобы и поэтому исправляют зло добром. Увидев где-то нечистоты, которые нельзя убрать, такие люди присыпают их чем-нибудь сверху, чтобы они не вызвали отвращения у кого-то еще. А вот люди, расковыривающие мусор и грязь чужих грехов, похожи на кур, которые копаются известно в чем... Сейчас диавол много пачкает, чернит и порочит. Он устраивает страшную путаницу, но в конце концов он обломает себе зубы. Пройдут годы, и праведники воссияют. Они будут заметны, даже если их добродетель невелика, потому что тогда в мире станет господствовать великая тьма и люди повернутся к ним. А тем, кто сейчас соблазняет других, если они доживут до тех времен, будет очень стыдно.

Вот как говорит преподобный Паисий Святогорец. Я абсолютно согласен с этими словами, и лучше, пожалуй, никто не скажет. Первый том: «С болью и любовью о современном человеке», глава «О духовенстве и Церкви».

– Получается, что вообще целый пласт общения в Интернете, который завязан на обличении, на выискивании недостатков, противоречит христианскому духу?

– Совершенно верно.

– То есть это не общение с глазу на глаз...

– Понимаете, когда есть желание помочь, искреннее желание и душевная боль, когда вы видите, что кто-то поступил неправильно, одно дело, если вы лично к нему подойдете и с болью, со скорбью скажете: «Дорогой друг (или брат, или сестра), ты знаешь, так лучше не поступать, потому что это соблазняет людей, это смущает, это нехорошо и погибельно для твоей души». Ясное дело, что, может быть, ты станешь врагом номер один конкретно для этого человека. Может быть, будут какие-то негативные последствия лично для тебя, но это честно и по-христиански. А просто в средствах массовой информации выставлять на посмешище, на соблазн чужие недостатки… преподобный Паисий говорит, что это действо дьявола. Только он выставляет на всеобщее обозрение чужие немощи.

– Вопрос телезрительницы из Московской области, г. Пересвет: «Как Вы думаете, батюшка, как лучше в наше время заинтересовать молодежь, чтобы она приходила к вере? И можно ли привлекать ее через рок-музыку, спектакли и так далее? Все-таки это интересно молодежи. И еще: как отличить осуждение от обличения? Осуждение – это грех, а вот обличение – это, наверное, правильно?»

– По поводу молодежи. Мне кажется (и я слышал от других опытных священников, более опытных, чем я, такую же точку зрения, почему и могу смело ее озвучить), что если современному подрастающему поколению устраивать при храмах или монастырях какие-то креативные развлекающие мероприятия  (рок-концерты, какие-то состязания, акробатические упражнения), чтобы молодежи было интересно и чтобы таким образом ее привлечь, то это совершенно опасный путь.

Почему опасный? Потому что какая-то категория молодых людей, привыкнув к этому, потом начинает в каждом храме, в каждом монастыре искать такое же. А ведь ни для кого не секрет: сколько бы ни старались при храмах и монастырях делать какие-то привлекательные для молодежи мероприятия, все равно молодежи будет намного интереснее в других местах (в каких-то клубах, кинотеатрах, на стадионах). Но, привыкнув, что в храме происходит такое, молодые люди и девушки начинают искать это, а не находя, разочаровываются и уходят из церкви.

Церковь на земле основана для того, чтобы спасать души, а не развлекать. Поэтому моя глубокая убежденность, что те, кто так делает (может, и с искренними мотивами), все-таки поступают не очень правильно. И надо еще учитывать, что Господь каждого человека приведет к вере тогда, когда Ему угодно. Бывает так, что молодые люди сейчас не пришли к вере, но пройдет несколько лет, и эти же люди к ней придут, когда будут уже немолодыми. Поэтому спокойно надо смотреть на то, что, может быть, не сразу все обретают дорогу к Богу. Каждый человек придет к этому в свое время. Господь знает, как призвать Своей предваряющей благодатью каждого человека.

Второй вопрос Вы задали: чем отличается осуждение от обличения? Осуждение – это, безусловно, грех против заповеди Божией, потому что Господь ясно и недвусмысленно говорит: не судите, да не судимы будете. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Как ты дерзнешь сказать брату: дай я выну сучок из твоего глаза, а у тебя самого в глазу бревно? То есть, иными словами, если мы, осуждая других, сами поступаем так же, это самая худшая форма осуждения. Любой грех, любой порок имеют свои степени тяжести. Самая тяжелая степень осуждения, когда, осуждая другого, сам делаешь так же. А обличение – это когда с любовью, с болью, с желанием помочь лично говорим человеку, не осуждая его, а как бы говоря о предосудительном поступке, как бы умозрительно отделяя человека от его дел. Самого человека мы любим, уважаем, сохраняем уважение к его достоинству, но обращаем внимание на его поступки, если это делается честно, открыто.

В качестве примера можно привести современного священника-миссионера отца Георгия Максимова; это очень известный талантливый человек. У него есть видеоролики, где он честно и открыто обличает пороки. Вы видите в видеоролике его лицо, он обращается лично к вам, не прячется ни под псевдонимами, ни под какими-то «никами». Вы слушаете, можете соглашаться, можете подискутировать, но все честно и открыто. Вот один из примеров того, что такое обличение, когда честно, открыто обличаются пороки, но не осуждается сам человек.

– К первому вопросу, если позволите, небольшое дополнение. Мне кажется, что молодежь (это говорю по собственному опыту) привлекает больше особая теплота, чистота отношений в церкви, которую не заменят никакие концерты, акробатические выступления, то есть какой-то особый дух.

– Совершенно верно.

– Особое, не мирское ощущение. И мирскими способами, мне кажется, людей невозможно привлечь глубоко и по-настоящему.

– Можно как-то временно, во время каких-то мероприятий, после которых отправят отчет куда надо; их похвалят, может быть, даже наградят за проведенное креативное мероприятие, а в душах и самих создателей этого мероприятия, и тех, которые в этом участвовали, останется пустота и щемящая боль. Поэтому только душевной теплотой, как Вы правильно отметили, подлинной верой можно привлечь ко Христу.

– Вопрос телезрительницы из Череповца: «Очень близкие мне люди, которые сделали мне много доброго, сейчас перестали ходить в храм, исповедоваться и причащаться, считают, что благодати в храмах уже нет. Пытаюсь убедить, уговорить, но бесполезно, только теряю душевный мир. Ссылаются на новое пророчество, священников принципиально слушать не хотят. Как им помочь? Что посоветуете? Жалко, очень хорошие люди».

– Помощи Божией Вам в Вашем желании помочь таким людям. По поводу нового пророчества я расскажу Вам один случай. Может быть, он будет интересен и Вам, и всем нашим дорогим телезрителям, кто смотрит сейчас нашу программу. Тоже такой очень свежий случай, симптоматичный, я бы сказал. В прошлом 2017 году, в мае, подошла к одному священнику женщина и сказала: «Батюшка, Вы знаете, что осенью будет Архиерейский Собор, во время которого будет принято решение изменить Символ веры, упразднить посты, ввести женатый епископат, новый катехизис и екатеринбургские останки признать святыми мощами?»

Священник в недоумении спрашивает: «Откуда у Вас такая информация? Вы что – член Межсоборного присутствия, доверенное лицо, что заранее, за несколько месяцев до созыва Собора уже знаете о его решениях?» Она говорит: «Не шутите, было откровение одной матушке, что так будет на Соборе». Священник спрашивает: «А что за матушка? Какой образ жизни ведет и где она спасается, где подвизается, какое у нее состояние душевного, телесного и духовного здравия?» Тут же надо понять, от какого источника откровение. Не сказала, все инкогнито. Но вот, говорит, увидите: так будет. Священник осенил себя крестным знамением и говорит: «Поживем – увидим, как Бог даст».

Прошло некоторое время, еще раз произошла встреча, и так же возбужденно эта раба Божия подтвердила: «Имейте в виду, батюшка, скоро будет Архиерейский Собор, на котором будут приняты эти отступления. И тогда конец». Батюшка спрашивает: «Какой конец?» – «Всё, конец». В конце Рождественского поста, после того, как прошел Архиерейский Собор и все желающие имели возможность ознакомиться с его решениями, произошла еще одна встреча священника с этой женщиной. Батюшка не захотел сам ее смущать, как-то напоминать об этом разговоре, еще шел Рождественский пост, который никто не отменял, и все желающие, у кого позволяли душевные и телесные силы, пост соблюдали.

Она сама затронула этот вопрос: «Помните, батюшка, я Вам говорила, что будет Собор, на котором будут приняты все эти антиканонические, антихристианские решения?» Ну, батюшка смотрит, раз она сама начала этот разговор, может быть, у нее чувство раскаяния, может, она скажет: «Батюшка, я поторопилась, поспешила, какие-то непроверенные факты Вам сказала». И говорит: «Да, помню. Что теперь скажете?» – «Вот то скажу: все это произошло, но тайно». На какое-то мгновение священник даже дар речи потерял. Как понять «тайно»? Этот батюшка уже ознакомился с материалами Собора: Символ веры не изменен, посты многодневные и однодневные никто не отменял, не было никакой резолюции и никакого документа об отмене постов, папу Римского поминать на богослужении никакого благословения не было, о женатом епископате и других страшилках речь не шла.

Ведь ничего этого нет, мы в храм заходим, все поем Никео-Цареградский Символ веры, папу Римского никто не поминает, посты никто не отменял. И более того, даже наше священноначалие, учитывая многочисленные замечания, пожелания, предложения, которые были внесены на этапе обсуждения проекта нового катехизиса (а ведь на собраниях многих благочиний все это обсуждалось, а потом отсылались на сайт Межсоборного присутствия предложения), приняло решение, что новый катехизис не будет опубликован. Это будет в виде отдельных книг. И екатеринбургские останки никто мощами святых царственных мучеников не признавал. На основании чего она все это говорила? Но, к сожалению, эта женщина была убеждена, что все это произошло, но тайно.

