Виталик Бутерин объяснил, почему «сегодняшние блокчейны ничего не стоят». Бутерин блокчейн


«Криптобог» заговорил: Бутерин обозначил главные проблемы блокчейн-систем. Фото | Технологии

Бутерин, в свою очередь, призывает не паниковать: последствия для всего мира, по его словам, могут смягчить действия других правительств, которые более мягки по отношению к регулированию криптовалютного мира. «В целом Китай запретил все, начиная от ICO до Джастина Бибера, поэтому я не думаю, что другие правительства обязательно увидят в действиях этой страны знак того, что они должны копировать все, что делают (в Китае)», — заявил он. Создатель блокчейн-платформы напомнил, что даже в Китае люди уклоняются от пристального надзора властей, выбирая, например, Telegram вместо WeChat (разрешенный в Китае мессенджер, созданный компанией Tencent).

Будущее криптовалюты в мире

Безопасность, конфиденциальность и масштабируемость — три ключевых момента, над которыми сейчас необходимо работать в криптовалютной среде, уверен Бутерин. Именно эти три нерешенные проблемы препятствуют большему распространению криптовалют в мире и широкому применению их в экономике. К слову, сейчас общий объем криптовалютного рынка превышает $140 млрд.

По словам создателя криптовалюты, разделение криптоэкономики и остальной экономики в краткосрочной перспективе — благо. Он объясняет свою позицию тем, что такая дифференциация позволяет «творцам внедрять новшества и иногда терпеть неудачу, не беспокоясь о причинении вреда тем, кто не является частью «эксперимента». «При этом в долгосрочной перспективе я ожидаю, что криптовалюта в корне изменит некоторые вещи в финансах и интернете. Она сделает финансовые системы более похожими на интернет с точки зрения доступности и легкого взаимодействия», — делится создатель блокчейн-платформы.

Издание отмечает, что цифровые валюты, подобные биткоину или Ethereum, не заменят полностью фиатные деньги, однако глобальный экономический кризис 2008 года показал, что «финансовая система на основе фиатных денег нуждается в коррекции». Роль в экономике есть для каждого из типов валют, уверен Бутерин. По его словам, фиатные средства обеспечивают экономическую стабильность, в то время как цифровая валюта удовлетворяет спрос на быстрые цифровые транзакции без банковского счета или кредитной карты и помогает решить вопросы, возникающие при публичных транзакциях. «Полагаю, что люди, которые выступают категорически против криптовалют и имеют вес в экономике государств, делают шаг назад», — рассуждает он.

Ранее создатель криптовалюты Ethereum предсказывал, что технология блокчейн (ключевая для криптовалют) уже в следующем году может стать серьезной проблемой для таких крупных финансовых структур, как платежная система Visa. Как указывал Business Insider, он озвучил свои предположения на сессии вопросов и ответов с Techcrunch. Бутерин подчеркивал, что сейчас — вопросы безопасности — главное препятствие для применения технологии блокчейн в мейнстримных финансах. Однако, по его мнению, как только на них будут даны ответы, новая технология в течение пары лет сможет заменить собой такие институты, как Visa.

При этом если Бутерин оптимистичен насчет шансов Ethereum в конкурентной борьбе с Visa, то в перспективах конкуренции этой технологии с облачными сервисами, такими, как, например, инфраструктура Amazon Web Services (AWS) он уверен значительно меньше.

Регулирование в России

27 сентября глава Минэкономразвития Максим Орешкин заявил, что государство не сможет защитить инвестирующих в криптовалюты граждан. Он сравнил ажиотажный спрос на цифровые валюты с финансовой пирамидой МММ. «Если посмотреть на динамику стоимости биткоина, она очень похожа на динамику стоимости акций МММ», — отметил Орешкин, выступая в Совете Федерации. Он также предупредил инвесторов в криптовалюты о возможных рисках, подчеркнув, что «они действуют абсолютно на свой страх и риск», и призвал граждан «очень аккуратно относиться к таким историям».

