Виталик Бутерин: «Путин знает, что такое блокчейн — это и есть хайп». Блокчейн виталик


Виталик Бутерин: переворот в мире блокчейна

Если речь идет о блокчейне и криптовалютах, его имя вспоминается сразу после Сатоши Накамото.

Виталик Бутерин – молодой гений. Сегодня углубимся в историю его успеха.

Криптовалюта Ethereum и одноименная сеть стали едва ли не самым значительным научным, экономическим и технологическим достижением последнего десятка лет. Трудно поверить, что его автором стал Виталик Бутерин. Чей образ далек образа миллионера и компьютерного гения. Сегодня одному из самых ярких умов современности всего 24 года. Давайте познакомимся с историей его успеха.

Потенциал

Еще будучи ребенком, Виталик с родителями стал жителем Торонто. До этого семья жила в Москве. В Канаде ребенка считали вундеркиндом. Он быстро считал в уме и проявлял склонность к таким сложным предметам, как экономика, математика и компьютерное программирование. Видимо, еще тогда был заложен фундамент, благодаря которому Виталик позже создал проект мирового масштаба.

Против системы

Первые размышления о децентрализации власти настигли Виталика еще в детстве. Как и множество подростков, юное дарование увлекалось компьютерными играми. Среди фаворитов первое место занимала World of Warcraft от Blizzard. Разработчики удалили некоторые функции у любимого компьютерного персонажа мальчика. Это нанесло глубокую моральную травму ребенку – ведь на прокачку героя было потрачено много ресурсов. Тогда Виталик осознал, насколько высокую опасность таит в себе власть, сосредоточенная в единых руках. А интерес к игре затух.

 В семнадцатилетнем возрасте Виталик, беседуя с отцом, узнал о криптовалюте Bitcoin. Нельзя сказать, что технология заинтересовала юношу сразу. Но желание любой ценой избежать регуляции со стороны правительства и централизации процессов заставило молодого Виталика взглянуть на ситуацию под другим углом.

Биткоин

Окончательное решение Виталик принял после участия в конференции, посвященной криптовалюте Биткоин.

Как появилась цель

Юный Виталик с детства обладал задатками к успеху. Талантливый гений имел амбиции. Не доставало только денег. Когда встал финансовый вопрос – сомнений не оставалось. Виталик и тут пошел проактивным путем. Свои первые деньги юноша получал уже в Биткоинах. Именно в этой валюте оплачивались статьи, которые писал Виталик. Благодаря этим публикациям Бутерина заметил Михай Алиси. Он обратился к нему с предложением о создании первого в мире полноценного издания о криптовалютах.

Так появился Bitcoin Magazine, журнал, посвященный миру криптовалют. Тем временем Виталик стал прилежным студентом Уни­вер­си­тета Ва­тер­лоо. И успел попрактиковаться у известного криптографа и математика Яна Гол­дбер­га в качестве ассистента. Окончательное решение касательно своей карьеры Виталик принял через 2 года. Это случилось после участия в конференции, посвященной криптовалюте Биткоин.

Переоценка ценностей

Начиная с 2013 года Виталику все сложнее было совмещать собственные проекты с получением высшего образования. Переломным моментом стало участие в конкурсе по разработке инновационных проектов. С учебой было покончено после победы в The Peter Thiel Fellowship. Она принесла юному гению 100 000$.

Хотелось бы подчеркнуть, что Бутерин отказался от университета уже имея цель и четкий план ее достижения. Наличие диплома о высшем образовании не ускорило бы этот процесс. И Виталик это понимал, как и многие другие успешные люди, пожертвовавшие учебой в пользу карьеры. Среди них Цу­кер­бер­г, Гейт­с, и Дж­об­с. Но в этот список попасть не так уж и просто, и дело совсем не в том, откажетесь вы от учебы или нет.

Создать новый мир невозможно без знаний о его компонентах

Виталика увлекли путешествия. Где бы он ни был, он везде искал новые знания и по крупицам собирал информацию о проектах, связанных с технологией блокчейн. В Израиле Виталик Бутерин осознал всю важность блокчейна. Он понял, насколько мощным этот инструмент может оказаться в его руках. Сомнений больше не оставалось.

Бутерин

В Израиле Виталик Бутерин осознал всю важность блокчейна.

Зарождение Ethereum

Виталик создает платформу блокчейн сразу по приезду домой. Он называет Ethereum промышленной революцией. Виталик говорит так неспроста. Ведь теперь любой бизнес стал еще проще, доступнее, быстрее и дешевле.

Платформа, разработанная Бутериным служит для смарт-контрактов и распределенных приложений. Она одинаково хорошо обеспечивает возможность инвестирования, участия в краудфандинге и формировании ставок.

Яркий пример инновационного использования Ethereum – программа Hyperledger. Предполагается, что с посредством этого проекта будет создана гло­баль­ная си­сте­ма ва­лют­ных рас­че­тов. Уже сегодня он объединяет более сотни ключевых фининститутов по всему миру.

Все только начинается

Виталик Бутерин направляет много ресурсов на благотворительность. Сегодня он финансирует SENS Research Foundation.

 «…Я очень рад, что у меня есть воз­мож­ность лично под­дер­жать уси­лия SENS. Их по­пыт­ки ре­шить про­бле­му ста­ре­ния, одну из самых боль­ших про­блем че­ло­ве­че­ства, со­от­вет­ству­ют и моей цели — из­ме­нить к луч­ше­му жизнь мил­ли­о­нов».

И пока Виталик горит идеей улучшить жизнь человечества, он будет развивать Ethereum. Проект Бутерина уже сейчас обогнал конкурентов. Но молодой гений не собирается останавливаться, а наоборот, прикладывает еще большие усилия по его совершенствованию.

blog.bnboptions.com

«Путин знает, что такое блокчейн — это и есть хайп»

В 2017 году основатель Ethereum Виталий Бутерин вошел в десятку самых влиятельных молодых людей по версии журнала Fortune. Кто-то называет его криптобогом или криптоанархистом, а кто-то просто зовет своим кумиром. Как бы то ни было, слухи о самом Виталике влияют на курс Ethereum и могут стоить его обладателям больших денег.