Тогда этот батюшка спрашивает: «Ну, если тайно, то тайно от кого?» Для Бога это не тайна, потому что, как мы читаем в Евангелии: «Отец ваш, видящий тайное, воздаст явно». Господь все знает. Если что-то где-то произошло тайно, это не тайна для Бога, и Господь каждому воздаст, а вся полнота Церкви продолжает жить по канонам Святой Церкви. Почему же на основании какого-то одного сомнительного, непонятно где и с кем произошедшего откровения и пророчества, во сне или наяву, в здравом состоянии или в болезни, можно считать, что вывод  одной матушки, которой что-то приснилось или показалось, важнее, чем решения Архиерейского Собора? Как вообще это соединить? Но логика, к сожалению, у такой категории людей железная, они ничего не принимают. И в конце этот разговор закончился очень печально: «Вы все продались».

– Но тайно. (Смеется.)

– Да. (Смеется.) Что можно посоветовать уважаемой телезрительнице, которая задала этот вопрос? Конечно, за таких людей можно только молиться. Вы говорите, что священника они принципиально не слушают. Если принципиально не хотят слушать священника, предложите им информацию из известной лекции «Ответ мирянина». Священников не слушаешь, послушай, что говорит грамотный, образованный мирянин, Масленников Сергей Михайлович. У него даже есть один видеоролик, где он отвечает на вопрос интересующихся этой тематикой людей, он так и называется: «Уход из МП – фальстарт».

Кто интересуется, можете в Интернете набрать, где Сергей Михайлович Масленников как раз описывает современный случай, как один мирянин, уйдя за непоминающим священником в раскол, почувствовал, что качественно изменилось таинство Причащения. То есть, причащаясь там, где они собирались, не ходя в храмы, считая, что в храме благодати нет, он почувствовал, что благодати он уже не получает. Качественно изменилось Причастие. Это заставило его задуматься, куда он ушел, не поспешил ли он, не совершил ли он фальстарт. Сергей Михайлович приводит и исторический пример. Вот для тех, кто принципиально не хочет слушать священника: послушайте, что говорит мирянин.

– Если супруг и супруга исповедуются у разных духовников, правильно ли это?

– Если это вынужденная ситуация, все равно ее нельзя назвать идеальной. Хорошо вообще, что есть духовник и у мужа, и у жены, если мы говорим о христианской семье. А идеальный вариант, к которому надо стремиться, когда в христианской семье один духовник. И чаще всего, если сочетаются браком православные юноша и девушка, то по какой-то взаимной договоренности, по благословению духовника одной стороны они переходят под руководство чаще всего духовника мужа. Иногда бывает, что по согласию – к духовнику жены, потому что самый идеальный вариант, когда в христианской семье один духовник.

Преподобный Паисий Святогорец даже приводил такой наглядный пример: если одно и то же изделие будут делать два столяра, то, естественно, будет некоторая несогласованность; они оба профессионалы, но будут делать немного по-разному. Поэтому для того, чтобы было согласие в семье, идеальный вариант, когда один духовный отец.

– Если человек вынужден поменять духовника, уйти от своего духовника, правильно ли это? И нужно ли новому духовнику исповедовать уже исповеданные ранее грехи?

– Ситуация тоже непростая. Есть мудрые люди, те, которые по смирению себя старцами никогда не называли, но в восприятии церковного народа они являются старцами: в частности, архимандрит Кирилл (Павлов), духовник Троице-Сергиевой лавры, известный всероссийский старец, и архимандрит Иоанн (Крестьянкин), насельник Псково-Печерского монастыря. Интересно, как тот и другой отвечали на подобный вопрос. Я помню, когда мы учились в духовной школе, отец Кирилл даже отвечал на этот вопрос студентов, когда приходил на встречу со студентами московских духовных школ. И он говорил, что если вы от своего духовного отца не чувствуете какой-то духовной пользы, то вы можете найти себе другого духовного отца, но, естественно, поставив в известность этого духовника, испросив его благословения найти себе того, кто оказывает реальную пользу для вашей души.

Отец Иоанн (Крестьянкин) даже в своих письмах отвечает такими словами, что в частой смене духовников нет пользы, и если Господь даровал вам в жизни духовника, цените это и благодарите Бога. То есть самовольную смену духовников он не одобрял, духовной пользы в этом не видел.

Преподобный Паисий Святогорец так отвечал на подобный вопрос. Он тоже говорил, что в частой смене духовников, особенно если по личным мотивам, когда что-то не понравилось, никакой пользы нет. И если ты вынужден искать другого духовника, у первого ты должен сначала взять на это благословение. То есть надо мужественно, с благодарностью, со смирением подойти и сказать: «Батюшка, благословите мне найти другого духовного отца». Естественно, любой священник спросит: «А почему ты так хочешь? Что тебя не устраивает? Или, может, я тебе чем-то не помог, или соблазнил, или смутил?» И тут надо просто смиренно, спокойно, вежливо ответить. Нельзя же сказать: «Вы мне просто надоели или уже не нравитесь». То есть каковы мотивы? Если мотивы серьезные, то ваш духовник даст вам благословение искать другого. Может быть, как говорит отец Рафаил (Карелин), современный духовный подвижник, ваш духовник, даже посоветует, к кому можно обратиться.

И тут еще важно понять, какими мотивами движим сам человек. Потому что в советское время как бывало? Какого-нибудь батюшку советская власть арестовала, отправила в лагеря – и вдруг его духовным чадам духовник разонравился, когда он посажен в тюрьму или в лагеря отправлен, и они пошли искать другого. Тут понятно, что мотивы совершенно не богоугодные, и в этом проявляется просто неблагодарность по отношению к духовному отцу.

– Если действительно возникла такая ситуация, что духовник находится в долгом отъезде, как тогда быть духовным чадам? Следует ли обращаться за советом к другим священникам, может быть, близким по духу?

– При современных средствах коммуникации, даже если ваш духовник уедет в Антарктиду или еще куда-нибудь, всегда можно найти возможность пообщаться, если есть в этом реальная нужда. А если сложилась такая ситуация, что духовник уезжает  надолго и нет возможности непосредственно с ним общаться, то лучше спросить его совета, к кому лучше ходить. Как правило, он может посоветовать (не навязывать, не заставлять) разные варианты, к кому можно обратиться, чтобы духовник был того же духа, как и ваш духовный отец. И опять-таки человек сам решает, к кому у него душа расположится.

В отдельных случаях, в виде исключения, можно советоваться с духовными единомысленными братиями, когда мирянин знает какого-то другого мирянина, который тоже живет христианской жизнью, ведет духовную жизнь и с ним советуется. Но тут уже гораздо сложнее, потому что у священника есть благодать священства, а мирянин все-таки может дать ответ не совсем точный и не совсем правильный.

– Если с отсутствующим духовником прервана связь (может быть, невозможно дозвониться или духовник поменял свой номер телефона), как тогда быть? То есть можно ли без его благословения искать себе нового духовника?

– Жизнь наша многогранна и сложна, и духовное руководство – это же не духовное рабство какое-то, когда человек полностью обезличен, мы же все перед Богом предстоим. Естественно, если молиться Богу в такой ситуации, Отец Небесный, видящий и знающий нужды каждого из нас, укажет, как правильно поступить. Тут все упирается во внутреннее состояние самого человека, если человек искренне хочет спастись, не хочет  впасть в крайности. Потому что очень важно сейчас не впасть в крайности. Даже судя по вопросам тех, кто нам звонил, видно, как легко люди впадают в крайность. Человек насмотрится какой-то раскольнической, дискредитирующей Церковь информации, и ему приходят разные помыслы, сомнения: «А не уйти ли из Церкви, а не перестать ли вообще ходить исповедоваться и причащаться?»

Человек, искренне настроенный спастись, просящий у Бога вразумления, будет молиться и говорить: «Господи, вразуми, как мне поступить, с кем мне посоветоваться, чтобы мне не уйти в какую-то крайность, или в раскол, или в ересь». Ересь – это одна крайность, а раскол – другая. И враг нас толкает то в одну крайность (допустим, в ересь или в модернизм, обновленчество), то в раскол.

– Вы сказали, что человек может разными помыслами оправдывать отсутствие исповеди и причастия, может сказать: «Я не могу причащаться, потому что это превращается в формальность». Или: «Зачем мне часто исповедоваться, если я все равно совершу те же самые грехи?»

– Хорошо, что Вы этот вопрос задали. Это наиболее распространенное предубеждение людей: «Зачем я буду чаще исповедоваться, если  точно знаю, что, может быть, завтра или на этой же неделе в эти грехи впаду? Если я буду впадать в одни и те же грехи, зачем же я буду опять исповедовать одно и то же?» Преподобный Паисий Святогорец очень мудро и наглядно ответил на подобный вопрос примером: если во время военных действий каждый солдат, получивший серьезное ранение, будет рассуждать, зачем ему идти перевязывать рану, ведь война еще не закончилась, и не обратится к людям, имеющим возможность перевязать его рану, как-то ему помочь, он может погибнуть от потери крови еще до конца боевых действий.

То же самое и у нас: мы получаем духовные раны от врага нашего спасения дьявола, а через покаяние эти раны залечиваем, освобождаемся от грехов. Потому что когда мы грешим и не каемся, святые отцы говорят, что мы даем дьяволу права над нами, и дьявол пользуется этими правами. Чтобы лишить его прав над нами, необходимо как можно чаще исповедоваться. Поэтому даже если мы исповедуемся в одних и тех же грехах (это неизбежно), все равно надо как можно чаще приступать к таинству Покаяния.