До этого, в начале сентября, глава Центробанка Эльвира Набиуллина заявила, что криптовалюты пока не будут допущены на российский рынок. В России у криптовалют пока нет правового статуса. Первый вице-премьер Игорь Шувалов пояснял, что пока отсутствует законодательное определение криптовалюты и не определена роль Банка России в ее отношении. «Но скоро, я надеюсь, в ближайшее время, мы выйдем на законодательную площадку, и это дело будем серьезно обсуждать», — обещал чиновник. В Минфине, в свою очередь, предложили квалифицировать криптовалюту как финансовый актив и разрешить торговать ею на бирже только квалифицированным инвесторам.

www.forbes.ru

стремительный рост блокчейна и криптовалют завершён

VB

По мнению сооснователя эфириума Виталика Бутерина, дни бурного роста индустрии блокчейна и криптовалют остались в прошлом. Выступая в Гонконге на конференции, посвящённой эфириуму и блокчейну, Бутерин сказал:

«Измерение блокчейна достигает той стадии, когда в поле зрения возникает «потолок». Сейчас, стоит заговорить со средним образованным человеком, как выясняется, что он слышал о блокчейне, как минимум, один раз. В этом секторе больше нет возможности тысячекратного роста».

По словам Бутерина, рост биткоина и других криптовалют в первые шесть или семь лет был вызван маркетингом, однако теперь, говорит Виталик, слова которого цитирует сайт Cryptocurrencyguide, «эта стратегия близка к тому, чтобы стать тупиковой».

Следующим шагом будет попытка вовлечь людей, уже заинтересованных в криптовалютах, в эту деятельность на более глубоком уровне. Бутерин заметил:

Необходимо перейти от просто заинтересованных людей к конкретным проявлениям реальной экономической деятельности».

Эфир, криптовалюта, служащая «топливом» блокчейна эфириума, утратил свои позиции более чем на 80 процентов, в сравнении с январским максимумом этого года, и сейчас торгуется по цене в районе $250 (согласно оценкам биржи Bitstamp и Bloomberg). Эфир используется в качестве «газа» для платежей за транзакции на децентрализованных приложениях на сети эфириума.

Ценовой спад эфира усилился в августе, поскольку некоторые стартапы, которым платили в цифровой валюте в ходе их ICO, обналичили средства, чтобы покрыть расходы и на фоне озабоченности, вызванной общим падением цен на криптовалюты.

По мнению эксперта Bloomberg Intelligence Майка МакГлоуна, цена эфира может опуститься до $155, поскольку усиливаются конкуренция, рыночная волатильность и процесс созревания индустрии. Но даже это – рост на 2000% в сравнении с концом 2016.

coinspot.io

«Блокчейн поможет искоренить коррупцию» — Блоги — Эхо Москвы, 24.04.2017

Виталик Бутерин / Фото: Аня Марченкова/Inc.

Оригинал статьи

Платформу Ethereum называют одной из самых передовых технологий в сфере блокчейна и криптовалют. Ее придумал программист российского происхождения Виталик Бутерин. С шести лет он живет в Канаде, куда эмигрировали его родители. В 2014 году, оставив учебу в Университет Уотерлу, чтобы реализовать свою идею, Бутерин получил грант на $100 тысяч от фонда основателя PayPal Питера Тиля и выиграл премию World Technology Awards, обогнав Марка Цукерберга. Cегодня капитализация Ethereum — больше $4 млрд, а интерес к платформе проявляют IBM, Acronis, JPMorgan Chase, Deloitte, Royal Bank of Scotland, Сбербанк и другие ведущие мировые компании. Microsoft и UBS уже запустили на платформе собственные приложения. В интервью русской версии Inc. Бутерин рассказал, почему нельзя сравнивать Ethereum с биткоином, каким образом с помощью блокчейна побороть коррупцию и как перспективную технологию может использовать бизнес.

Больше чем биткоин

— New York Times писала, что JPMorgan Chase, Microsoft и IBM рассматривают Ethereum как усовершенствованную версию биткоина. Можно назвать его биткоином 2.0?

— Нет. Биткоин — просто цифровая валюта, а наша платформа — это общий децентрализованный мировой компьютер, применение которого гораздо шире. У Ethereum тоже есть криптовалюта, но мы на ней не фокусируемся. Цель проекта — делать то, чего не делает биткоин.

— А что делает Ethereum? Можешь простым языком объяснить, что это такое?

— Это децентрализованная программная платформа, на которой каждый разработчик может построить что-то свое. Ethereum исполняет программный код, принимая и обрабатывая транзакции от любого человека в мире, и делает это по четким правилам, с гарантией результата. С помощью этой платформы могут надежно взаимодействовать даже те люди, которые друг другу не доверяют.

Идея пришла мне в голову в 2013 году, когда стало ясно, что технологию блокчейн можно применять не только в криптовалютах. Тогда было множество нишевых блокчейн-проектов, и я решил сделать одну общую, объединяющую  платформу, на которой можно будет использовать эту технологию в любых сферах. Это может быть работа с деньгами — финансовые контракты, страховка, краудфандинг, все виды инвестиций… Единственное условие — чтобы все операции можно было описать как математические правила. С этой базовой идеи и начался Ethereum.