Предлагаю вашему вниманию беседу с Виталием Бутериным, которая поможет узнать, как он мыслит и что вообще происходит в индустрии.

Про себя и Ethereum

1. Как я заинтересовался блокчейном? В какой-то момент я понял, что это очень интересная технология, крутая математика, потом осознал, что за этим стоит еще и серьезная идея, система прозрачности. Сообщество нескольких тысяч людей вместе сделало свою финансовую систему. Мне близка эта идея. Мне нравится строить то, что никто раньше не строил.

2. Создание Ethereum было не вопросом денег, это была миссия, идея, за которой хочется идти.

3. В 2011 году я узнал про биткоин, через полгода стал сооснователем биткоин-журнала [Bitcoin Magazine], через 2 года учился в университете [университет Уотерлу, Канада — прим. Rusbase] и тратил 30 часов в неделю на задачи программирования, связанные с биткоином. Потом бросил учебу, путешествовал, смотрел, как блокчейн-проекты развиваются в разных странах мира. В Израиле, США, Европе…

4. Идея создать Ethereum пришла не сразу. Сначала я пытался продвинуть ее в проекте, на который работал. Но мне сказали, что нужен год на реализацию. Тогда я уволился. Помню, как гулял по Сан-Франциско, размышлял, а потом взял и написал white paper, отправил своим друзьям, а они своим. Так все началось.

Про майнинг

5. Роль майнинга будет снижаться и снижаться. Это направление не очень перспективное.

6. Майнинг как бизнес… Это когда у тебя есть свой источник энергии или субсидии, когда очень низкая стоимость самой энергии. Тогда это выгодно. Но, вообще, двигаться лучше в апликейшен, а не к спекуляциям.

7. Если хочешь вложить деньги, лучше вложи в R&D [исследование и разработка].

Про перспективы блокчейна

8. Первая большая и перспективная область развития блокчейна — финансовая. Это и криптовалюта, и смарт-контракты, и госреестры. Например, сейчас, чтобы продать дом, нужно несколько недель, а это может занимать всего 3 минуты.

9. Кроме финансового направления, я бы назвал перспективными следующие направления: интернет-безопасность; логистика; все, что связано с identity; более дорогое, но надёжное место для хранения информации.

10. Преимущество блокчейна в том, что внутри сети очень много данных, которые можно использовать внутри других применений. Самый простой пример — умный контракт, который позволяет понизить нужду для всех видов страховки.

Про ICO

11. Проблема ICO в том, что человек делает что-то полезное для очень малого числа людей. Все увидели, что вот есть такая одна категория open source software, где деньги зарабатывать просто. И у программистов появился выбор: продолжать работать в подвале, или купить Lamborghini.

12. Сейчас слишком много проектов, где нет никакой пользы от токена, а люди просто хотят заработать много денег.

13. Концепция ICO слишком централизована. Проблема в том, что люди оценивают идею, а не команду. Инвесторы вкладывают деньги в идею, но нет гарантии, что с ней справится команда. Я думаю, нужно следить за этим, и только в случае успеха продолжать финансирование. Да и, вообще, правильнее было бы инвестировать именно в идею, а не в конкретную команду. А за эту идею и инвестиции должно бороться несколько команд.

14. В какой-то момент рынок поймет, что многие токены не имеют никакой ценности.

15. Токинг должен быть наполнен смыслом. Большое количество ICO сегодня не имеют никакого обеспечения и будут провальными.

Про перспективы криптовалюты

16. Мне кажется, на 100% криптовалюта не заменит деньги, но через 20-40 лет будет очень много разных валют, которые будут использоваться вместе.

17. Валют будет все больше и больше. Появятся валюты отдельных городов, валюту будут выпускать и большие компании, что-то такое я уже слышал про Burger King.

18. Через 50 лет у человека будет кошелек, в котором будут лежать более 15 видов валют, и каждой из них можно будет расплачиваться.

Про безопасность блокчейна

19. Сейчас есть некий парадокс. Цель блокчейна — безопасность. Но блокчейн — новая технология, поэтому пока с безопасностью проблемы.

20. Сейчас блокчейн можно спокойно использовать там, где никто не пострадает, если блокчейн сломается.

Про Россию

21. Привлечение инвестиций на блокчейне — очень интересная тема для России, особенно в условиях санкций.

22. Качество ИТ-специалистов в России высокое, но вот количество недостаточное.

23. Ни в одной большой стране мира нет такого желания внедрять технологии. В России куда ни придёшь — все обсуждают блокчейн, всем это интересно. От высших чиновников до мелких предпринимателей.

24. Блокчейну в России нужны маленькие успешные проекты, чтобы зарекомендовать себя.

Про мир

25. Блокчейн — только одна часть большого тренда. Мир становится все более цифровым. Через 50 лет у людей будет больше друзей в другой стране, чем в своей.

26. Юго-Восточная Азия очень технологична, но интерес к блокчейну там ниже, чем здесь. Хотя люди на улицах продают апельсины через QR-код.

Красивый финал

27. Полноценной стабильности крипты не будет никогда. Но уровень волатильности будет снижаться по мере того, как будут появляться успешные стартапы на блокчейне, и по мере того, как будет расти объем денег, которые крутятся в крипте. Это произойдет через год-два.

Блокчейн-индустрия сейчас находится на третьем этапе. Что это?

28. Первым этапом было несколько хакеров-анархистов, которые интересовались темой.

Вторым этапом стал мейнстрим. Путин знает, что такое блокчейн — это и есть хайп.Третий этап — это путь от хайпа до настоящих результатов. Люди знают, что блокчейн — интересная идея. Знают, для чего это использовать, уже даже есть тесты. Но пока нет применения в большом масштабе.