– Я знаю, что Вы хотели зачитать небольшой отрывок в конце передачи. Как раз самое время.

– Дорогие друзья, в конце нашей передачи хочу вам зачитать опять из первого тома преподобного Паисия Святогорца «С болью и любовью о современном человеке» его советы в контексте как раз тех вопросов, которые вы задавали. Как правильно относиться к церковным проблемам? Я думаю, не ошибусь, если скажу, что это сейчас очень актуальный вопрос.

Надо избегать крайностей. С помощью крайностей проблемы не решаются. В старое время бакалейщик брал совком сахарный песок, крупу или что-то подобное и добавлял их на весы по чуть-чуть. Так он добивался точности, и весы приходили в равновесие. То есть он не швырял на весы и не забирал с них сразу помногу и резко. Обе крайности всегда мучают Мать-Церковь. И те, кто придерживается этих крайностей, тоже страдают, потому что каждая крайность обычно больно колется своим острым краем. Это похоже на то, как если бы с одного края держался бы за свою крайность бесноватый – человек духовно бесстыдный, все презирающий, а с другого края уперся бы в свою крайность сумасшедший, у которого глупая ревность соединена с узколобием. То есть духовно бесстыдный человек никогда не придет к согласию с ревнующим глупой ревностью зилотом. Эти люди будут пожирать и бить друг друга, потому что оба они лишены Божественной благодати. И тогда –  Боже упаси! – обе крайности могут бить и колоть друг друга постоянно, и конца-края этому не сыщешь. А вот те, кто сможет согнуть друг пред другом края обеих крайностей –  так, чтобы они соединились – пришли к единомыслию, примирились, – увенчаются от Христа двумя неувядающими венцами.

Нам надо быть внимательными, чтобы не создавать в Церкви проблем и не раздувать случающиеся малые человеческие слабости, чтобы не сделать большее зло и не дать лукавому повода к радости. Тот, кто, видя какой-то маленький непорядок, приходит в сильное волнение и в гневе бросается его исправлять, похож на неразумного пономаря, который, увидев, что течет свеча, со всех ног бросается ее поправлять, сбивая при этом молящихся, переворачивая подсвечники и создавая во время богослужения величайший беспорядок. К несчастью, в наше время Мать-Церковь смущают многие: одни – образованные –  ухватились за догмат умом, но не духом святых отцов. Другие –  неграмотные –  тоже ухватились за догмат, но зубами. Поэтому они ими и скрежещут, обсуждая какие-то церковные проблемы, и таким образом Церкви наносится вред больший, чем от врагов нашего православия. Хорошо, чтобы река не была ни чересчур стремительной, потому что тогда вода уносит за собой деревья, камни, людей, ни слишком мелководной, потому что тогда она превращается в какое-то стоячее комариное болото.

Церкви нужны разные люди. Все –  и те, кто отличается мягким характером, и те, кто суров нравом, –  приносят Церкви свое служение. Телу человека необходима разная пища –  и сладкая, и кислая, необходимы даже горькие листья одуванчиков. Ведь в каждой пище есть свойственные ей вещества и витамины. Так и для Тела Церкви необходимы люди любого склада. Один человек восполняет нрав другого. Каждый из нас обязан терпеть не только особенности духовного склада нашего ближнего, но даже и те слабости, которые имеются в нем как в человеке. Но, к сожалению, некоторые имеют неразумные претензии к другим. Они хотят, чтобы все были такого же духовного склада, как они сами, и когда другой человек от них отличается, например, более снисходительным или резким характером, то они тут же приходят к заключению, что он –  человек недуховный.

Давайте, дорогие мои друзья, будем внимательнее, милосерднее друг к другу, чтобы не наносить раны Матери-Церкви.

Ведущий Денис Береснев

Записала Елена Кузоро

tv-soyuz.ru

Беседы с батюшкой. Подготовка к Великому посту, смотреть онлайн

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Ясеневе (московское подворье Оптиной пустыни) архимандрит Мелхиседек (Артюхин).

– Тема нашей беседы сегодня: «Подготовка к Великому посту». Сейчас идут подготовительные недели к Великому посту, мы можем слышать уже в храме песнопения, которые готовят нас к поприщу поста.

Скажите, каков наилучший настрой на Великий пост? Как правильно настроиться?

– Сама Церковь задала нам этот алгоритм, вектор духовного направления теми евангельскими чтениями и богослужебными неделями, которые предшествуют Великому посту. Они начинаются с Недели о Закхее, потом идет Неделя о мытаре и фарисее, сейчас Неделя о блудном сыне, далее – Неделя о Страшном суде. То есть за целый месяц Церковь готовит христиан к началу Великого поста.

В Неделю о Закхее, как мы знаем, вспоминается мытарь, который из-за толпы не мог увидеть Христа, поэтому залез на дерево для того, чтобы встретить Его. И нам всем здесь тоже задано некое направление: в толпе Христа не увидишь. Не надо самим быть с толпой и не надо самим быть этой толпой. Человек, который хочет встречи со Христом, не должен жить по законам толпы. Мертвая рыба поплывет по течению, живая – против течения. Поэтому Господь так и сказал: «Не бойся, малое стадо». Великим постом христиане будут в меньшинстве, потому что будут корпоративы, обеды, какие-то внешние вещи, и это сразу начнет отличать христианина в Великий пост, ведь ему многого нельзя, проявится его мужество, твердость, его внутренняя принципиальность. Но за этой принципиальностью «не быть как все» можно увидеть Христа, и Христос придет к такому человеку на помощь.

А потом, в Неделю мытаря и фарисея, показано другое направление, о котором мы слышали: не должно быть внутреннего превозношения: «Я не такой, как все. Они не постятся – я пощусь, я что-то из себя представляю». Святитель Игнатий (Брянчанинов) учит нас: «Никогда не давай цену твоему подвигу, никогда не давай цену твоей добродетели». Как только ты оценил свою жизнь и сказал, что чуть-чуть стал другим, не таким, как все, – это крах духовной жизни, духовная прелесть, потому что приближение ко Христу состоит в видении своих грехов. В качестве примера скажу: мы сейчас сидим в прекрасной студии, на нас светят софиты, а когда я был в Останкино, там и припудривают, чтобы не был заметен пот волнующегося человека. А если потушить свет, то даже не поймешь, кто из нас с бородой, а кто без нее. Приближение к свету выявляет нюансы человеческого естества. А приближение к Свету Истины, ко Христу, выявляет нюансы человеческой души, и поэтому признак здравого человека – видение своих грехов.

Когда человек не видит своих грехов, он начинает видеть грехи других людей. Есть такая нехорошая поговорка: «Если не умеешь и не можешь смиряться сам – смиряй другого». Наверное, у фарисеев есть такой девиз, у нас должно быть все наоборот, поэтому это тоже направление мысли Церкви о нас самих, чтобы у нас не было фарисейского духа. Если ты все исполняешь, понимаешь, как надо делать, знаешь и умеешь, а другой человек этого просто не знает или еще не готов к этому, не пришел к вере, то если можешь деликатно подсказать и научить – пожалуйста, делай это, но только не надо себе ничего приписывать.

Есть одна интересная переписка с игуменьей Таисией, настоятельницей Леушинского монастыря. Она была духовным чадом Иоанна Кронштадтского и была в духовной переписке с епископом Игнатием Брянчаниновым, который относился к ней с большим уважением, потому что она была духовной, благородно воспитанной и имела дарования Духа Святого. Как-то одна корреспондентка ей пишет письмо, описывая свои подвиги и молитвенные правила, как она борется со страстями, какие у нее добродетели, и спрашивает: «Матушка, а как Вы думаете, на какой ступени духовной жизни я нахожусь?» И та ей отвечает: «Знаешь, чадо мое, я думаю, что ни на какой». Как только человек подумал, что он на какой-то ступени, то есть как фарисей: «Я не такой, как прочие люди», этим он приподнимает себя над другими людьми. Надо приподниматься не внешне, а внутренне быть другим человеком, когда ощущаешь себя так, как в Евангелии: «Когда сотворите все повеленное вам, скажите: «Рабы неключимые, сделали то, что должны были сделать».

Сегодня Неделя о блудном сыне, дающая нам настрой на то, что нет ничего шире милосердия Божия. Люди боятся встать на путь истинно христианской жизни, потому что это предполагает перемену всей жизни, оставление греха, некий суд над самим собой, поэтому люди не столько не понимают Евангелие, сколько не хотят ввести Христа в свою жизнь. Никто не хочет менять свою жизнь, и даже не из-за того, что христианство и православие очень сложны, хоть люди и находят массу причин: что православие какое-то непонятное, с обрядами и непонятным языком, с непонятными одеждами и священниками, которые якобы посредники между Богом и человеком, а у меня Бог в душе (только непонятно, откуда Он там взялся, если ты никакого отношения к Нему не имеешь). А на самом деле Христос дал на это очень яркий ответ: «Свет пришел в мир, но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы. И они не идут к свету, чтобы не обличились дела их. А любящий истину идет к свету, чтобы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны». В этом весь выбор между добром и злом: «не идут к свету, чтобы не обличались дела их». Евангелие о блудном сыне говорит о том, что не надо ничего бояться, не надо бояться перемен в своей душе, потому что Бог есть милосердный Отец. Как отец встретил блудного сына? Никаких упреков, никаких обязательств, никаких воспоминаний, наоборот: «Верните прежнюю одежду и оденьте кольцо на палец». Вот такое отношение у Бога к кающемуся грешнику.