— Что было дальше?

— Я сделал описание проекта и предоставил доступ к документу своим друзьям. Потом мы подключили новых участников, сделали проект публичным. Вскоре несколько десятков человек предложили помощь в программировании платформы, — так пришли первые кофаундеры Ethereum Гэвин Вуд и Джеффри Уилки.

В середине 2014 года мы зарегистрировали некоммерческий фонд в Швейцарии. Выбрали эту страну, потому что в ней много банков и других финансовых институтов, которым может быть интересна технология блокчейн. Плюс в Швейцарии либеральные законы по отношению к криптовалютам. Мы продали 60 миллионов единиц «эфира» (нашей криптовалюты) и получили за них 18 миллионов долларов, чтобы заплатить за разработку протокола. После этого мы еще целый год делали Ethereum и только в середине 2015-го выпустили платформу.

— Офис Ethereum и сейчас находится в Швейцарии?

— У нас два офиса — в Швейцарии и в Сингапуре, где сейчас тоже идеальная среда для развития блокчейн-проектов. Это мировой финансовый центр, крупный рынок, там больше денег для развития блокчейна.

Что такое Ethereum

Ethereum — открытая платформа для создания децентрализованных блокчейн-сервисов и приложений, работающих на базе умных контрактов. C ее помощью можно создать собственную криптовалюту, лотерею, систему идентификации, платформу краудфандинга, децентрализованный маркетплейс, мобильный платежный сервис и многое другое. 

Платформа была запущена 30 июля 2015 года. Для ее реализации в Швейцарии был организован фонд Ethereum. 

У Ethereum есть собственная криптовалюта — ether («эфир»). В марте 2017 года ее рыночная капитализация составляла более $4 млрд. Сейчас на платформе работают сотни онлайн-сервисов и приложений.

— Что оказалось сложнее всего при работе над проектом?

— Самая большая сложность — технологическая. Нужно было сделать с нуля очень сложную систему, написать много кода и все проверить, чтобы это было безопасно. В конце концов все получилось, но времени ушло больше, чем мы думали.

Вторая сложность — организационная: когда создаешь столь сложную децентрализованную систему, обязательно возникнут проблемы с людьми.

И третья сложность — проблема доверия. Необходимо было рассказать миру о платформе и добиться, чтобы количество операций на ней росло. Это заняло время. Некоторые сразу поняли идею и поверили в нее. Но были и те, кто называл нас жуликами, а проект — нереалистичным, так как считали что технологически его реализовать невозможно.

— Я решил доказать, что все получится. Мне кажется, это удалось. Хотя и сейчас есть люди, которые говорят то же самое. Но их уже мало кто слушает…

— Какие приложения, работающие на Ethereum, можно назвать успешными?

— Несколько проектов пробуют запустить цифровые валюты, кое-кто занимается страхованием, другие — цифровой собственностью и верификацией продуктов. Уже появились команды, которые работают в сфере здравоохранения. Одни приложения уже запущены, но пока не имеют коммерческого успеха. Другие пока находятся на стадии тестирования, она продлится еще год-два.

Сейчас в Ethereum идет формирование инфраструктуры. Нечто подобное в свое время было с Интернетом, который эволюционировал от простеньких веб-страниц до масштабных проектов вроде Gmail, Facebook и Twitter в результате развития его языка программирования. Когда у Ethereum будет развитая инфраструктура — выстрелят проекты на базе блокчейн. Первые по-настоящему массовые проекты появятся через 2-5 лет.

Три преимущества блокчейна (по версии Виталика Бутерина)

1. Дешевизна. Многие проекты на Ethereum можно делать без значительных вложений. Для поддержки сервисов не нужна централизованная IT-инфраструктура.

2. Отсутствие посредников. Люди могут взаимодействовать друг с другом в доверительной среде. Нет необходимости в посреднике, который бы все контролировал.

3. Высокий уровень доверия. Это самое важное преимущество для пользователей. Высокий уровень безопасности и доверия между участниками обеспечивают, в частности, «умные контракты».

Блокчейном по коррупции

— Какие перспективы есть у криптовалют и технологии блокчейн в России?

— Перспективы хорошие. Криптовалюта упрощает международные транзакции. Даже у нашего фонда Ethereum (занимается продвижением одноименной платформы — Inc.) бывают проблемы с оплатой труда контракторов, которые сидят в 15-ти странах. Если им платить через банковскую систему, нужно каждый раз заполнять кучу полей. С криптовалютой все проще: дайте нам адрес (это 40 букв и чисел), и мы пошлем туда деньги. При этом деньги приходят сразу, а стоимость транзакции  очень низкая.