Отсюда

socialego.mediasole.ru

Виталик Бутерин опубликовал эссе об идеальном управлении блокчейном

Основатель эфириума Виталик Бутерин опубликовал в своём блоге эссе под названием «Заметки об управлении блокчейном». Finance Magnates приводит краткий пересказ текста, в котором Виталик анализирует плюсы и минусы различных типов принятия решений о развитии блокчейна и приходит к интересному выводу.

Предпосылкой написания эссе стал тот факт, что голосование держателей криптовалюты получило новую жизнь в качестве «многоцелевого механизма принятия решений». Оно имеет те же преимущества перед другими вариантами, что и демократия перед остальными формами правления.

Блокчейны первого поколения де-факто дают централизованным группам разработчиков или майнерам полномочия для формулирования механизма выбора. — Tezos, «Управление»

Бутерин начинает с объяснения того, что существует два типа голосования коинами: «слабо связанное» и «тесно связанное».

Он говорит, что, когда мы рассматриваем управление как координационную модель, мы имеем дело с двумя слоями: нижним слоем, содержащим реальность, и верхним, состоящим из координационных институтов. Нижний уровень в реальном мире — это физика и сила, а в блокчейне — то, какой протокол используется. Координационные институты отвечают за консенсус. Когда на верхнем слое достаточно консенсуса, нижний слой можно изменить.

К блокчейн-голосованию это относится следующим образом: оно может быть применено как к нижнему слою, так и к верхнему. Тесно связанное голосование прежде всего означает, что одобренные в его результате изменения будут происходить автоматически. Если меньшинство не соглашается с форком, то на него будет возложено бремя «усилий по координации хардфорка таким образом, чтобы он сохранил текущие свойства блокчейна».

Слабо связанное голосование является инструментом координации, и в его случае пользователям придётся самим загружать и запускать форк.

У обоих типов голосования есть свои преимущества и недостатки, которые Бутерин продолжает анализировать. Он подробно останавливается на недостатках.

Например, различные потребности пользователей, естественно, влияют на их видение развития блокчейна. Но в любом случае, если нетехническая публика должна прислушаться к небольшой группе экспертов, чтобы принять обоснованное решение, то какое фактическое значение имеют голоса этой общественности?

Другой недостаток, который характерен для обеих систем, — в том, что «явка избирателей» всегда очень низкая. В качестве примера Бутерин приводит DAO Carbonvote на эфириуме с явкой в 4,5% и то, что выигравшее решение в системе Bitshares набрало всего 17% (что особенно примечательно, учитывая, что Bitshares является социальной системой, разработанной вокруг идеи голосования).

Такая концентрация власти приводит к подкупу, и Бутерин вспоминает соответствующий случай на платформе Lisk.

Слабо связанное голосование достаточно гибко, чтобы противостоять организованной коррупции, поскольку сообществу достаточно согласиться игнорировать вредоносные источники, в то время как тесно связанная модель должна будет прописать такие команды в исходном коде. С другой стороны, в тесно связанных системах голосования есть влиятельные централизованные участники с мотивацией защитить свою систему.

Бутерин утверждает, что к кодифицированным протоколам также следует «отнестись скептически». Его аргумент заключается в том, что определение базовых свойств (ценностей) должно быть слабо связано, так как «любую значимую норму на самом деле довольно трудно выразить в целом; это часть сложности проблемы ценности».

Он представляет интересный пример того, как лимит в 21 млн. биткоинов можно перехитрить в реальных условиях без изменения кода, установив очень похожую монету как обязательный этап во всех транзакциях биткоина. Это создало бы валюту, схожую с биткоином до степени смешения, и число биткоинов де-факто бы удвоилось.

Хотя Бутерин описывает слабости систем, основанных на «народном» голосовании, у него также не вызывают энтузиазма альтернативные базовые консенсусы разработчиков или «интеллектуалов в башне из слоновой кости», оторванных от пользовательского опыта.

Чтение этого эссе напоминает о старой цитате Черчилля: «Говорят, что демократия — наихудшая форма правления, если не считать всех остальных».

Бутерин выступает за систему, в соответствии с которой решения принимаются множеством подсистем, включая первоначальную дорожную карту проекта, общий консенсус в области развития, голоса владельцев монет, голоса пользователей и «установленные нормы».

Он называет эту систему многофакторным консенсусом и сравнивает её с набором «сдержек и противовесов» многогранного правительства неолиберальной демократии. У всех граней есть свои недостатки, но в случае, когда ни одна из них не владеет слишком большим контролем, мы оказываемся близки к тому, чтобы эти изъяны нейтрализовали друг друга.

Автору статьи кажется, что Бутерин достаточно мудр для понимания: тот факт, что человечество пока далеко от идеального общества, показывает, что навязывания идей лучше избегать. На призыв пользователя Twitter взять на себя роль лидера изменений блокчейна Бутерин ответил:

Пусть культурная эволюция изменит это; она умнее меня или любого из нас.

Хотите больше новостей? Facebook. Быстрее всех? Telegram и Twitter. Подписывайтесь!

coinspot.io

Виталик Бутерин: десять вопросов звезде блокчейна

Он родился в Коломне, вырос в Канаде, а теперь живет в Сингапуре. У него нет высшего образования. На основе блокчейн-платформы Ethereum, идея которой пришла ему в 19 лет, выпущена криптовалюта «эфир» – вторая в мире по популярности и капитализации после биткоина. Но в отличие от мифического создателя биткоина Сатоши Накамото, которого никто никогда не видел, он колесит по миру, выступая с лекциями о блокчейне. В июне 2017 года журнал Fortune поставил его на десятое место в рейтинге самых влиятельных людей мира, которым еще не исполнилось сорока. На первом месте ­ Эмманюэль Макрон, на втором – Марк Цукерберг.