Однажды Иоанн Златоуст сказал: «Наши грехи по сравнению с милосердием Божиим – это все равно что горсть песка, брошенная в море». А потом поправляет сам себя: «Нет, что я говорю? Я ошибаюсь. Море имеет предел, границы, а милосердие Божие границ не имеет». И это еще один посыл к тому, что не надо бояться изменять свою жизнь. Есть одно замечательное стихотворение:

Не надо бояться тяжелой задачи, А надо бояться дешевой удачи. Не надо бояться быть честным и битым, А надо бояться быть лживым и сытым.

Сытость – это некая духовная успокоенность: «У меня все есть, ничего мне не надо, я нормальный человек, никого не убил…» – и замолкают, потому что в остальном уже замешаны. Не надо бояться этой перемены в своей жизни, потому что любой грех – это раковая опухоль, и если ее обнаружить на начальных стадиях, то это очень хорошо, потому что есть шанс с ней справиться. Поэтому видение греха – это шанс продлить духовную жизнь человека и вообще его жизнь, потому что здесь прямая взаимосвязь: «Грешники не преполовят дней своих», то есть не доживут до половины дней своих. Это и есть духовные настрои, которые нас подготавливают.

Потом идет Неделя о Страшном суде – напоминание о том, что жизнь будущего века будет, одни окажутся с Богом, а другие – вне Бога, что каждому воздастся по делам его. Сейчас мы все живем в одном мире, а там будет разделение, и самое главное, что человек сейчас определяет свою жизнь: не Бог будет судить человека, а дела человека будут судить его самого, потому что он не согласился жить по законам любви. Это выбор человека. Кто-то сказал: «Знаете, что такое рай? Рай – это такое место, где люди сказали Богу: «Да будет воля Твоя». Что такое ад? Такое место, где Бог сказал человеку: «Да будет воля твоя. Ты сам выбрал это место».

У Феофана Затворника есть потрясающая мысль о человеке и любви Божией. Он сказал: «Бог на Страшном суде будет искать не то, за что наказать человека, а за что бы его оправдать, лишь бы только что-то доброе и верное нашлось за его душой». Это тоже настрой всей богомудрой Церкви со всеми ее богослужениями и евангельскими чтениями на духовный лад. Нигде не говорится о мере поста, ни в одних богослужебных текстах нет предписаний о мясе, рыбе, молоке – это уже наше предание, наше толкование, наши законы Великого поста. А сами молитвенные тексты – о внутреннем, о внутренней перемене, поэтому Великий пост – это не изменения в питании, а перемена в душе, потому что мы спасаемся не картошкой и кислой капустой, не количеством подсолнечного масла или его отсутствием, а тем, произошла ли какая-то перемена в нашей душе. Поэтому, настраиваясь на пост, каждый для себя должен поставить маленькую задачу.

– Как правильно поставить эту задачу?

– Она прежде всего должна быть внутренней. Исаак Сирин дает нам такой настрой, он говорит: «Дай телу по силе, все остальное внимание обрати на внутреннего человека: что ты думаешь, что говоришь и что делаешь – соответствует ли все это евангельской жизни?» Еще Серафим Саровский сказал: «Сейчас в мире вся брань идет за две вещи: за целомудрие и за молитву», то есть против целомудрия и против молитвы. Это было сказано им в XIX веке.

– А что сейчас?

– Война уже не идет, она уже почти проиграна, особенно в отношении целомудрия. Не знаю, что бы говорил Серафим Саровский, если бы он сейчас оказался в нашей действительности. А молитву у нас вытеснили средства массовой информации, компьютеры, сотовые телефоны с Интернетом. Эти средства массовой коммуникации так и называются – гаджеты. Один из епископов, с которым я имею счастье общаться, как-то сказал: «Смотрите, как называются эти предметы, будьте внимательны: «гад же ты», то есть это предмет, который нас отводит от Бога». Игумен московского подворья одного из монастырей называет мобильники могильниками. Могильниками чего? Связи с Богом. Почему? Святейший Патриарх Кирилл на какой-то конференции сказал: «Современный человек в возрасте от 15 до 30 лет проводит в Интернете семь-восемь часов в день», то есть круглые сутки с перерывом на обед, транспорт...

И еще одно наблюдение психологов, физиологов: современный человек готов поглощать информацию круглые сутки. Когда Интернета не было и нечего было делать – люди читали, когда прочитанное надо было усвоить – люди молились. Теперь бесконечное листание новостей, и человек хочет узнавать обо всем что угодно, кроме знаний о себе. Какая тут молитва? Поэтому и здесь Великий пост направлен на то, чтобы мы как можно больше времени посвятили своей собственной душе.

С чего начать? Начать надо с самого элементарного: кто не читал утренних и вечерних молитв, ограничиваясь какими-то своими молитвами, пусть начнет с этого; кто читал утренние и вечерние молитвы, пусть прибавит к этому чтение Псалтири, которая сейчас будет основным наполнением богослужебного времени в храмах. Поэтому, если мы не имеем такой возможности быть в храме (кто-то на работе, кто-то по старости не может), надо читать Псалтирь – это Божественное откровение пророку Давиду, содержащее 150 псалмов, которые объемлют все чувства и переживания внутреннего мира человека: там и покаяние, и хвала Богу, и благословение на жизнь, и просьбы избавить от бед, скорбей и врагов, просьбы быть другим человеком («сердце чисто созижди во мне…», «дух прав обнови во утробе моей…»). Пусть человек добавит чтение псалмов, чтобы времени, посвященного душе, было как можно больше.

Говорят, что чем больше человек бывает на солнце, тем больше вырабатывается витамин Д, как-то укрепляется организм, хотя сейчас это все под большим вопросом, особенно онкологи пришли к такому заключению, что передозировка солнечной энергией, наоборот, может привести к заболеваниям, но дозированно она может быть полезной для здоровья. Время, посвященное молитве, это время твоего пребывания под солнцем – Христом, когда Он согревает твою душу. Поэтому от тебя зависит, сколько времени ты подаришь своей душе. Кстати, передозировки в молитве быть не может. Есть нехорошее понятие «перемолился», но дело в том, что нас, простых людей, оно не касается, потому что мы настолько духовные лентяи, что нам перемолиться уже сложно.

Первая неделя поста – это неделя, которая всецело посвящена молитве. Когда я шел в студию, директор дал мне график служения Патриарха на первой неделе, утром и вечером. Вот нам пример, алгоритм, некий настрой. Поэтому сейчас, чтобы пост не был внезапным, те, кто не читал полностью правило, – пусть начнут это делать, кто не брал в руки Евангелие – пусть возьмут, кто мало ходил в храм – пусть начинают потихоньку об этом думать, кто не причащался – пусть настраиваются Великим постом, попостившись первую неделю, подготовиться к Святому Причастию, являющемуся для нас вкушением хлеба жизни, о котором Господь сказал: «Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает и Аз в нем; ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь смерти не увидит вовек». Мы должны настроиться именно на это – на пребывание Бога внутри нас, чтобы молитва помогала нам стать другими.

И еще чрезвычайно важно чтение слова Божия, потому что оно настраивает нас на то, какими мы должны стать. Мы должны стать похожими на тех людей, которыми хочет видеть нас Христос. А какими Он хочет нас видеть? Об этом нам говорит Евангелие. Я знаю благочестивых христиан, которые во время Великого поста берут такое задание: прочитывать четырех евангелистов. А некоторые за это время прочитывают евангелистов и Апостольские послания. Я сам лично слышал от отца Даниила Сысоева, который служил в нашем храме Петра и Павла в Ясеневе (там же его и отпевали), что он прочитывал за Великий пост всю Библию. И когда я у него спрашивал, как ему это удается, он отвечал: «В дороге». Он машину не водил, а за рулем была матушка Юлия, которая возила его на лекции, совещания, по требам, и время в дороге он не тратил зря, а читал Ветхий Завет. Он говорил, что в другое время руки не доходят, но вот когда наступало время Великого поста, он давал себе такое задание. Я слышал потом и его лекции, конференции, и его диски – поражало, что он цитировал Ветхий Завет по памяти кусками по полстраницы, может, не наизусть, но довольно близко к тексту. Это было удивительно, но у него имелся такой внутренний настрой. Как настроишься, так и будет. Любая дорога начинается с первого шага. Если первого шага не сделать, то ничего и не будет.

– Как определить меру поста человеку, у которого нет духовника?

– Этот вопрос очень актуальный, потому что сразу по полной программе приступить к посту трудно. Кто-то из духовников советует, что если человек вообще никогда не постился, нужно начать с того, чтобы в период Великого поста отказаться от мяса, на следующий год, может быть, от мясного и молочного, еще через год – от рыбы, чтобы постепенно войти в практику поста, которого придерживается Церковь. Я, например, и многие мои близкие люди с первого года прихода к вере постились вместе с Церковью без мясного, молочного, яиц и рыбы, а только с маслом в течение всего Великого поста. Так тоже было.

Как-то встретился с одним дьяконом, который дал мне такой совет: утром выливать на себя ведро воды. Я сказал, что, наверное, по своему хилому здоровью и характеру я на себя сразу не вылью ведро воды. Спросил, можно ли постепенно. Он ответил: «А постепенно – это не то». Потому что для организма это какой-то заряд, который дает потом всплеск энергии. Кстати, у англичан в детской комнате до сих пор нет отопления, потому что в таких спартанских условиях у детей лучше сон и здоровье, и у них раздельно горячая и холодная вода, смешивают ее уже внутри самой раковины – такой вот аскетизм с давних времен. Может быть, в этом есть какая-то доля истины.

Конечно, все-таки приступать к деланию поста надо с совета. У епископа Игнатия есть такие слова: «За правилом большим и непосильным следует оставление всякого правила, а подвигу маленькому, но постоянно исполняемому нет цены». Например, человек никогда Великим постом не постился, но в какой-то год решился отказаться от мяса и ему это удалось. А на следующий год попробовал пост построже. Однако это касается чисто гастрономических вещей, которые не самые главные, но, с другой стороны, они составляют делание поста. Пост не только в душе, он выражается и физически, но мы, православные христиане, говорим, что не это самое главное. Перемены на столе – составляющие поста, но не определяющие пост. Мы состоим из души и тела: есть пост для тела, должен быть пост и для души.