Насколько мне известно, сейчас в России госучреждения думают, как использовать технологию блокчейн для внутри— и межведомственного взаимодействия. Например, Центральный банк изучает сценарий создания мастер-блокчейна, или мастерчейна, — межбанковской системы, в которой будет содержаться база данных всех финансовых операций. Цель — повысить эффективность и прозрачность финансовой системы страны. Когда идет распределение бюджетных средств и ассигнований на целевые проекты (вплоть до построения конкретного моста), цифровые деньги можно пометить. И если средства уйдут не по назначению, это всегда можно отследить, и очень оперативно.

— Ты веришь в то, что коррупцию можно искоренить с помощью технологий? —  Да, с помощью блокчейна это реально. Криптовалюту легко пометить, а значит, легко проследить ее путь до конечного получателя, будь то учитель, врач и так далее.

Для чего блокчейн нужен государству и бизнесу

Владислав Мартынов, представитель Ethereum в России:

— Объясню на простом примере. Сейчас, чтобы зарегистрировать свою недвижимость, вы заполняете документы и сдаете их в соответствующее учреждение. Но где гарантии, что злоумышленник, получивший доступ к данным, не перепишет ваш дом или квартиру на другого? С блокчейн это невозможно. Система распределена на большом количестве компьютеров, и все ее участники тут же увидят изменения: они отслеживаются. Поэтому доверие граждан к услугам с использованием блокчейн резко возрастает.

Или возьмем сферу межведомственного взаимодействия. Сейчас есть централизованные электронные системы документооборота, но опять же, никто не застрахован от манипуляций, подмен или удаления данных. А в блокчейн все транзакции прозрачны и зарегистрированы.

По тем же причинам блокчейн интересен бизнесу. Эта технология в ближайшее время радикальным образом изменит работу компаний в сфере страхования, финансов, логистики и многих других. И масштаб изменений будет сопоставим с тем, как повлиял на бизнес интернет.

— Как платформа будет развиваться дальше?

— Сейчас она готова к применению. Но пока не решена проблема ее масштабируемости — готовности к большому количеству пользователей. Даже если завтра удастся убедить 50 миллионов бабушек использовать блокчейн, сейчас у нас есть место только для 5 тысяч бабушек. Если вдруг количество компьютеров, работающих на платформе, сильно возрастет, нет уверенности, что все будет работать безупречно. Я сейчас работаю над этим и в течение года должен эту проблему решить.

Есть еще проблема макро-конфиденциальности: вся информация на блокчейне публична, но некоторые люди не хотят обнародовать свои транзакции. В таких случаях можно использовать криптографию, но над этим еще нужно работать.

— В одном из интервью ты сказал, что, впервые узнав о блокчейне, удивился: «Как такая система может жить, ведь это просто цифры в компьютере? Какая у них может быть стоимость?» Сейчас ты уже знаешь ответ на этот вопрос? 

— Я бы ответил так: их стоимость зависит от того, что о них думают люди. Это такой эмоциональный момент. Так же, как квадратный метр земли в одном месте стоит намного больше, чем в другом. Нет какой-то одной причины, почему стоимость именно такая, а не другая. Просто уже сформировался рынок и люди валюте нашей платформы доверяют, — это, наверное, все, что нужно.

— А сколько сейчас стоит Ethereum?

— Капитализация Ethereum — выше 4 миллиардов долларов США.

Автор: Ольга Любимова, cпециальный корреспондент Inc.

Читайте нас в Facebook, Twitter и ВКонтакте.

echo.msk.ru

Виталик Бутерин: Я верю в будущее блокчейна и Ethereum в России

В свои 19 лет наш бывший соотечественник Виталик Бутерин переосмыслил блокчейн, созданный мифическим Сатоши Накамото вместе с биткоином. Он начал разрабатывать собственную блокчейн-платформу Ethereum, которая позволяет программистам создавать децентрализованные приложения.

Запуску платформы предшествовали $100-тысячный грант от знаменитого инвестора Питера Тиля, награждение Виталика премией World Technology Awards и невиданная краудфандинговая кампания (почти $20 млн за две недели).

В марте этого года капитализация проекта превысила $1 млрд (сейчас она составляет $928 тысяч). Сегодня с Ethereum сотрудничают Microsoft и 40 крупнейших банков мира. Криптовалюта Ether заняла второе место после биткоина. На базе Ethereum создано более 200 блокчейн-приложений.