Виталику Бутерину (так он представляется) сейчас 23. У него двойное гражданство, и на родине он в последнее время бывает довольно часто. На Петербургском международном экономическом форуме-2017 он рассказывал о блокчейне лично Владимиру Путину. Редактор Executive.ru побывал на встрече со звездой программирования, которая в конце августа 2017 года состоялась в Инновационном центре «Сколково». Самые интересные факты об Ethereum и высказывания Виталика Бутерина – в нашей подборке.

1. Как и чему учился Виталик?

Виталик – айтишник во втором поколении. Дмитрий Бутерин, отец создателя Ethereum (или «Эфириум» в русской транскрипции), занимается IT-бизнесом с 1990-х годов. Двадцать лет назад одним из его партнеров был Владислав Мартынов – основатель компании Yota Devices, выпустившей первый российской смартфон YotaPhone. Ныне Мартынов входит в наблюдательный совет Ethereum Foundation, представляя его интересы в России и участвуя вместе с Бутериным-младшим во всех важных встречах. В Сколково Мартынов вспомнил забавный факт: в шесть лет основатель Ethereum знал наизусть 20 цифр числа π после запятой. «Ну, и что? Сейчас знаю сто. Кто-то учил стихи Пушкина, а я число π», – иронично бросил Виталик.

В школу будущий виртуоз блокчейна пошел в Канаде, куда переехал вместе с родителями. Любимым его предметом была математика. Но для развития в этом направлении публичная канадская школа дала немного. В пятом классе мама нашла Виталику частного учителя математики, у которого он занимался в течение шести лет раз в неделю.

В десять лет папа подарил несколько книжек по программированию, и Виталик увлекся написанием макросов в Excel. В 12 лет сам себе сделал компьютерную игру, потом еще, и еще. О биткоине впервые услышал в 2011 году, и тоже от отца.

«Я сначала решил, что это не интересно: это просто виртуальные цифры, которые не имеют никакой стоимости, – вспоминает Виталик. – Но через месяц я увидел информацию о биткоине в интернете. Интернету я доверял. Я пошел на биткоин-форум, чтобы посмотреть, что люди там делают, и решил сам несколько биткоинов заработать. На одном из форумов я нашел человека, у которого был блог про биткоин, и он был готов мне платить по пять биткоинов за статью для его блога. Отсюда все и пошло. Так я заработал первые 20 биткоинов и потратил 8,5 биткоинов на футболку. Тогда это было $15. Теперь – около $30 тыс.».

После школы Виталик поступил в один из университетов Торонто. Но проучился в нем всего восемь месяцев. Теперь налегает на самообразование, активно учит китайский язык.

2. Как появился Ethereum?

Увлекшись блокчейном, Виталик два года писал про биткоин. В сентябре 2011 году вместе с румыном Михаем Алиси он основал печатный Bitcoin Magazine, для которого подготовил свыше 400 статей. И постепенно стал программировать все больше связанных с биткоином проектов. На первом курсе университета журнал и программирование занимали уже 30 часов в неделю.

«Поэтому я покинул университет, чтобы заниматься биткоином фул-тайм. Потом решил посмотреть, кто, какие блокчейн-проекты делает. Побывал в США, в Испании, в Италии, в Амстердаме. Самое сильное блокчейн-сообщество было в то время в Израиле. Там были люди, которые поняли, что блокчейн можно использовать не только для криптовалюты, но и для многих других применений: для разных ассетов, финансовых контрактов, краундфандинга.

В Израиле уже были два проекта, которые занимались блокчейном для других применений. И я для них работал три недели. Но потом понял: их путь ограниченный, и начал обдумывать свою идею. В середине ноября 2013 года я выпустил первую white paper («белую книгу» с описанием бизнес-идеи – Executive.ru). Послал ее по «мылу» своим нескольким друзьям, они переслали своим друзьям. И с этого начался проект».

Виталий Бутерин предложил альтернативу Bitcoin – универсальную блокчейн платформу, которую можно использовать для запуска онлайн-сервисов в любых сферах. Команда единомышленников – примерно 20 человек, изъявивших желание участвовать в программировании и запуске смелой технологии – собралась за две недели. Хотя даже самому ее автору вначале казалось, что реализовать на практике новый подход невозможно:

«У меня возник вопрос. Вот есть очень крутая идея. Но пока никто эту идею не сделал. Почему? Должна быть причина, по которой эта идея сломалась. Я так думал месяц или два. И только после того, как я поговорил с умными математиками, с настоящими криптографами, я понял, как это сработает».

Платформа Ethereum была запущена 30 июля 2015 года.

3. Что блокчейн меняет в технологиях и в жизни?

Блокчейн – это цепочка блоков с записями об информации. Доступ к ним может получить через интернет любой человек в любой точке мира, но при условии, если у него есть закрытый ключ, созданный по криптографическому алгоритму. Если в блокчейне записана информация о финансовых ценностях, то, предоставляя контрагенту свой секретный ключ, мы фактически передаем ему денежную сумму, которая хранится в соответствующем разделе цепочки блоков. Так можно переводить деньги, минуя банки. Кроме того, цепочку блоков никто не может изменить без соответствующих ключей. А это позволяет быстрее и точнее выполнять другие банковские функции – проверку подлинности личности и последующую регистрацию сделок.

Блокчейн устраняет посредников в оказании финансовых услуг и повышает их эффективность. Платформа Bitcoin впервые стала использовать эту технологию как альтернативу традиционному банкингу. Платформа Ethereum выводит ее за пределы финансовой сферы. Она проверяет не только учетные записи и балансы кошельков, но и так называемые «состояния». Благодаря этому пользователи интернета получают возможность без посредников составлять так называемые умные контракты – то есть программировать алгоритмы, включающие в себя условия, которые договаривающиеся стороны должны выполнить, чтобы произвести в интеллектуальной системе определенное действие. И не обязательно финансового характера.