Мне вспоминаются слова Иоанна Златоуста, который говорит о том, чтобы постилось не только чрево, но весь человек: и глаза, и уши, и язык, и руки, и ноги. «Пусть глаза не смотрят на непотребное, пусть язык не говорит ложного и клеветнического и не занимается пустой болтовней, пусть постятся и твои уши, не слушая осуждение, ложь и клевету, потому что осуждающий и слушающий осуждающего подвергнутся одному наказанию». Кстати, Иоанн Златоуст сказал однажды: «Когда ты увидишь на рынке двух женщин, которые о чем-то очень эмоционально беседуют, будь уверен: в большинстве случаев они занимаются осуждением».

У нас в Оптиной пустыни жил монах, у которого был такой духовный посыл примирять и как-то привносить мир в братскую среду. Братья тоже делятся на «первоклассников», «второклассников» и т.д., то есть духовный рост тоже идет постепенно. В монашеской среде тоже бывает «перемывание костей»: сначала начинается о здравии, потом – об упокоении. Когда во время беседы он видел, что градус накаляется, то резко прерывал беседу и говорил: «Братья, давайте о чем-нибудь хорошем». А в другом случае говорил: «Братья, дай Бог всем спастися!» – и крестился, имея в виду, что дай Бог спастись тем, кого осуждали. Тогда братия понимала, что разговор зашел не туда, и все становилось на свои места.

По жизни очень важно быть не ведомым, а ведущим, особенно в том, что касается духовной жизни: не надо сливаться с неверующей, бездуховной толпой, надо иметь свой стержень, свои убеждения, свой православный, христианский взгляд на жизнь, а не быть толпой, стараться быть выше общественного мнения. У нас есть евангельские представления о добре и зле, которые не редактируются, – это жизнь и слова Самого Христа.

У Василия Великого тоже есть мудрый совет относительно поста. Он сказал: «Пост должен быть не выше и не ниже сил. Мы должны вкушать так, чтобы у нас были силы не только для молитвы, но и для творения добрых дел». Однажды некий начальник написал старцу Амвросию письмо: «За внешней суетой и внешними проблемами я чувствую, что мне постом стало не хватать того объема пищи, который у меня был до поста, и чувствую, что меня оставляют физические силы и даже голова стала хуже соображать. Правильно ли я делаю, что придерживаюсь меры в пище?» И старец сказал: «Нет, неправильно. Вы занимаете начальственную должность, которая одна без всяких подвигов и трудов способна смирить человека, потому что голова болит за всех подчиненных. Если Вы ослабите через пост свое здоровье, от которого зависит и успех Вашего дела, и люди, и получка, то Вы делаете неправильно. Дайте телу по силе, даже если Вы выйдете за привычную меру вкушения пищи».

Если человек может съесть чуть меньше и у него будут силы – пусть делает так. Все это рождается из опыта, но самое главное, чтобы больше внимания обращали на происходящее в душе и сердце, а не смотрели на количество маргарина или яичного порошка в нарезном батоне. Некоторые у меня спрашивают: «Батюшка, а можно ли батон есть, там же есть яичный порошок?» Я им говорю: «Не переживайте, яичный порошок давно по домам растащили». Это похоже на то, как однажды кто-то написал жалобу на Микояновский мясокомбинат, что съел сосиски и отравился их мясом, а ему написали в ответном письме, что такого не могло быть, потому что мясо в этих сосисках вообще не присутствует. Поэтому мы тоже должны понимать, что Великий пост состоит не столько в переменах на столе, сколько в перемене нашей души к лучшему.

– Вопрос от телезрительницы: «Я похоронила сына два года назад и стала ходить в храм, воцерковляться, но начала, наверное, слишком рьяно: стала читать утренние и вечерние молитвы, в обед – Псалтирь, покаянный акафист и моление Богородице. И вот настало такое время, когда я не могла ни одной молитвы прочесть, неделю вообще ничего не читала. Почему у меня так случилось?»

– Судя по Вашему голосу, Вы находитесь на пенсии и времени у Вас достаточно много, чтобы посвятить его и домашним обязанностям, и молитвенному правилу дома. Вы сказали, что это было одну неделю, но дело в том, что может быть масса физических причин, не только духовных: это и грипп, и гипертония, и авитаминоз – чего только в нашей жизни нет! Поэтому из того, что Вы перечислили, убавьте что-то, чтобы это было по силам, но тогда уже придерживайтесь маленького правила по возможности постоянно. А то, что Вы в храм начали ходить, – это милость Божия. Блез Паскаль сказал однажды, что люди делятся на три категории: одни счастливы и вполне разумны (те, которые нашли Бога и служат Ему), другие вполне разумны, но пока еще несчастны (они ищут Бога, но не нашли Его), а третьи вполне несчастны и вполне неразумны (те, которые не ищут Бога, не нашли Его и не служат Ему), поэтому Вы вполне счастливый и вполне разумный человек. Вы нашли Бога и, судя по Вашему молитвенному правилу и христианской настроенности, служите Богу, поэтому за Вас можно только порадоваться.

– Как во время поста сохранить душевный мир, особенно когда люди просят о помощи и человек вынужден переключаться на внешние дела, тем самым теряя особый внутренний настрой?

– Из-за просьбы человек не должен терять свой настрой, а вообще чтобы не потерять мир во время Великого поста, надо как можно больше есть сладкого, особенно на первой неделе поста, потому что замечено (и я не раз это замечал), что люди во время Великого поста, особенно на первой неделе, становятся хмурыми, озабоченными, раздражительными и даже злыми. Казалось бы, вы столько времени проводите в молитве, настроились на пост, но почему вдруг сам пост перестал приносить плоды? Плод поста – это перемены в душе; плод же духовный, как говорит апостол Павел в Послании к Галатам, – любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, кротость, вера, воздержание. Где эти плоды? Их нет, потому что человек зациклился только на том, что он ест. Ешьте побольше, ешьте сладкое, потому что от конфет, меда, орехов, пастилы и зефира у человека поднимается настроение. Как говорят: «Кто любит сладкое? Мухи, дети и монахи». Поэтому я говорю уже из опыта, что когда поем сладкого, становлюсь чуть-чуть повеселее. И другим советую, потому что от недостатка калорий люди становятся раздражительными. Это неправильно. Надо быть предельно внимательными к первой неделе поста, чтобы гасить в себе раздражительность, недовольство и какую-то озабоченность тем, что съесть, а что не съесть, а также быть внимательными к тому, как мы ведем себя в храме, на работе, с родными и близкими.

Мысль Вашего вопроса я уловил: человек настроен на духовный лад – и вдруг какая-то просьба. Например, неверующая жена просит начать ремонт. Это тоже искушение. С одной стороны, пост – это полтора месяца из двенадцати. Владыка Александр (Тимофеев), который рукополагал меня в дьякона и священника, говорил нам, семинаристам, когда мы учились: «Как вы проведете первую неделю поста – так проведете весь пост. Как вы проведете весь пост – так проведете и весь год». То есть первой неделей поста мы настраиваемся на весь пост, а постом испрашиваем милости Божией на весь предстоящий год.

Авва Дорофей сказал, что Великий пост – это десятина для Бога, особое время посвященности себя Богу, поэтому какие-то внешние дела надо сократить до минимума, а когда о чем-то попросили, то здесь, конечно, надо иметь определенную мудрость и снисходительность. Простой пример: приходит послушник к своему старцу, постучался в дверь, а старец за молитвой не услышал. Послушнику показалось, что был какой-то ответ, он вошел в келью, прервав молитву. Старец спрашивает его: «Что ты хотел?» – «Отче, я хотел исповедоваться и кое-что у тебя спросить». Он исповедовался, спросил что хотел и в конце говорит ему: «Авва, прости меня, что я оторвал тебя от главного дела». И тогда старец отвечает: «Мое главное дело – принять тебя с любовью и отпустить тебя с любовью».

У Феофана Затворника есть интересное письмо, где он отвечает на вопрос: «Как быть, если постучали в келью и попросили срочно о помощи на каком-то послушании, а я стою на молитве?» И он говорит: «То, что ты получил на молитве, – мир, успокоение, доброжелательность, любовь, – покажи это твоим братьям, покажи это в монастыре, в своей жизни, потому что молитва от тебя не убежит, ты можешь быть с Богом в любое время, но когда надо показать плоды молитвы и оказать любовь, которая должна быть не абстрактной, – сделай это, ведь послушание, просьба брата – это дело любви». Апостол Павел так и говорит: «Будем любить друг друга не словом или языком, а делом и истиной». Любовь начинается с языка, особенно женщины расположены к словам, не зря говорят, что женщины любят ушами, поэтому тем, кто хочет с ними иметь мир, добрые отношения, надо почаще говорить им хорошие слова. Даже старец Амвросий Оптинский говорил: «От ласки у людей бывают другие глазки». Поэтому не надо стесняться в добрых словах и добром расположении, плоды молитвы должны вылиться в дела, а не в раздражение: «Подождите, я сейчас дочитаю, домолюсь, а потом приду». В таком случае ты придешь только тогда, когда уже всё сделали. Здесь нужно иметь определенную меру и рассудительность, потому что доброе дело может убежать, а молитва всегда с нами.