На днях Виталик Бутерин прилетел в Москву, чтобы пообщаться с российскими блокчейн-энтузиастами, бизнесменами и высокопоставленными чиновниками. Rusbase побывал на конференции Ethereum Russia 2016 и записал самые яркие тезисы звезды блокчейна.

О себе

Я родился в России, первые 6 лет своей жизни прожил в Коломне, потом переехал в Канаду. С компьютером я игрался с раннего возраста, писал всякие макросы в Excel. В 10 лет папа (Дмитрий Бутерин работает в софтверной компании Wild Apricot, — ред.) подарил мне несколько книжек по программированию. Когда мне было 12, я начал писать на C++, использовал библиотеку Allegro. Сначала писал простые игрушки, затем начал делать игры сложнее. Потом написал такую сложную игру, что, кажется, только я и еще один человек в мире победили туториал. У меня две маленькие сестры: одной четыре, другой семь. Я закончил школу в Торонто, потом пошел там в университет, но через восемь месяцев его бросил, чтобы заниматься блокчейном.

О биткоинах

О биткоинах я впервые узнал в 2011 году от папы. Когда он рассказал мне о них, я подумал: это же просто цифры в компьютере, у них нет никакой внутренней стоимости, как они могут быть валютой? Потом через три недели еще раз услышал, потом еще раз, решил посмотреть и начал проникаться. Я прошел весь процесс: сначала пошел на биткоин-форумы, потом начал зарабатывать биткоины написанием статей. Помню, как заработал 8,5 биткоинов и потратил их на футболку. Это оказался очень интересный эксперимент. Я увидел, как это перестраивает экономику. Меня всегда интересовали открытость и свобода.

Как родился Ethereum

В 2012 году я бросил университет и путешествовал по разным местам, где были биткоин-проекты. В конце концов я доехал до Израиля. Там много людей сфокусировалось на концепции применения блокчейна для других вещей, кроме монет. Проекты были интересные, но они были сделаны как швейцарский нож. Разработчики предлагали создать отдельные протоколы для каждого применения блокчейна, специальные виды транзакций. Я быстро понял, что это очень ограничивает.

Мне пришла идея сделать универсальную платформу с внутренним языком программирования, чтобы на нем можно было написать любое приложение. Я написал white paper и разослал 15 друзьям для критики, они переслали ее своим друзьям. За две недели около 20 человек ответили мне, что проект интересный и они хотят помочь с программированием, маркетингом, созданием стартапа. Так что круг единомышленников собрался очень быстро.

Некоторые члены команды хотели коммерческой реализации Ethereum, но мы выбрали некоммерческий подход. Чтобы люди приняли проект, нужна была система, которая не принадлежит никому. Деньги на реализацию мы получили путем краудсейла: люди посылали нам 1 биткоин и получали за него 2 тысячи эфиров. Так мы получили 30 тысяч биткоинов, которые использовали на зарплаты программистам.

О команде

Наша команда насчитывает 30 человек. Она разбросана по всему миру. Наша штаб-квартира находится в Швейцарии (офис на 3-4 человек), у нас есть офис на 5-7 человек в Берлине, офис в Амстердаме, есть отдельные разработчики из Канады, Китая, Польши, России и Бразилии. Я знаю в лицо практически всех. Хотя у нас есть руководители, структура управления более горизонтальная, чем в других организациях.

О комьюнити

Численность сообщества вокруг Ethereum сложно оценить. Это как с языком Эсперанто — кто-то знает на нем пять слов, кто-то может говорить. Я знаю, что 250-300 человек делают на Ethereum проекты фултайм. А в нашем блокчейне около 100 тысяч аккаунтов. Правда где-то посередине.

Над чем Ethereum работает сейчас

Сейчас основных приоритетов несколько. Это программное обеспечение для работы с эфирами, developer tools (инструменты для разработчиков, - ред), которые помогают программистам, и исследования — нам нужно придумать, как будет работать следующая версия Ethereum, какие нужны апгрейды блокчейн-протоколов, масштабируемость и приватность.

На что живут

Сотрудники Ethereum Foundation получают зарплаты за программирование. Тех денег, которые у нас есть, хватит на четыре года работы команды. У нас расходы $2,3 млн в год, а денег осталось $13 млн. Так что краткосрочной потребности в деньгах у нас нет.

О любви к путешествиям

Зачем я сам такой децентрализованный? Мне нравится, что наше комьюнити глобально, и нет места, которое сильнее остальных. Я много путешествую, потому что люди обращаются, хотят использовать блокчейн, хочется приехать, посмотреть и помочь. Да и просто в плане разработки своей платформы важно разговаривать с людьми и понимать, чего они хотят. Я сейчас приехал из Лондона, где встречался с компаниями и представителями британского правительства, а после Москвы поеду в Пекин.