Например, врач или больной диабетом, могут передать свой закрытый ключ медицинскому устройству, контролирующему уровень сахара в крови. Тогда это устройство сможет автоматически принимать решение о том, что пациенту необходимо сделать укол инсулина для поддержания нормального уровня сахара. И таких применений блокчейна только в области интернета вещей (IoT) может быть огромное множество.

Являясь открытой платформой (open source), Ethereum значительно упрощает внедрение блокчейна. На основе этой технологии создано уже более 200 приложений. Ей заинтересовались международные компании и правительства целого ряда государств. Около 150 крупных компаний, среди которы такие гиганты, как IBM, Mocrosoft, Sysco, Samsung, GP Morgan объединились в Enterprise Ethereum Alliance – технологическое сообщество, которое работает над создание и тестированием сервисов, использующих блокчейн. Примеры от Виталика Бутерина:

«Первый большой IoT-проект на блокчейне начала компания IBM. Она выбрала платформу Ethereum. В сентябре 2014 года мы узнали об этом. И начали с этой командой поддерживать отношения».

«Приложения на Ethereum решают разные задачи. Есть много финансовых применений: криповалюты, децентралиpованные p2p-контракты, страховки. Еще нефинансовые – DNS, системы для управления идентификацией и цепями поставок. Логистики много. Игр немало. Разные ассеты многие хотят выпускать».

«Есть несколько самых продвинутых государств. Одно английское. Bank of England уже выпустил несколько white paper, которые говорят о возможности применения блокчейн -технологий. Они даже сделали внутренний тест для «эфира» как государственной криптовалюты. В Сингапуре дальше других продвинулись. Они тоже свои тесты и исследования делали. В России в Центробанке и больших банках немало времени над этим думают. Эстония тоже продвинута».

«Для меня почему криптоэкономика интересна – потому, что она создает систему, где вся связано с криптографией и экономической инициативой. И это значит, что человек может доверять системе и верить в то, что система будет поддерживать свои гарантии, не зависимо от того, что он думает о других людях, участвующих в системе в какое-то время».

4. Где Бутерин нашел деньги на свой стратап?

В июле 2014 года юный программист получил грант на $100 тыс. от основателя PayPal Питера Тиля, который в рамках программы Thiel Fellowship поощряет молодых людей, бросивших университет или отказавшихся от учебы ради своего любимого дела. В этом же месяце в Швейцарии была основана Ethereum Foundation – некоммерческая организация, развивающая блокчейн-платформу. Во второй половине 2014 года она начала сбор средств через краудфандинг. От людей, которые поверили в проект, за 42 дня публичного предложения было получено 31 591 биткоинов, что на тот момент было эквивалентно $18 439 086. А биткоины в свою очередь были обменены на 60 102 216 единиц «эфира».

«Сначала мы использовали деньги, которые заработал крауд-фонд, – рассказывает основатель проекта. – Потом у Ethereum Foundation было [еще] 6 млн единиц эфира, [выпущенных благодаря новым ICO]. И из них 3 млн мы выдали как награду программистам, которые помогли с разработкой в ранний период. Оставшиеся 3 млн «эфира» мы используем до сих пор».

В одном из постов, размещенных в интернете в мае 2017 года, Виталий Бутерин сообщил, что целью последнего раунда ICO было создать проекту такой запас финансовой прочности, чтобы он мог продолжать развиваться четыре года даже, если курс «эфира» вдруг упадет до нуля. Если считать в долларах – то запас в евро, швейцарских франках, биткоинах и «эфире» составляет 13-15 млн. При этом ежемесячные расходы команды – $250-300 тыс.

5. Почему Ethereum разрабатывает некоммерческая организация?

В проекте участвуют программисты примерно из десяти стран. Около 40 человек посвящают ему все свое время, работая за зарплату. И есть волонтеры. Офисы организации расположены в Швейцарии, Германии, Сингапуре. Но коммерческой структуры с единым центром управления нет. Такой подход отражает философию и сверхзадачу проекта – создание децентрализованного мирового компьютера и развитие глобального Ethereum-сообщества.

«Сначала в Ethereum-команде было много людей, которые хотели сделать коммерческую организацию. Если бы мы так поступили, то, может быть, у каждого и у меня было бы сейчас больше миллиарда долларов в акциях. Но мы в конце концов решили не идти по такому пути. Мы решили сделать открытый блокчейн, нейтральную платформу для всего мира. А если ее сделать компанией, ориентированной на большую прибыль, то такого хорошего эффекта не будет».

«Мы делаем такой вид инфраструктуры, которую любой человек может использовать. Не важно, какой у него возраст, богатый он или бедный, есть ли у него связи с Путиным. Это есть одна из вещей, которая сильно меня мотивирует».

6. Какие взлеты и падения пережил «эфир»?

Вера инвесторов будущее блокчейна и ажиотаж вокруг криптовалют толкает их рыночную стоимость вверх. Но курс колеблется вместе с верой. К 1 сентября 2017 года – после анонсирования скорого перевода Ethereum на более совершенный протокол Metropolis – капитализация «эфира» достигла $37 млрд. Однако затем Народный банк Китая – одного из главных центров «добычи» криптовалюты – запретил компаниям страны ее выпускать и предупредил, что вообще закроет торговлю. В итоге за последующие две недели «эфир» скатился со своего пика до $22,5 млрд. И это не единственный кризис в его короткой истории.

В июне 2016 года произошла хакерская атака на инвестфонд Decentralized Autonomous Organization (DAO), использующий механизм смарт-контрактов. Разработчики из компании Slock.it и основной команды Ethereum впервые в истории создали краудфандинговый фонд, который базируется на облачном коде, не является юридическим лицом и использует криптовалюту. При этом решение об инвестировании в тот или иной проект участники фонда принимают на основе голосования, которое проходит автоматически: Менеджмент организации не может влиять на эти процессы. Фонд открылся в мае. Инвесторы внесли в умный контракт DAO «эфир». Но в коде системы оказалась ошибка, которой воспользовался неизвестный хакер. В течение нескольких часов он перевел в свой адрес огромные средства. Курс «эфира» сразу упал на 20%.