– Вопрос от телезрительницы: «Постом мы обычно читаем Псалтирь, у нас группа из 20 человек, на каждой «Славе» мы поминаем по 200 человек (по 10 от каждого из 20 участвующих). Скажите, пожалуйста, полезно ли это? Потому что мы все-таки миряне, у нас рассеянная молитва, и иногда просто автоматически перечисляешь эти имена…»

– Дело в том, что это общее правило, так называемая «двадцатка», когда двадцать человек вместе молятся о своих родных и близких по тем общим спискам, который сами составили. Это чрезвычайно важно и полезно, это нужное дело и молитва, потому что Господь сказал: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них». Вы молитесь друг за друга. «Где двое или трое согласятся что-нибудь просить о имени Моем, Я то сотворю», – говорит Господь. Поэтому не надо лениться, не надо думать, что вы просто рассеянно перечисляете имена (где-то рассеянно, а где-то и осознанно), но самое главное, вы перед этим помолились, а теперь молитесь, поминая тех людей, за которых вы согласились молиться. Это чрезвычайно полезно для души. А чтобы не было рассеянности, надо все делать вовремя. Об этом времени я и хотел сказать.

Однажды к старцу Амвросию пришел какой-то барин и спрашивает у него: «Отче, скажи мне, как спастись?» И старец сказал ему неожиданную вещь: «Пусть у Вас день станет днем, а ночь станет ночью». Барин говорит: «Не понимаю». А старец Амвросий прозорливо говорит ему: «Ну как же не понимаете? Вы из английского клуба возвращаетесь в семь часов утра, потом спите до двух часов, потом встаете и завтракаете, в шесть часов вечера обедаете, собираетесь и опять идете в английский клуб. Вы можете спасаться только в том случае, если для Вас день станет днем, а ночь ночью».

Если бы я спросил телезрительницу: «Когда Вы читаете правило?», то, наверное, она бы сказала: «Днем или вечером». Очень важно (и греки об этом говорят), что молитвы должны читаться утром и рано утром. Вчера вечером я проводил беседу в Покровском храме и спросил у людей: «Кто из вас ложится до одиннадцати часов вечера?» Подняли руки одна треть людей. «Кто ложится до двенадцати ночи?» Еще одна треть… «Кто ложится до часу ночи?» – еще треть. То есть оказалось, что до одиннадцати часов вечера ложится только одна треть людей. Тот, кто ложится в первом часу ночи, еле-еле встанет в семь часов утра, тут же позавтракает, кое-как прочитает утренние молитвы и побежит на работу. Потом он пришел с работы, а у него «двадцатка», когда вся голова забита информацией, впечатлениями и чего в ней только нет! Поэтому мы должны приучать себя к тому, чтобы раннее утро до завтрака посвящать молитве.

Попробуйте изменить во время поста Ваш режим, чтобы утро стало утром, а ночь стала ночью. Вечером и ночью – самые минимальные молитвы, только вечернее правило. Лукавый сделал так, что мы все встаем предельно поздно, чтобы времени хватило только позавтракать, одеться, еле-еле прочитать утренние молитвы, – и тут же мы выбегаем по делам и на работу, а это неправильно. Поэтому для нас утро должно быть утром, наполненным духовным содержанием. Все правило должно быть прочитано утром, тогда и не будет той самой рассеянности, о которой Вы говорите. Это духовная физиология, мы все находимся в неправильном устроении духовного режима. Утро должно начинаться как можно раньше, и спать надо ложиться как можно раньше. Будьте внимательны к этому.

Серафим Саровский сказал: «Час сна до двенадцати часов равняется двум часам сна после двенадцати». Если вы легли в десять часов, то два часа до двенадцати умножаем на два, и получается четыре часа сна плюс еще ночное время. Легли в одиннадцать – подарили самим себе два лишних часа. А после двенадцати уже час идет за час. То есть если вы легли в одиннадцать, то получили два часа пользы по Серафиму Саровскому плюс шесть часов, если встали в шесть утра, – получается полноценных восемь часов сна. И потом, если вы встали в шесть, а в семь только начали свою трудовую деятельность, то целый час подарили своей собственной душе: не десять – пятнадцать минут утренних молитв, а целый час. А если еще чуть-чуть пораньше вставать? Поэтому я советую, чтобы в период Великого поста произошла эта добрая перемена, чтобы утренние часы стали временем, посвященным Богу.

У нас на монастырском подворье в храме Петра и Павла каждый день в течение всего года утренние молитвы и полунощница начинаются в шесть часов утра. Я очень радуюсь, когда на первой неделе Великого поста храм в это время почти полный. И потом многие мне говорили: «Батюшка, Вы не представляете, какой духовный подъем в течение всего времени этой первой недели! Потому что два часа перед работой мы провели в храме, были вместе с Церковью, слышали полунощницу, канон, шестопсалмие, кафизмы. Мы прожили жизнью Церковью, мы были с ней настолько, насколько это было возможно для нас». То есть они получили заряд духовной энергии на целый день. Потом, конечно, приходит все меньше и меньше народу, но хотя бы первую неделю Великого поста люди имеют такой опыт – посвятить утро собственной душе.

– Благословите наших телезрителей.

– Помоги нам всем Господь встретить пост в духовной радости и духовном преображении, иметь добрую перемену не только на столе, но в уме и сердце!

 

Ведущий Денис Береснев Расшифровка: Елена Кузоро

tv-soyuz.ru

Беседы с батюшкой. С прот. Дмитрием Смирновым, смотреть онлайн

На вопросы телезрителей отвечает протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г. Москва. Передача из Москвы.

– Сегодня у нас в гостях в прямом эфире протоиерей Дмитрий Смирнов.

– Вопрос: «Как известно из древних канонов, за тяжкий грех, например блуд, отлучали от Причастия на 15 лет. Почему на такой длительный срок? Ведь в Причастии человек получает силу в борьбе с грехом, а тут ему 15 лет приходится жить без Причастия, то есть без духовной поддержки».

– Дело вот в чем. Сейчас мы наблюдаем войну в Сирии: люди сидят в алюминиевых машинах и с большой высоты бомбят противника. А в те времена противник стоял перед тобой на расстоянии длины копья или выстрела из лука. Чтобы его поразить, нужно было действовать собственными руками, и рука чувствовала, как твой меч или копье вонзается в его тело, а то, что он испытывает, отражалось на его лице. С тех пор очень многое изменилось, и Церковь изменилась, потому что когда устанавливались эти каноны, Церковь была еще очень юная, а сейчас это огромное двухтысячелетнее дерево.

Очень многое в Церкви развивается, и меняется сам человек-грешник, меняется отношение к святыне, таинствам, отношение человека к Церкви, и, как сейчас говорят, мы видим совершенно разные вызовы времени. Когда говорила Церковь, у нее практически не было конкурентов: в эпоху канонов лучшие умы человечества вошли в Церковь, и они вели вполне доказательную миссию. В современном мире голос Церкви может быть услышан, только если к этому приложить очень серьезные усилия. Например, мне одна студентка жаловалась, что у них в вузе, в Москве, преподают культурологические предметы, в которых касаются и религии, и педагог ничтоже сумняшеся объясняет религию как некий бизнес, основанный на каких-то человеческих привязанностях, которые очень хорошо изучены за две тысячи лет, и что это все существует для добровольного отъема денег у населения. Этому учат в вузе в Москве. Такого не было в те времена.

Эпоха выработки канонов – это эпоха, когда закончились гонения. Быть христианином тогда означало каждый день идти на смерть, или в ссылку, или тюремное заключение. И если человек выбирал грех и отдавал предпочтение ему, а не Евхаристии и своему нахождению в общине, то община его, конечно, изымала. Если сейчас с таким критерием подойти к современному человеку, то в Церкви останутся только очень пожилые люди, у которых эти страсти уже улеглись и даже забыты как идея, и весь притвор будет набит припадающими, кающимися. Поэтому нельзя рассматривать какое-то церковное правило в отрыве от той ситуации, в которой оно было изложено, и нужно понимать его суть, что цель Церкви – не создание какого-то универсального кодекса по преступлениям. Даже государственный Уголовный кодекс в течение нескольких десятков лет претерпевает изменения в зависимости от того, какие задачи ставит государство. То же самое происходит и в Церкви, потому что задача Церкви – привлечь человека и вылечить. И если в древности отсечь больной орган было в порядке вещей (воинам спокойно отрубали поврежденные ноги и руки, и никаких антисептических средств не было, обычно после ранений воины умирали), то теперь люди собирают миллионы, чтобы вылечить какого-то мальчика от болезни, которую сто лет назад никто и не думал бы даже лечить: если такой рождался, он просто погибал. Поэтому все меняется, и к этому надо относиться спокойно и с пониманием. Если священник на исповеди подошел к тебе со снисхождением, это не значит, что грех стал менее страшным. Если тебе дали условный срок, а не «на всю катушку» – это не значит, что ты прав.

– Такое попустительство, получается, развращает человека? «Сегодня согрешу, завтра покаюсь, две недельки епитимью понесу …»

– Приходит такой человек к священнику и говорит: «Сегодня согрешу, завтра покаюсь, послезавтра опять согрешу…» Найдется ли священник, который будет его к Чаше допускать?

– Так он не говорит этого.

– Если он не говорит, он придет завтра с тем же самым, а священник скажет: «Ну, извини, браток, давай помолись, попостись. Тебе же разрешили в прошлый раз? Тебе не помогло. Давай посмотрим, поможет ли тебе пост. Попостись дней девяносто, и посмотрим, как у тебя там за это время… любовь к игре в карты пройдет? А если нет, давай поклоны добавим или поездку в какой-нибудь отдаленный монастырь (например, Александра Свирского), а последние 20 километров пройди там пешком с молитвой: идешь и читаешь «Отче наш».

– Вопрос: «Могут ли злые навязчивые помыслы (например, желание смерти кому-то) повредить человеку?»

– Если человек соглашается с этими помыслами, он уже поврежден.

– Нет, повредить тому, кому адресуются эти мысли…

– Нет.