Об узком месте блокчейна

Увеличение пропускной способности — один из больших вопросов для нас. Невозможно произвести финансовую революцию при 3 или 15 транзакциях в секунду. У нас есть стратегия увеличения количества транзакций в секунду в сто и даже тысячу раз, но для этого нужны исследования и тестирование.

В чем сила Ethereum

Первое преимущество нашей платформы — универсальность. Она дает возможность сделать огромное количество приложений. Это цифровая собственность, финансовые контракты, регистрация нефинансовой информации, хранение данных и другие. Второе важное преимущество — легкость и быстрота разработки. Программисты говорят нам, что им легко разрабатывать приложения на Ethereum. Сообщество будет расти именно за счет простоты. Если 2016 год — это год экспериментов и тестов, то в 2017-2018 мы увидим большие проекты.

Даже не важно, какие применения блокчейна сработают, а какие нет. Платформу все равно можно будет использовать. Идея такая, что не я и не программисты выбирают направления развития Ethereum, а это выбор комьюнити, что им строить. Сегодня это одни приложения, завтра могут быть другие.

О публичности

Когда я начинал проект, я написал больше 400 статей в Bitcoin Magazine. Если бы я попытался быть анонимным, статистический анализ меня бы вычислил через неделю.

Почему Ethereum написан на трех языках

Мы писали проект сразу на трех языках — Gogo, Python и C++. Множественность клиентов очень помогает нам с тестированием. Проблема биткоина — централизация разработки. Одна команда разрабатывает главный биткоин-клиент и имеет большой уровень контроля. А у нас всегда был такой подход, чтобы программисты одной версии не получали права контролировать протокол. Это делает наш протокол децентрализованным.

Когда блокчейн пойдет в массы?

Раньше всего блокчейн придет в финансовую индустрию, потому что она уже активно с ним экспериментирует. Думаю, уже в следующем году начнется масштабное применение. То же самое — с хранением информации о собственности. Хотя мне кажется, что все направления будут идти параллельно. Вопрос не в том, в каком состоянии сейчас находится та или иная индустрия, а в том, насколько быстро эта индустрия сможет двигаться.

Думаю, быстрее блокчейн будет внедряться в ИТ, где можно просто написать программу и сразу использовать, более медленно — там, где блокчейн нужно будет долго интегрировать с реальным миром. Неизвестно, где это будет. Есть много городов, где сильно продвигается блокчейн — в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Лондоне, Китае, Сингапуре, и здесь (в России, — ред.) есть немало возможностей. Технология будет развиваться децентрализованно.

Советы стартаперам

Я рекомендую всем обратиться к Питеру Тилю. Thiel Foundation каждый год находит 20-25 человек, которые делают интересные вещи, и выплачивает им $100 тысяч за два года. Эти 4167 долларов в месяц дают вам возможность использовать все ваше время, чтобы реализовать проект.

Конкурс там не очень большой. Три года назад в нем участвовали 500 проектов (сейчас больше). Три года назад нужно было просто заполнить форму и у тебя был шанс 2,7% получить $100 тысяч. Сейчас претендентов чуть больше, но все равно. И они открыты для проектов из разных стран мира.

Университет помогает получить знания, но это не для всех. Есть люди, которым лучше заниматься своими проектами. Они могут учиться самостоятельно и получать знания из опыта, а не из школы. Питер Тиль ищет именно таких людей. Многие идут в университет ради диплома, а Thiel Foundation дает высокий статус вместо университета.

Как сделать свой Ethereum

Сейчас я расскажу за 30 секунд, как любому русскому программисту сделать аналог Ethereum. Ему нужно посмотреть наш код (он весь открытый), пойти на страницу Ethereum на Github и нажать на кнопку Fork.

О России

Я верю в будущее блокчейна и Ethereum для России. Я приехал в Россию впервые за последние 5 лет и сильно впечатлен. В Москве сильное комьюнити. Вот эту большую конференцию смогли сделать меньше, чем за месяц. Такие же проходят в Нью-Йорке и Сан-Франциско.

О российских разработчиках

У российского образования есть немало преимуществ. На международных хакатонах 20% команд говорят по-русски. Я сам участвовал в олимпиадах по математике и информатике, и там все так же: американцы, китайцы и русские. Хотя доля русских самая маленькая, но она там есть, важно этого не забывать. Нужно продолжать поддерживать предпринимательство, чтобы люди не боялись пробовать новое. Это касается не только блокчейна, а информационных технологий в целом.