Спасло ситуацию то, что деньги из DAO можно было вывести только через 35 дней. За это время Ethereum-сообщество нашло решение проблемы. Но все же не без потерь.

«Теоретически под угрозой оказалось больше, чем 10 млн «эфира», что в то время было больше, чем $100 млн, – вспоминает Виталик Бутерин. – В конце концов стало ясно, что единственное решение – делать hack fork, то есть изменение протокола: в какой-то момент деньги из этого умного контракта убрать и передвинуть в другой умный контракт, который будет всем возвращать свои деньги. Где-то 80% коммьюнити поддерживало hack fork, и мы сделали это. А люди, не поддержавшие эту идею, код, который имплементирует hack fork не инсталлировали. И в этот момент бокчейн разбился на два блокчейна. Появился блокчейн который поддерживает большинство, и тот, который работает по старым правилам. Хакер несколько миллионов «эфира» все-таки получил. И теперь есть две криптовалюты: одна называется «эфир», другая «эфир классик». И у последней капитализация примерно 4% от капитализации «эфира».

Другой раз валюту Ethereum тряхнуло июня 2017 года, когда на одном из интернет-форумов появилось сообщение, что основатель платформы разбился на автомобиле. Чтобы положить конец слухам о своей смерти, Виталик Бутерин, опубликовал в социальных сетях свою фотографию с последней на тот момент транзакцией в сети Ethereum и соответствующим номером блока.

«Мне было весело», – вспомнил гений программирования про эту историю на встрече в Сколково. Но, очевидно, что централизация внимания на личности создателя децентрализованной платформы – уязвимое место проекта. Что он сам думает по этому поводу?

«Это сможет отойти через какое-то время. Самое главное то, что та часть Ethereum-коммьюнити, которая занимается разработкой протокола, растет и будет продолжать расти. Еще несколько лет назад было всего трое людей, которые работали над Рroof-of-Stake и масштабированием (технологиями, которое должны понизить стоимость и повысить масштабы применения Ethereum – Executive.ru). И, понятно, что у меня роль была больше. Но сейчас у нас команда начинает расти. И скоро, я думаю, дойдет до такого этапа, когда, даже если я из мира пропаду, люди смогут сами из Рroof-of-Stake до шардинга дойти. Когда все будет идти стабильно – понятно, что меня будет нужно все меньше и меньше».

7. Есть ли польза от ICО?

«Программное обеспечение open source – это вещь очень полезная, оно помогает многим людям. Но каждому человеку в отдельности – только чуть-чуть. Это значит, что у каждого отдельного человека не хватает денег, чтобы помочь в развитии такому проекту. ICO (Initial Coin Offering, первичное предложение монет, выпуск и продажа технологической компанией своей криптовалюты с цель получения инвестиций – Executive.ru) хорошо, потому что теперь есть хотя бы одна категория open source softwar, которую можно монетизировать. Но, с другой стороны, есть много проектов, которые делают ICO, и на самом деле к ICO они не имеют отношения».

«Есть несколько фильтров. Первый фильтр: «Если ваша команда – жулики, пожалуйста, не делайте ICO». Второй совет: проект должен иметь настоящую роль для токена (новой разновидности криптовалюты – Executive.ru). Что это значит? Если есть проект, и он будет так же хорошо работать, используя «эфир» вместо токена, значит, в токене нет пользы. Простой пример. Есть проекты, которые делают децентрализованный твиттер. И они хотя проводить ICO. Для чего? Чтобы выпустить свою монету. Зачем монета? Чтобы человек, делая лайк, давал одну единицу этой монеты другому человеку. Децентрализованный твиттер – возможно, идея хорошая. Но на самом деле использовать в такой системе «эфир» –то же самое, что использовать свою монету. Зачем тогда эту монету делать?»

«Когда инвесторы, которые дали деньги, столкнутся с тем, что компания не сделала продукт или сделала продукт, но не зарабатывает деньги – будет большое количество провальных ICО. И будет большой флер негатива вокруг этой технологии. А это плохо. Это будет сдерживать развитие прогрессивной технологи».

8. Нужно ли делать государственную криптовалюту?

Ближе всех к созданию национальной криптовалюты подошла Эстония, где действует государственная программа e-Residency, предлагающая предпринимателям из других стран в течение дня зарегистрировать эстонскую компанию путем цифровой идентификации через интернет. В августе 2017 года руководители программы предложили правительству провести первичное размещение токенов, которыми могли бы свободно расплачиваться онлайн-резиденты. Уже придумано название для государственной криптовалюты – «эсткойн». Виталик Бутерин так оценивает эту инициативу:

«Тут надо учитывать экономику системы. Чтобы ICO имело ценность, экономика системы должна иметь свою логику и хорошо работать, не зависимо от того использует она блокчейн и ICO или нет. Эстония, например, хочет открыть фонд [для инвестиций в IT-бизнес]. Такой фонд – вполне нормальная политическая идея: у Норвергии есть, у Сингапура есть. Нормальная концепция. Если они хотят сделать [фонд] в формате ICO, чтобы лучше интегрироваться с блокчейн-экосистемой – это нормально. Берется хорошая идея – и добавляется более хорошая интеграция с другими хорошими идеями.

9. Есть ли будущее у кредитов в криптовалюте?

«Брать в долг в криптовалюте – это очень опасная вещь в связи с волатильностью криптовалюты. Если бы я пять лет назад пообещал человеку, что отдам ему 1000 биткоинов, мне бы сейчас было сложно».

10. Как быстро распространится блокчейн?