– А сам носитель этих мыслей уже пленен?

– Конечно. Всякий гневающийся на брата своего напрасно есть человекоубийца, то есть по состоянию своей души он есть человекоубийца. С точки зрения государственного закона он никого не убивал, обыкновенный гражданин, ничто ему не вменяется, но по сути – он невменяемый, потому что хочет убить.

– Вопрос телезрительницы: «Моему внуку 4 годика, дочка хочет в домашних условиях научить его английскому языку. Не вредно ли будет ребенку изучать английский язык? Хочется, чтобы он христианином вырос».

– Что ж тут вредного? Конечно, и русский язык необходимо изучать, но вообще очень неплохо знать языков пять-шесть. Это очень развивает ум. Я даже не знаю, на каком основании Ваше волнение, это уже какие-то фобии.

– Еще Серафиму Саровскому такой вопрос задавали, но про французский язык, на что он сказал: «Неплохо что-нибудь знать».

– Да, это очень полезно для ума.

– Вопрос: «Что значит «под свою анафему падоша»?»

– Значит что-то такое человек совершил, что его отлучает от общения с Церковью.

– А может это означать, что человек сам, своевольно наложил на себя какие-то прещения? Например, решил человек самовольно: «Не буду причащаться».

– Может быть, и это имеется в виду.

– Вообще когда человек налагает на себя такие прещения, считая себя недостойным, насколько они приемлемы, полезны?

– Приемлемо все, даже то, что неправильно, и человек это принимает. Допустим, алкоголь человек принимает? Значит для него это приемлемо. Хорошо ли это? Плохо.

– Но такая самость в выборе своего духовного пути допустима?

– Нет, поэтому особенно на первых порах и рекомендуют, чтобы у человека был духовник, который говорил бы ему, что можно, а что нельзя, а иначе человек уклонится от истинного церковного пути, что-нибудь себе понапридумывает и попадет в беду.

– Вопрос: «Что делать, если хочется покончить с собой из-за родителей? Родители доводят до слез, сил нет. Отец много пьет, а мать всегда так холодна ко мне. Камнем преткновения стала учеба: я не справляюсь, а родители сильно упрекают меня за это».

– Смотря сколько лет ребеночку. Все зависит от возраста. Я недавно с двумя такими девочками говорил, они обе делали попытки самоубийства. Пытался их убедить, что покончить с собой – это самая большая глупость, которую может сделать человек, живя на земле, потому что человек умрет с теми проблемами, которые у него есть, и останется с ними в вечности. А пока он жив, есть надежда, что что-то изменится само, эволюционно, или он сам сможет это изменить.

– Но вот в семье такая невыносимая ситуация: постоянное давление со стороны родителей…

– Надо разобраться, что называется «давлением». Может быть, у ребенка уже компьютерная зависимость сложилась. Недавно одна женщина мне пожаловалась, что у нее сломался компьютер, по нему она смотрит наши передачи. Она стала испытывать абстиненцию, то есть то, что испытывает курильщик, которому не дали сигарет, или алкоголик, которому надо похмелиться, – у нее возникла депрессия. Поэтому, может быть, в данном случае мальчику нужна доза, а родители говорят: «Хватит играть, садись за уроки», а он из-за этого впадает в депрессию вплоть до суицида. Может так быть?

– Запросто.

– Может. А мы сейчас будем ему советовать: «Беги из дома». То есть в этом вопросе нет полноты. И потом у любого ребенка надо обязательно допытывать, что и как. Ко мне мальчонка один подбегает и говорит: «Батюшка, а вот он меня побил». Я говорю: «Позови его». Он подходит, я спрашиваю: «Миша, зачем ты побил Сашу?» «А потому что когда я бежал, он мне подставил ногу, и я упал». Я говорю: «Саша, зачем ты подставил ногу?» Он молчит, но хочет, чтобы я сделал выговор тому, кто его побил, хотя он виноват от начала до конца сам и все прекрасно понимает. Так делают все дети. Может быть, и автор этого вопроса тоже такой – мы не знаем, надо разобраться.

– Вопрос телезрительницы: «Один православный батюшка из Москвы мне сказал, что у нас скоро будет война, и посоветовал купить дом где-нибудь в деревне. Я не знаю, как к этому относиться. Подскажите мне».

– Батюшка сказал: «Покупайте себе дом»… Неплохо, если бы этот батюшка еще дал денег на дом, тогда можно и купить. Но я не помню такого случая в ближайшей нашей истории, чтобы дом в деревне кого-то спасал от войны, это как-то очень странно.

– Тем более от современной войны.

– Да.

– Вопрос: «Кто есть еретики по определению Православной Церкви? Как их определить?»

– А нам не надо определять, для этого у нас есть священноначалие. Если оно на Архиерейском соборе объявляет, что то или иное движение еретическое (как движение Рерихов), то мы и узнаём об этом. Если человек исповедует рерихианство, значит никакого общения с ним у нас быть не должно.

– То есть это идет от священноначалия?

– Да, потому что соборы епископов объявляют отношение Церкви к тем или иным явлениям, а так каждый человек может любую ересь говорить, и это выдает его недостаточную компетентность или неграмотность. В этом разномыслии нет ничего странного. И когда возникает некоторая фобия (например, человек боится английского языка), это тоже ересь, но это не значит, что мы объявляем человека, который боится английского языка, еретиком. Еретик – это тот, кто исповедует и всеми доступными средствами распространяет это мнение, когда оно захватывает какое-то количество людей. Например, специально для наших телезрителей говорю, если кто услышит слова родноверов: все люди, которые исповедуют это учение, являются еретиками, а их книги, учение называются еретическими, потому что у них есть учителя, они учение стараются распространять, и хоть оно еще не широко, но уже достаточно распространено.

– Вопрос телезрителя: «По телеканалу «Союз» очень часто выступает богослов А.И. Осипов, который говорит, что все спасутся. Эта точка зрения полностью противоречит Писанию и всем святым отцам, а тем более очень уважаемым и великим учителям нашей Церкви, которые однозначно отвечали на этот вопрос иначе, чем Осипов. Я хочу узнать Ваше мнение по этому поводу».

– Мое мнение такое, что Алексей Ильич, если Вы внимательно слушали, говорит на основании святых отцов. Некоторые святые отцы (в частности Григорий Нисский) тоже придерживались такого мнения, которое в богословии получило названии апокатастасис. Алексей Ильич придерживается такого богословского мнения. И что с того? Вам не терпится затащить его, 75-летнего старца, на костер? Он не создал никакого учения, просто своими лекциями пытается заставить людей думать и читать святых отцов.

– Телезритель: «Но дело в том, что это учение не принято Церковью».

– Да, совершенно верно, это учение целиком принято не было, но Григория Нисского и других отцов, которые это исповедовали, Церковь от себя не отлучила, а причислила к лику святых. Это все равно мнение святых отцов, которое осталось как частное богословское мнение – теологумен. И вот этого теологумена придерживается А.И. Осипов. Дальше что? Ничего. Будет кто-нибудь писать историю Русской Церкви XX века и скажет: «Известный профессор, доктор богословия Алексей Ильич Осипов придерживался мнения, которое зафиксировано в истории Церкви как апокатастасис. Родился в таком-то году, преподавал в такой-то академии, занимался миссионерской деятельностью, умер в таком-то году». Всё. Я не понимаю, что тут биться головой об стену? О чем тут речь? Ну он так считает – имеет право так считать. Он профессор, он это все читал, давно преподает. И Святейший Патриарх, и подавляющее большинство наших епископов об этом знают, а они уж не глупее нас с Вами. Если надо будет, ему укажут. У Алексея Ильича есть мнения, которые прямо противоположны мнению других профессоров. Я однажды попал в такую историю. Это было в храме Покрова Пресвятой Богородицы на престольный праздник, на всенощной: справа от меня сел профессор Скурат К.Е., а слева – профессор Осипов А.И., они стали между собой спорить, а меня призывать в третейские судьи. Я говорю: «Уважаемые мои, любимейшие мои учителя, я совсем не богослов, я не могу ни рассудить вас, ни взять какую-то сторону, но мне хотелось бы, чтобы ваша беседа носила мирный характер, потому что такое ваше юношеское, задорное богословие меня немного пугает». Но память об этой беседе врезалась мне надолго, и когда при мне начинают ругать кого-то из наших богословов, то мне сразу вспоминается басня моего любимейшего предка Ивана Андреевича Крылова про слона и моську.

– Вопрос телезрительницы: «Я хотела узнать, является ли наше правительство объектом для молитвы за здравие для нашей Православной Церкви, учитывая их «радение» (в кавычках) о нашем благополучии?»

– Даже и худшее правительство в первую очередь в этом нуждается. Вы бы не спрашивали об этом, если хотя бы один разок прочли Священное Писание, если бы хоть один раз были на богослужении Русской Православной Церкви. Поэтому я Вам советую один раз прочесть Новый Завет и сходить в церковь, тогда вопрос о том, как Церковь молится о властях и воинстве матушки России, отпал бы: Вы бы сами это услышали. А когда будете читать Новый Завет, увидите, как апостол Павел призывает молиться о властях, причем он молился о языческих властях, которые гнали христиан. Если бы Церковь не молилась о них в те времена гонений, то неизвестно, выжила бы она или нет, потому что это заповедь, поэтому Церковь обязана молиться за власти. Нет власти не от Бога. И безбожная власть попущена Богом. Что касается нынешней власти в лице Владимира Владимировича и Дмитрия Анатольевича, за этих двоих людей я точно готов присягнуть – я сам лично наблюдал, как они молились, прикладывались к иконам и т.д. С ними я участвовал в совместных церковных мероприятиях и готов засвидетельствовать, что они и крестятся правильно, и прикладываются к иконам как православные христиане.