Как блокчейн поможет миру

Блокчейн решает проблему манипуляций. Когда говоришь об этом на Западе, многие отвечают, что доверяют Google, Facebook или банкам. Но в остальном мире такого доверия к организациям и корпорациям нет — это касается Африки, Индии, Восточной Европы, России. Я не говорю о тех местах, где люди уже совсем богатые.

Вот в странах, которые этого уровня пока не достигли, возможности блокчейна самые большие. Я считаю, что эта технология, если все правильно сделать, может стать частью истории. Благодаря блокчейну многие страны смогут очень быстро повысить уровень своей инфраструктуры.

О будущем

Хочется верить, что через 10 лет Илон Маск уже будет на Марсе.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

rb.ru

Виталик Бутерин объяснил, почему «сегодняшние блокчейны ничего не стоят»

виталик бутерин

Мы уже писали о том, как разработчик Bitcoin Core Джереми Рубин выдвинул аргументы о «возможном крахе» эфириума в своей статье на TechCrunch. В посте на Reddit Виталик Бутерин ответил, что предсказания Рубина были бы верны только в том случае, если бы эфириум не улучшался постоянно. В частности, речь шла о переходе на алгоритм PoS.

Кроме подробного объяснения на Reddit, Бутерин подытожил свои слова в Твиттере, указав, что «каждый существующий блокчейн, включая ETH и BTC, [сами по себе] не стоят ничего». Кроме того, он снова подчеркнул, что «необходим переход на PoS».

Бутерин всегда поддерживал свою точку зрения не только техническими аргументами, но и философскими.

В комментариях к твиту Бутерина пользователь JP Thor написал, что «подобных проблем не наблюдается с биткоином», который ориентирован на сохранение стоимости (SoV), а «ненужные изменения принесли бы [биткоину] больше вреда, чем пользы».

Виталик ответил, что блокчейн сам по себе не ориентирован на «чистое SoV» и что реальную ценность он приобретает только после успеха на рынке благодаря другим формам полезности, которые проверяемы/осязаемы.

Там же Бутерин объяснил:

Один из способов, которым этого можно добиться, следующий: если сжигать часть транзакционных комиссий, темп роста предложения криптовалюты станет отрицательным, а сама криптовалюта станет более привлекательной в качестве средства сохранения стоимости (SoV).

Команда разработчиков эфириума активно работает над улучшением блокчейна этой криптовалюты. Планируемое обновление Casper как раз предназначено для перехода с текущего алгоритма PoW на PoS.

coinspot.io

Виталик Бутерин: «Блокчейн-индустрия достигла потолка»

Сооснователь Ethereum уверен, что период взрывного роста позади: о криптовалютах и блокчейне слышал каждый образованный человек. Надо заняться реальными приложениями, ведь на нынешнем этапе крипторынок — игрушка в руках миллионеров.

Своими соображениями относительно скромных, по сравнению с 2017 годом, перспективах блокчейна и криптовалют Виталик Бутерин поделился в интервью Bloomberg. В 1000 раз рынок больше не вырастет, и теперь пришло время доказывать реальную пользу технологии с помощью приложений, которыми бы пользовались ежедневно.

Бутерин указал, что на протяжении предыдущих шести-семи лет индустрия блокчейна росла в основном благодаря маркетинговым усилиям и тому, что о ней узнавало все больше людей. «Если вы сейчас поговорите со средним образованным человеком, вероятно, что каждый хотя бы однажды слышал про блокчейн. Так что возможности расшириться в 1000 раз больше просто нет», — говорит он.

Он также продолжил размышления о том, что активная торговля, возможно, навредила прогрессу криптовалют: «Честно говоря, часть меня была бы счастливей, если бы криптовалютами никто из институциональных инвесторов не торговал еще лет пять.

По большому счету, если сейчас крипта — это лишь штуки, которые миллионеры покупают и продают друг у друга, то чего же мы достигли?»

Чтобы эта индустрия по-настоящему развивалась, апологетам технологии необходимо работать над глубиной вовлечения: «Пройдите путь от интереса к реальным приложениям и настоящей экономической активности».

Как указывает Bloomberg, криптовалюта эфир, основа сети Ethereum, потеряла 85% стоимости по сравнению с январскими максимумами и стоит сейчас около $200. Биткойн подешевел на 50%. Тем не менее, если оценивать прогресс с конца 2016 года, эфир принес ранним покупателям около 2000% выгоды.