«Очень многое будет зависеть от индустрии. В некоторых индустриях через пять лет – точно».

www.e-xecutive.ru

«Путин знает, что такое блокчейн — это и есть хайп»: ruh666

1. Как я заинтересовался блокчейном? В какой-то момент я понял, что это очень интересная технология, крутая математика, потом осознал, что за этим стоит еще и серьезная идея, система прозрачности. Сообщество нескольких тысяч людей вместе сделало свою финансовую систему. Мне близка эта идея. Мне нравится строить то, что никто раньше не строил.

2. Создание Ethereum было не вопросом денег, это была миссия, идея, за которой хочется идти.

3. В 2011 году я узнал про биткоин, через полгода стал сооснователем биткоин-журнала [Bitcoin Magazine — прим. Rusbase], через 2 года учился в университете [университет Уотерлу, Канада — прим. Rusbase] и тратил 30 часов в неделю на задачи программирования, связанные с биткоином. Потом бросил учебу, путешествовал, смотрел, как блокчейн-проекты развиваются в разных странах мира. В Израиле, США, Европе…

4. Идея создать Ethereum пришла не сразу. Сначала я пытался продвинуть ее в проекте, на который работал. Но мне сказали, что нужен год на реализацию. Тогда я уволился. Помню, как гулял по Сан-Франциско, размышлял, а потом взял и написал white paper, отправил своим друзьям, а они своим. Так все началось.

Про майнинг

5. Роль майнинга будет снижаться и снижаться. Это направление не очень перспективное.

6. Майнинг как бизнес… Это когда у тебя есть свой источник энергии или субсидии, когда очень низкая стоимость самой энергии. Тогда это выгодно. Но, вообще, двигаться лучше в апликейшен, а не к спекуляциям.

7. Если хочешь вложить деньги, лучше вложи в R&D [исследование и разработка — прим. Rusbase].

Про перспективы блокчейна

8. Первая большая и перспективная область развития блокчейна — финансовая. Это и криптовалюта, и смарт-контракты, и госреестры. Например, сейчас, чтобы продать дом, нужно несколько недель, а это может занимать всего 3 минуты.

9. Кроме финансового направления, я бы назвал перспективными следующие направления: интернет-безопасность; логистика; все, что связано с identity; более дорогое, но надёжное место для хранения информации.

10. Преимущество блокчейна в том, что внутри сети очень много данных, которые можно использовать внутри других применений. Самый простой пример — умный контракт, который позволяет понизить нужду для всех видов страховки.

Про ICO

11. Проблема ICO в том, что человек делает что-то полезное для очень малого [числа людей]. Все увидели, что вот есть такая одна категория open source software, где деньги зарабатывать просто. И у программистов появился выбор: продолжать работать в подвале или купить Lamborghini.

12. Сейчас слишком много проектов, где нет никакой пользы от токена, а люди просто хотят заработать много денег.

13. Концепция ICO слишком централизована. Проблема в том, что люди оценивают идею, а не команду. Инвесторы вкладывают деньги в идею, но нет гарантии, что с ней справится команда. Я думаю, нужно следить за этим, и только в случае успеха продолжать финансирование. Да и, вообще, правильнее было бы инвестировать именно в идею, а не в конкретную команду. А за эту идею и инвестиции должно бороться несколько команд.

14. В какой-то момент рынок поймет, что многие токены не имеют никакой ценности.

15. Токинг должен быть наполнен смыслом. Большое количество ICO сегодня не имеют никакого обеспечения и будут провальными.

Про перспективы криптовалюты

16. Мне кажется, на 100% криптовалюта не заменит деньги, но через 20-40 лет будет очень много разных валют, которые будут использоваться вместе.

17. Валют будет все больше и больше. Появятся валюты отдельных городов, валюту будут выпускать и большие компании, что-то такое я уже слышал про Burger King.

18. Через 50 лет у человека будет кошелек, в котором будут лежать более 15 видов валют, и каждой из них можно будет расплачиваться.

Про безопасность блокчейна

19. Сейчас есть некий парадокс. Цель блокчейна — безопасность. Но блокчейн — новая технология, поэтому пока с безопасностью проблемы.

20. Сейчас блокчейн можно спокойно использовать там, где никто не пострадает, если блокчейн сломается.

Про Россию

21. Привлечение инвестиций на блокчейне — очень интересная тема для России, особенно в условиях санкций.

22. Качество ИТ-специалистов в России высокое, но вот количество недостаточное.

23. Ни в одной большой стране мира нет такого желания внедрять технологии. В России куда ни придёшь — все обсуждают блокчейн, всем это интересно. От высших чиновников до мелких предпринимателей.

24. Блокчейну в России нужны маленькие успешные проекты, чтобы зарекомендовать себя.

Про мир

25. Блокчейн — только одна часть большого тренда. Мир становится все более цифровым. Через 50 лет у людей будет больше друзей в другой стране, чем в своей.

26. Юго-Восточная Азия очень технологична, но интерес к блокчейну там ниже, чем здесь. Хотя люди на улицах продают апельсины через QR-код.

Красивый финал

27. Полноценной стабильности крипты не будет никогда. Но уровень волатильности будет снижаться по мере того, как будут появляться успешные стартапы на блокчейне, и по мере того, как будет расти объем денег, которые крутятся в крипте. Это произойдет через год-два.

28. Блокчейн-индустрия сейчас находится на третьем этапе. Что это?

  • Первым этапом было несколько хакеров-анархистов, которые интересовались темой.
  • Вторым этапом стал мейнстрим. Путин знает, что такое блокчейн — это и есть хайп.
  • Третий этап — это путь от хайпа до настоящих результатов.Люди знают, что блокчейн — интересная идея. Знают, для чего это использовать, уже даже есть тесты. Но пока нет применения в большом масштабе.
Некоторые высказывания приведены не дословно, но с сохранением смысла. А вот полная версия открытого разговора.

ruh666.livejournal.com

Виталик Бутерин: в России блокчейн интересует не только Путина

В России технологией распределенного реестра интересуется не только президент страны, но и многие представители правительства. Об этом заявил сооснователь платформы Ethereum Виталик Бутерин во время выступления на Всероссийской конференции «Блокчейн: новая нефть России» в казанском Иннополисе.