– Но в годы большевистской власти многие священники отказывались молиться за эту новую власть, считая ее полностью антихристовой.

– Я тоже считаю, что эта власть полностью антихристова, тем более она сама это заявляла, но не молиться за эту власть – это нарушение заповеди апостола Павла. Один очень старый священник, который уже отошел в мир иной (он прожил более 90 лет и репрессии претерпел), рассказывал, как один батюшка молился тогда: «О богохранимой стране нашей… кхе-кхе (кашель изображал)… Господу помолимся», чтоб не говорить «о властях и воинстве», и так с юмором, с доброй улыбкой обходили сложный вопрос. У этого батюшки даже была специальная молитва, вклеенная в Служебник: «Внуши им благое от Церкви Твоей Святой». То есть просили Бога о том, чтобы Господь повлиял на их умы. И ведь действительно, к 1943 году гонения перестали быть массовыми.

А то, что все наше правительство (я имею в виду правящий класс) плохо относится к народу, не по-христиански, так это понятно, потому что совсем не все у нас христиане. Дмитрий Анатольевич сейчас восстанавливает Новоиерусалимский монастырь, а Путин без счета помогал разным обителям, но два человека не могут решить все проблемы, потому что даже те деньги, которые отдают людям в бюджеты регионов на обновление их жилья, разворовывают и шлют фальшивые отчеты в правительство. Александр Иванович Бастрыкин говорит, что до 60% бюджета разворовывается, и если взять 60% всего управленческого аппарата и посадить в тюрьму, там будет четыре миллиона человек вместо нынешних четырехсот тысяч. А сколько нужно тогда охраны набрать? Армию сокращаем, МЧС сокращаем и всех направляем в вертухаи – и самая главная силовая структура у нас будет тюрьма. И что мы дальше будем делать? Вот говорят: «Надо сажать». Но тех, кого надо сажать, столько, что они съедят изнутри тюрьмы всю страну. Качество людей таково, что никакие Путины с этим не справятся. Вот в чем дело.

Поэтому в целом правящий класс плохо относится к народу – это мы реально видим. Подъезжаю к храму и вижу улицу, где месяц назад положили асфальт – сейчас его вскрывают отбойными молотками. Это чьи деньги выворачивают наружу? Мои: я же плачу налог. Хотя я отделен от государства, почему я должен платить? Но плачу, более того, я даже не могу отказаться, хоть не надо мне пенсии, ничего не буду платить, буду жить сам – нельзя. Все так устроено, чтоб платить через «не хочу» или через «не могу». А хороший асфальт выламывают для того, чтобы поставить другой – бордюрный – камень. Новый камень поставили – его задел каток, и уже появились дефекты на нескольких камнях, то есть было хорошо, сделали по-новому и тут же изуродовали. Стало хуже, чем было, а за это заплатил я. И что мне делать?

– Молиться за власть.

– Да, молиться, чтобы была честность, благородство, любовь к человеку, бережливое отношение к средствам и так далее. А кто все это будет делать? Ведь только Церковь учит, что такое хорошо и что такое плохо. Молитва – это наша функция.

– А самое главное, что по-другому повлиять на эту ситуацию никак нельзя.

– Мы наблюдаем каждый день президента Российской Федерации в разных ситуациях. Видно же, что он не глупый человек. Но любой начинает критиковать. Поставьте кого-то или дайте ему киоск, чтоб он стал миллионером: «На, сделай такое хозяйство, где ты будешь один, без образования юридического лица». В своей семье не могут разобраться, своих детей не могут воспитать, а начинают критиковать президентов. Это же смешно.

– Вопрос телезрителя: «Кто такой духовник, и как мирянин должен относиться к нему?»

– Духовник – это тот человек, которому мирянин исповедуется. В нашей российской практике этим духовником обычно является носитель священного сана, а именно пресвитер, в редких случаях – епископ. Как к нему относиться? Относиться как к человеку, который знает чуть больше, чем мирянин, и пользоваться его советом для укрепления своего благочестия.

– Вопрос: «Что делать, когда при тебе проклинают других людей? От услышанного становится плохо, не по себе как-то».

– Так надо выйти из этой комнаты и заняться какими-то другими делами. Зачем в этом участвовать?

– Это если есть возможность.

– Выйти из комнаты? Всегда есть возможность. Не всегда есть возможность сразу разменять квартиру, переехать в пригород или в другой город, на это какое-то время нужно, а выйти из комнаты всегда есть возможность. Когда человеку понадобится в туалет, он сразу находит такую возможность, а здесь вещи поважнее.

– Если знаешь, что этот разговор займет пять минут, то на это время можно выйти, а если он непрерывно происходит?

– Все равно уйти. Пойти на работу, а после работы в театр или библиотеку что-то почитать…

– …и подольше.

– Друзей посетить, больных, с собачкой погулять и т.п. Много всяких прекрасных занятий.

– Вопрос телезрительницы: «Можно ли молиться о здравии некрещеного человека и о том, чтобы Господь привел его в Церковь?»

– На каком основании Вы сделали вывод, что этого делать нельзя? Можно.

– Вопрос: «С недавних пор я стал мишенью для нападок представителей секты сайентологов. Разъясните позицию Русской Православной Церкви по отношению к данной секте, и что делается в нашем Отечестве в целях ликвидации таких сект?»

– По ликвидации таких сект не делается ничего, но в отдельных регионах нашей страны позиция борцов с этими сектами такова, что удается добиться снятия их с регистрации, то есть уничтожения этой общины как юридического лица. Это происходит в отдельных случаях в отношении сайентологов и свидетелей Иеговы. Но в целом – нет. При советской власти этот вопрос решался быстро и ясно.

– Всех под запрет.

– Свидетели Иеговы часто и в тюрьму попадали. То же самое было с кришнаитами, ими серьезно занимался КГБ. А сейчас спокойно взирают, что они выделывают с нашим народом. В Европе только во Франции сайентологов запретили, а в Америке процветают все гадости, там даже сатанистов в армию берут, поэтому США сейчас – это питомник для выращивания всяких мерзостей, которые только существуют на планете.

– Вопрос телезрительницы: «В каждом ли человеке есть частица Бога и почему?»

– Ни в каком человеке нет никакой частицы Бога. Это ересь. Бог – это Творец, а человек – творение. Когда гончар делает кувшин из глины, в этом горшке ничего человеческого нет, есть только следы того, что этой глины касалась рука человека, поэтому глядя на кувшин, мы понимаем, что это не продукт природы, это дело рук творца. Потому тех, кто не верит в Бога, мы называем безумцами, так как, глядя на «анютины глазки», нельзя поверить, что этот цветок сам себя создал. Или взять какую-нибудь африканскую раковину или рыбку из Красного моря – говорят, что в результате эволюции она стала такой прекрасной… Как же слепая и не имеющая мозгов природа сама это создала? Только Творец мог создать прекрасное творение. Поэтому следы Творца есть, когда нам встречается по-настоящему святой человек: в нем мы хорошо видим следы трудов Творца над душой этого человека. Эти люди как живые ангелы. Я тоже таких видел. Это такой человек, от которого даже отходить не хочется, забываешь о еде и питье, только хочется на него смотреть и слушать его, а каждое слово «пьешь», как из прохладного горного источника в жаркий день. Но это никак не смешивается: Божье естество – это не человеческое естество. Никакой частицы нет. На нас воздействует исключительно благодать Господня, которая от Него исходит, но она не становится частью нас, она нас посещает, обожествляет нас, но мы не смешиваемся с ней: мы остаемся грешными людьми, а благодать Божия остается энергией Божества.

– А образ и подобие, которые заложены в человеке при создании?

– Да, человек – икона Божества, но это не Сам Бог.

– Господь запечатлел Себя в человеке…

– …вдохнув в него дыхание жизни. Условно Сам Господь говорит человеку: «Вы боги», но в современном русском языке это слово «боги» пишется с маленькой буквы, а Бог – имя собственное.

– Вопрос: «Когда я вижу, что обижают других, я заступаюсь, но при этом гневаюсь. Будет ли это считаться праведным гневом? И как отличить праведный гнев от неправедного?»

– Лучше этим не заниматься, безопаснее для своей души всякий гнев считать неправедным. Праведный гнев бывает только у Бога…

– …потому как Бог безгрешен, а человек грешен.

– Да, поэтому в человеке все с грехом пополам.

– Но греха больше.

Вопрос: «Подскажите, во сколько лет можно стать крестной матерью? Я стала крестной своему племяннику, когда мне было 9 лет. Конечно, неосознанно. Является ли это канонически правильным и действительным?»

– Нет, по правилам церковным – с 14 лет. Недаром даже паспорт выдается в 14 лет. В 9 лет, конечно, неправильно быть крестной. А по поводу того, что Вы ничего не понимали, так у нас большинство взрослых крестных тоже ничего не понимают, и большая часть из них никогда и не поймет. Не потому, что они глупые, а потому, что их эти вопросы не занимают.

– То есть человек соблюдает некое правило?

– Традицию. Он хочет быть к ней причастен, но что за ней стоит, он не знает и знать это ему неинтересно.

– Казалось бы, заложено в человеке интересоваться Богом, а Бог человеку неинтересен.

– Какой главный лозунг в средней школе?

– Не знаю.

– Забыл? «Ура, не учимся!»

– Наверное, и не только в средней школе.

– Нет. Я учился в трех вузах, а поскольку семинария сейчас дает высшее образование, то можно сказать, что в четырех, но меня поражало обилие людей, которые хотят что-то узнать. А вот лозунг школы «ура, не учимся!» заражает даже отличников. Так что ура – давайте учиться!

 

Ведущий: протоиерей Александр Березовский Расшифровка: Елена Кузоро

tv-soyuz.ru