Ранее Бутерин называл нынешнее состояние рынка виртуальных валют "конечной стадией криптопузыря».

hightech.plus

Виталик Бутерин: Блокчейн дает уверенность

 Однако, сейчас эфир имеет рыночную капитализацию в размере около $120 млрд, поэтому в то, с чего все начиналось, верится теперь с большим трудом. Сам Виталик в подкасте Unchained, где обсуждаются последние новости в мире криптовалют и блокчейна, признается: «На своих ранних этапах развития эфир определенно не был проектом столь амбициозным, каким он стал спустя несколько месяцев, и отнюдь не отличался такой далеко идущей концепцией, которую я продвигаю сейчас».

Бутерин также не ожидал всего круговорота событий, с которыми эфиру к настоящему моменту пришлось столкнуться: создания фонда Ethereum Foundation в Швейцарии, направляющего развитие криптовалюты в нужное русло; кража токенов на сумму $50 млн долларов из DAO, децентрализованного автономного венчурного фонда, который функционировал на платформе Ethereum; последующий раскол сети Ethereum и возникновение новой криптовалюты Ethereum Classic; нередкие DDoS-атаки и трудности, связанные с расширением платформы.

Более того, изначально программист предполагал, что эфир будет применяться для довольно немногочисленных целей:

«Если случилось то-то — отправить $5 на счет такой-то; если случается что-нибудь еще — отправить $5 еще на какой-нибудь счет. Вот и все, как я мечтал, для чего станут использовать эфир. Но со временем люди начинали придумывать ему все новые и новые области применения — а давайте внедрим эфир в интернет вещей, в демократизацию процессов блокчейна, в системы идентификации, цепей поставок, в сетевую инфраструктуру, управление доменными именами и т.д. Список пополнялся новыми предложениями и рос просто на глазах».

Когда мы с Виталиком заговорили о разнице между его видением и реальностью, я процитировала его слова из статьи издания Wired 2016 года. Тогда Бутерин говорил:

«Лично я считаю, пусть большие начальники обломаются. У них денег и так навалом».

Поэтому теперь спросила его: если он до сих пор придерживается такого мнения, то почему членами некоммерческой организации Ethereum Enterprise Alliances являются такие корпорации как банк JPMorgan Chase, нефтегазовый гигант BP и Microsoft?

Он ответил:

«Я действительно считаю, что блокчейн дает уверенность тем, кому не хватает финансов, способности договариваться или, может быть, умения располагать к себе других. В подобной структуре находится место и для крупных компаний — по моему мнению, они берут на себя очень важную роль в процессе. Я уверен: те, кому хватает ума сделать первый шаг и кто готов поддерживать технологии, а не бороться с ними, смогут сохранить свои позиции и остаться при сложившихся обстоятельствах в выигрыше».

Он объяснил это на примере компании Microsoft — в 90-х ее воспринимали как злобного монополиста рынка, но сейчас на фоне таких интернет-компаний как Facebook, всецело контролирующих данные пользователей, Microsoft уже не кажется таким страшным злодеем.

Дело в том, что благодаря Microsoft «пользователи могут самостоятельно контролировать собственные данные. В случае же с интернет-гигантами пользователи перестают быть их клиентами и вместо этого становятся для них продуктом. А для Microsoft люди по-прежнему остаются клиентами, поэтому у данной компании намного меньше причин и мотивов продавать кому-либо их личные данные.

Мы также обсудили твит, в котором Бутерин задался вопросом о том, заслужило ли криптовалютное сообщество совокупную рыночную капитализацию в размере $500 млрд. В подкасте Unchained он иронически отметил:

«Если я был так расстроен суммой в $500 млрд, то от $740 млрд я бы расстроился еще больше».

Программист упомянул несколько социальных проектов как, например, Всемирную продовольственную программу при ООН (хотя она использует мощности частного блокчейна), и объяснил, что подобные проекты пока не могут перейти на публичные типы блокчейна из-за совершенно других масштабов системы.

В ходе беседы, вероятно, самый влиятельный и молодой игрок рынка криптовалют рассказал, что его беспокоит, представляют ли угрозу для его платформы другие технологии блокчейна, как совершить наиболее прозрачный ICO, как он относится к криптокотятам, хардфорку биткоина и проблемам распределения богатства в криптосообществе. В довершение ко всему молодой специалист осознал, что «занимающиеся блокчейном и криптовалютами — такие же люди со своими недостатками».

Источник: cryptocurrency.tech

Высказать свое мнение или задать интересующий вопрос по данной статье можно в общем чате.

Так же заходите в чат посвященный Dex (Децентрализованным биржам).

Для удобства вы можете подписаться на наши новости в Telegram

procrypto.network