“Как все здесь видели этим утром, это не один человек, а много людей на разных уровнях российского правительства открыты и к идее блокчейна, и к идее криптовалюты. Конечно, тот факт, что у нас была встреча с Путиным, думаю, этому сильно помогла, но до этого были встречи со многими другими людьми, и будут еще встречи”, — отметил создатель Ethereum.

Также Бутерин подчеркнул, что развитие блокчейна должно стать приоритетом в России.

“Я был в России уже три раза и увидел, что намного больше людей понимают, чтобы дойти до следующего этапа развития страны, нужно пойти в направлении цифровой экономики. Сегодняшняя нефть — ее цена опять идет вниз, люди думают о новых видах энергии, но в этом нет большого будущего. Я думаю, что экономика ХXI века в основном будет цифровой, где нефтью будет информация. И одна из самых интересных технологий цифровой экономики — это блокчейн”, — отметил он.

Идею активного внедрения технологии распределенного реестра в государственное управление и финансовый сектор поддержал председатель правления ВЭБ Сергей Горьков.

“Если нефть была трендом последних 50 лет, то блокчейн становится хайпом. Важно, что Россия в послании президента и в программе правительства зафиксировала этот хайп, и этот хайп очень важен. Поэтому я предлагаю хайпануть по-взрослому и продвинуть блокчейн”.

Президент Республики Татарстан Рустам Минниханов пообещал оказывать всестороннее содействие внедрению блокчейна в сферу госуправления, хотя и признался, что не очень хорошо разбирается в современных технологиях.

“Многие вещи, которые вы говорите, нам еще не совсем понятны, но мы чувствуем, что это что-то полезное. Когда человеку знаний не хватает, у него должно быть обостренное чувство интуиции. Без цифровой экономики и блокчейна быть конкурентными сложно. Мы понимаем, что эта система есть, она работает, но ее надо воплотить, и Татарстан много таких проектов реализует. С нашей стороны будет оказана полная поддержка, а вы должны свои идеи предлагать, и мы вместе будем их воплощать”, — сказал Минниханов.

Напомним, в ходе своего визита в Казань Виталик Бутерин не только отобрал лучшие разработки на хакатоне, но также посетил завод по производству кабеля и купил чак-чак за Ethereum в местном ресторане.

Подписывайтесь на новости ForkLog в VK!

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Подписаться на новости Forklog

forklog.com

Цитаты блокчейн гения Виталика Бутерина

Основатель популярной криптовалюты Ethereum Виталик Бутерин является одним из немногих экспертов в блокчейне. Читайте подборку любопытных цитат Бутерина.

1. Говорить с людьми, включая власти, — это полезно.Чем лучше они технологию понимают, тем больше будет возможности с ними сотрудничать. Это гарантия того, что они не будут видеть в технологии врага.

2. В будущем, когда блокчейн будет использоваться повсеместно, роль государства поменяется — так же, как и других посредников. Они, скорее всего, будут формировать правила игры, но будет программный код, который будет следить за выполнением правил.И вмешательство человека, например, чиновника, будет минимизировано.

3. Блокчейн — это децентрализованный проект, и всем он пришелся по душе. Я думаю, что одна из причин принятия блокчейна заключается в том, что это социальная революция, завернутая в нечто умозрительное, что может сделать людей богатыми.

4. ICO как модель имеет ряд огромных преимуществ. Например, через ICO мы можем с самого начала демократизировать участие в проектах. ICO — идеальный способ дать каждому возможность внести свой вклад в развитие проекта на самых ранних этапах. Но нам определенно нужно много работать, чтобы улучшить эту модель. Иногда очень сложно идентифицировать мошенничество в этой области.

5. Концепция с умными контрактами такая сложна, что понимание, как сделать их безопаснее, приходит только с опытом. Нам остается ждать и позволять людям делать проекты, которые иногда взрываются. Как машины и самолеты со временем становились все безопаснее, так и мы с опытом поймем, как делать умные контракты с допустимым уровнем риска.

6. У малого бизнеса даже больше возможностей использования блокчейн, чем у крупного. Потому что чем умнее технология, тем сильнее она снижает барьеры для того, чтобы люди друг другу доверяли, могли вместе строить какой-то бизнес, организовывать контакты, обмениваться информацией.

7. Потенциально блокчейн может освободить талантливых людей от посредников: снизит зависимость авторов от продюсеров, стартапов — от венчурных капиталистов. Денежные переводы уже стали дешевле, проще и быстрее, а в будущем на блокчейне можно провести самые справедливые выборы, где будет учтен каждый голос.

8. Мы находимся в «пузыре». Стоимость всех криптовалют растёт, и у людей возникает ощущение, что так будет всегда. Многие проекты привлекают больше денег, чем они смогли бы привлечь на обычном венчурном рынке. Иногда необходимость и полезность проекта не совпадают с его возможностью собирать деньги. Кроме того, рынок по-прежнему молод, и люди до сих пор не знают, как отличить проекты, которые будут существовать в долгосрочной перспективе. Я, например, не участвую в большинстве ICO, поскольку считаю, что они переоценены.

9. Российское криптосообщество от других стран отличается своей масштабностью. В России существует много проектов, программистов, банков и даже государственных органов, использующих или тестирующих криптовалюты. Есть все перспективы полагать, что российское криптосообщество займет лидирующую позицию в мире.

10. Пока что ни с кем выше Путина я не встречался. Президент знает про блокчейн, по-моему, это самый пик хайпа.

Будущее за криптовалютой Виталик Бутерин Создатель Ethereum 2017

Как зарабатывать на Биткоинах

coin-bit.ru